Александр Самарин: «Для меня эта бронза с золотым отливом»

Фигурист Александр Самарин стал бронзовым призером этапа Гран-при в Канаде. После соревнований спортсмен рассказал о том, что значит для него эта медаль, и с каким настроем будет готовиться к следующим стартам.

— Саша, поздравляю, дебютный этап Гран-при и сразу бронзовая медаль. После короткой программы ты сказал, что это стало неожиданностью для тебя. Что сейчас об этом думаешь?

— Это было не совсем неожиданно. Маленькая надежда все же была, но я здраво оценивал всех участников, ребят, с которыми предстояло соревноваться. Очень рад, что все так удачно сложилось для меня – бронзовый дебют. Хотел бы поблагодарить своего тренера Светлану Владимировну (Соколовскую – прим.), хореографа Ирину Анваровну (Тагаеву –прим.), всех, всех, кто помогает мне работать над скольжением, программами, еще какими-то нюансами. Всем огромное спасибо, потому что результат моего дебюта в Канаде о многом говорит.

Но впереди предстоит еще многое исправить, продолжать работать над второй оценкой, потому что если бы мне удалось откататься так же, как я катаюсь на тренировках, то, несмотря на то, что я дебютант, можно было бы конкурировать и за второе место.

— Что мешает тебе на соревнованиях кататься так, как на тренировках?

— Пока не хватает запаса опыта. Поскольку сейчас я выхожу на другой уровень, то для меня все становится в новинку. Это уже не юниорский уровень, здесь другое отношение ко многим вещам, и хочется показывать только лучшие результаты. Но из-за того, что присутствует небольшой груз ответственности, я не могу пока делать на соревнованиях все так же, как на тренировках. Но со временем это уйдет, оно уже уходит, становится лучше по сравнению с прошлыми сезонами. Я думаю, что прогресс виден.

— Это твой первый взрослый Гран-при. Как тебя понравилась атмосфера, как ты себя чувствовал на старте?

— Атмосфера очень классная. Даже то, что находишься в раздевалке с ребятами, за которыми раньше следил по телевизору, а теперь ты с ними на льду, дает определенные эмоции. Ты тянешься за ними, стараешься не отставать, и это подстегивает на улучшение катания, на улучшение результатов.

Но сам старт в Канаде, если честно, дался тяжело. Перелет сутки и даже больше. Акклиматизация. В этом плане было тяжеловато. Но я рад, что все сложилось хорошо. В нужный момент мне удалось совладать с собой, собрать все силы и сделать то, что должен был.

— Ты действительно сделал все, что мог. Это здорово. Но ты сказал, что в Канаде катался на льду с сильными спортсменами — Шома Уно, Джейсон Браун, Патрик Чан… Кто из них тебе больше нравится?

— У них абсолютно разный стиль катания. Такого стиля как у Патрика, нет ни у кого. Как по мне, так стиль Уно напоминает стиль Такахаши. И сравнивать всех этих спортсменов, на мой взгляд, глупо. Они все мастера. Для меня большая честь с ними кататься. И хорошо кататься. Не знаю, кому-то, возможно, тяжелее выступать, когда рядом именитые спортсмены. Но мне было спокойно. И это спокойствие мне помогло.

— Ты наблюдал за тем, что они делали на тренировках, что-то отметил для себя?

— Я видел их тренировки только в первый день, когда катался в своей группе, а я был в первой. Тогда и была возможность понаблюдать за ними, потому что ребята катались в другой группе. После короткой программы я оказался с ними на льду, и все остальные тренировки иногда я замечал, кто рядом со мной, но в основном был настроен на свою работу, не разбрасывал внимание, а концентрировался на тех задачах, которые были поставлены на этот старт.

— Это олимпийский сезон, и между российскими одиночниками идет борьба за путевки на Олимпиаду. Как ты считаешь, серебро чемпионата России, бронза этапа Гран-при тебе помогут?

— Бронза канадского этапа придаст мне уверенности в том, что я могу делать, выполнять свои задачи. Для меня эта бронза с золотым отливом. И меня, как дебютанта, эта медаль очень воодушевляет. Хочется работать еще больше. Но борьба на чемпионате России будет нешуточная. И там уже неважно, где ты что-то занимал. На чемпионате России все будет зависеть от тебя самого.

— Вчера на пресс-конференции ты рассказывал, что у тебя была травма ноги, из-за чего 4 месяца не катался. Когда приступил к тренировкам?

— За неделю до контрольных прокатов. В Сочи у меня были первые прокаты новых программ. Потом мы поехали в Братиславу, и результат там получился не самый положительный, потому что времени все равно было недостаточно. Сейчас я катаюсь больше двух месяцев – два с половиной, и за это время уже можно было что-то сделать, чуть-чуть привести себя в кондиции, вернуть то, что было утрачено из-за травмы, в том числе и четверной лутц. Я думаю, что будь у меня больше времени, мог бы выступить еще лучше.

— В Йошкар-Оле ты в первый раз выехал четверной лутц. В Канаде сделал его впервые на международном старте. Ты уже перешагнул определенный барьер в отношении этого прыжка?

— Барьер с лутцом я перешагнул в Йошкар-Оле, когда его приземлил. На старте в Канаде в первый раз сделал его на плюсы в произвольной программе. Лутц получился неплохой. И с каждым разом у меня прибавляется уверенности на этом элементе, как с четверным тулупом. Сейчас к тулупу в четыре оборота я более спокойно отношусь, он не является для меня чем-то запредельным. Лутц пока – да. Я не до конца его доработал. Но определенный рубеж я уже прошел, осталось уверенного выполнять этот прыжок на соревнованиях.

— Пока ты залечивал травму, то мог представить, что станешь третьим на дебютном этапе Гран-при?

— Представить не мог, потому что в тот момент у меня были смешанные чувства. Хочешь кататься, работаешь в зале, но выйти на лед не можешь. Все попытки, которые были, заканчивались через несколько дней. Это очень сильно подкашивает. Но когда я уже вышел на лед за неделю до контрольных прокатов и за эти дни восстановил четверной тулуп, то начала возвращаться уверенность. И все те силы, которые сохранил, не катаясь на льду, я вложил в работу, чтобы подготовиться к главным стартам сезона.

— А что явилось причиной травмы?

— Поначалу все шло хорошо. Я был в отпуске, потом служил в спортроте. Поехал на сбор в Италию с новыми ботинками, сделанными по ноге. Через пару тренировок нога стала припухать, и я не смог кататься. Мы думали, что проблема в ботинках. Поменяли. Но я почувствовал, что боли не проходят, и мы поняли, что проблема с правой ногой. На протяжении трех месяцев я лечился с переменным успехом. Становилось то лучше, то возвращалось прежнее состояние. Диагнозы назывались разные, то толком никто не определил, что это было. Сейчас, тьфу, тьфу, все нормализовалось.

— Расскажи, пожалуйста, о выборе программ?

— Выбирали все вместе. На короткую были другие варианты музыки, но мы решили попробовать что-то новое – классическое, но в обработке. Поэтому этот образ, который я катаю, новый для меня. Плюс в том, что когда я слышу первые аккорды, это меня успокаивает. Я чувствую, что могу ехать уверенно, не гоняясь за музыкой. Я считаю, с этой программой мы попали в точку.

А музыку для произвольной предложил Петр Чернышев. Музыка необычная – «Дом Восходящего Солнца». Такой обработки я до этого не слышал. Три части произвольной программы гармонично легли вместе: начало, которое внушает внутреннюю уверенность, средняя часть – спокойная, невероятно красивая, по крайней мере, для моего слуха, и третья – мощная, на разрыв аорты.

— В какой степени эта музыка отражает твой характер?

— Мне нравится. Мне нравится то, что я катаю — программы, образы. Осталось до конца теперь все это передать зрителям.

— Следующий этап Гран-при у тебя во Франции, над чем будешь работать, с каким настроем?

— Настрой от старта к старту не меняется. Он как был боевым, так и остается. Сейчас немного поменяем работу, сосредоточимся на второй оценке. Поработаем над связками, переходами и усложним программу.

— То есть?

— Усложним в плане связок, переходов, доработаем третий каскад, который я не сделал, исправим нюансы с тройным акселем. Не знаю, в первый раз такое, чтобы я в обеих программах получил галку на акселе. Это странно и непонятно, что я сделал не так. Поэтому все внимательно рассмотрим и будем исправлять.

— Кто будет работать с тобой над этим?

— Тренер Светлана Владимировна, хореограф Ирина Анваровна. Думаю, будет приходить Петр Чернышев. С Максимом Завозиным мы работаем над связками. Немного изменим подход в работе, вставим новые связки, чтобы даже на усталости все это смотрелось лучше и выигрышнее.

— Спасибо, Саша.

fsrussia.ru

Поиск

Подписаться

Яндекс.Метрика