«Фигурист старается не падать». Максим Маринин о спорте и стереотипах

Какие слова заставили известного спортсмена встать на коньки в детстве, почему он не любит праздновать свой день рождения и как его сын стал «фигуристом поневоле» – в материале «АиФ-НП».

Артисты одного из самых зрелищных и популярных российских шоу – «Ледниковый период» – посетили Волгоград. Горожане смогли «вживую» увидеть выступления настоящих легенд фигурного катания – Алексея Тихонова, Алексея Ягудина, Татьяны Навки и многих других. Один из участников шоу, Олимпийский чемпион Максим Маринин, вырос и начал свою спортивную карьеру в Волгограде. «АиФ-НП» побеседовал с ним и расспросил, что он помнит о тренировках в родном городе, кем хотел стать в детстве, какое качество поможет фигуристу добиться успеха и есть ли сегодня шанс у детей из провинции вырваться в большой спорт.

Без «километров и секунд»

Анастасия Семенченко, «АиФ-НП»: Максим, Волгоград – ваш родной город, тут вы еще ребенком впервые вышли на лёд. Помните, как это было?

Максим Маринин: Мне всегда нравилось кататься, и я помню свои первые ощущения. Мы с отцом как-то раз пришли во Дворец спорта. Рядом с нами катались дети, а я ползал по льду, хватался за бортики. Отец стоял, смотрел на меня и, думая, что бесполезно тратит время и перспектив у меня вообще никаких, сказал: «Если ты сейчас не поедешь, я отсюда ухожу». И я после этих слов поехал. Это был переломный момент. И вот, как говорится, мальчика «торкнуло», и он до сих пор едет, никак не накатается с 4 лет.

Кстати, Дворец спорта совсем не изменился. Я помню, что где-то в нем я специально сломал кресло, будучи мальчишкой: думал, будет кто-нибудь пробегать и прикольно так зацепится штанами за него, порвет их. Сам же свои штаны там два раза и порвал. На третий раз понял, что в следующий раз это опять буду я, и починил кресло. Это все, конечно, шутки, но воспоминания ностальгические, и чем старше становлюсь, тем их больше.

- Для одних фигурное катание – это чистый спорт, для других – искусство. А чем оно «зацепило» вас?

– Фигурное катание – это определенный образ мышления, творческий. Этот спорт развивает индивидуальность. Каждый тренер пытается вытащить из человека то, что в нем заложено природой, какие-то доминирующие качества. Фигурное катание всегда привлекало меня и потому, что это многогранный вид спорта – можно и прыгать, и кататься, и какие-то сложные акробатические элементы выполнять, есть творческие моменты. Если у тебя не хватает прыгучести, техники, то есть другие «лазейки», чтобы себя проявить. А виды спорта в духе «километры-метры-секунды» мне не нравились. Я неплохо бегал в свое время, меня звали в легкую атлетику, но я не пошел.

- А приходилось ли вам разочаровывались в фигурном катании?

– Да, много раз были мысли бросить его. Всякое бывает, путь-то этот сложный. Но всегда же интересно, чем «фильм закончится», тем более, когда тебя окружают интересные люди.

Любовь к рутине

- Вы когда-нибудь сталкивались со стереотипами о фигурном катании?

– Да. Есть стереотип, похожий на «в балете кладут стекло в пуанты». У нас никто друг другу коньки не точит. Существует еще стереотип, что мы, фигуристы – мальчики в костюмах с рюшами. Актеры в «Ледниковом периоде» первое время придерживались такого мнения. После шоу они поменяли его, начали уважать фигуристов, так как поняли, что им нужно обладать многими навыками: помимо чувства музыки и актерского мастерства, силой, выносливостью и волей.

- На льду случаются и промахи. Что заставляет фигуриста после падения вставать и дальше катать программу?

– Есть определенная профессиональная этика, которой фигуристов учат с детства. Ты не можешь упасть и лежать на льду. Больно тебе или нет, ты должен встать и продолжать кататься. В этом и есть спортивный момент в фигурном катании, какое-то преодоление. Но тот, кто слушает и думает, как правило, не падает. Есть поговорка «Умный боксер в голову не получает». Так же и фигурист – старается не падать.

- Каким главным качеством должен обладать фигурист?

– Он должен полюбить рутину. Фигурное катание – это, конечно, творчество, но оно проявляется тогда, когда ты что-то ставишь, учишь. Талант работает только до определенного момента. Для достижения результата нужно выполнять рутинные действия. И никто не дает тебе гарантий, что ты станешь чемпионом. Но все, кто что-то из себя представлял в мире фигурного катания, никуда потом не пропадает. И это мне всегда нравилось в этом спорте. Всех фигурное катание тем или иным образом кормит.

- Есть ли сегодня у детей, начинающих фигуристов из регионов, шанс пробиться в большой спорт? Насколько это сложно?

– Люди родом из провинциальных городов, как правило, имеют более сильную мотивацию. У меня всегда была мотивация не возвращаться в Волгоград (смеется), потому что, во-первых, я хотел кататься, а во-вторых, просто некуда было возвращаться из-за бытовых условий. Я знал, что у меня есть только одна дорога – вперед, и меня это всегда мотивировало. У людей из маленьких регионов стержень более гибкий, он может гнуться, но редко когда ломается. Это люди, заряженные на результат.

Но проблема в том, что сейчас в жизни все упирается в деньги. Печально, например, что в городе-миллионнике Волгограде всего одна площадка, где обучают фигурному катанию. Это капля в море. И мы имели возможность там выступить благодаря тому, что привезли свой лед. Каток должен быть в каждом районе – тогда у детей, которые придут туда заниматься, будет больше шансов вырваться. Это повысит статус региона на зональных соревнованиях. Конкуренция будет мотивировать на более высокие результаты. Возможно, в таком случае им и не нужно будет куда-то уезжать.

- Что бы вы могли посоветовать родителям, которые хотят, чтобы их дети стали успешными фигуристами?

– Отдавать нужно не с прицелом на результат. Ребенку это должно нравиться. Если ему нравится, то нужно его мотивировать, поощрять. А что из этого получится – время покажет. Основной целью должно быть развитие, а не достижение статуса чемпиона. В его жизни должны быть какие-то кумиры и авторитеты в спорте, но он не должен мечтать стать таким же, как они. Он должен искать себя.

«Всем хочется «перчинки»

- У вас дети каким-нибудь видом спорта занимаются?

– Старший ребенок, сын Артемий, катается. Я с ним занимаюсь два раза в неделю, все остальное время он с другим тренером катается. Но он фигурист по принуждению – если бы он не катался, то тогда бы мы с ним вообще бы не виделись.

Катается он неплохо. Выполнил первый юношеский разряд, все двойные у меня прыгает. Желание есть, но оно появляется, когда есть результаты. Когда человек делает успехи, то он втягивается. Это как азарт, игра – хочется продолжать, есть интерес: «Что я еще могу сделать?» Так и со мной было.

- Кстати, а кем вы хотели стать в детстве?

– Космонавтом. Но когда мама сказала, что там нужно учиться на пятерки, я решил стать сталеваром.

- Часто ли близкие приходят поддержать вас на льду? Не мешает ли это?

– Моя семья имеет возможность видеть меня по телевизору. Сын не так сильно болеет за меня, как дочь Ульяна – она, как девочка, воспринимает все эмоциональнее. Мне приятно, когда моя семья меня поддерживает. Они не только смотрят все мои выступления, но приходят болеть за меня.

- Вы не собираетесь стать тренером?

– Ну, закончу скоро и буду тренером, но по принуждению.

- У вас скоро юбилей – 40 лет. Как будете его отмечать?

– Никак. Я не люблю праздновать день рождения. Он у меня в спортивные годы всегда выпадал на серьезные чемпионаты, было не до праздников. Потом – на дни, когда я был в турах. Я вообще не люблю к себе лишнего внимания.

www.vlg.aif.ru

Поиск

Подписаться

Яндекс.Метрика