Горшков: представить себя на месте Липницкой очень непросто, но она справляется

Президент Федерации фигурного катания на коньках России (ФФККР), олимпийский чемпион в танцах на льду Александр Горшков и генеральный директор организации Александр Коган ответили на вопросы корреспондентов агентства «Р-Спорт» Елены Дьячковой и Анатолия Самохвалова о состоянии дел в виде спорта, предстоящем московском этапе серии Гран-при, а также постарались прояснить ряд проблемных эпизодов, связанных с отечественными фигуристами.

Опасений о срыве ЧЕ-2018 в России нет. Пока

— В пятницу Москва в очередной раз примет этап Гран-при. Какие ожидания?

— Александр Горшков: мы возвращаемся в «Мегаспорт» – это сооружение светлое, современное, вмещает большее количество зрителей (по сравнению с МСА «Лужники») . Арена удобна для спортсменов, поскольку находится в шаговой доступности от отеля, в итоге у нас не будет головной боли, связанной с московскими пробками. Интерес к нашему этапу Гран-при – свидетельство интереса к нашему виду спорта, чему мы очень рады, потому что одна из задач нашей федерации – популяризация вида спорта. Мы хотим привлечь как можно больше детей для занятия фигурным катанием. Вы знаете, что в последнее время существует в этом плане большой дисбаланс – девочек много, мальчиков значительно меньше, в чем мы в шутку виним наших коллег из хоккея.

Этапы Гран-при проводятся в самом начале соревновательного периода, и мы их называем контрольными стартами, потому что у спортсменов появляется возможность обкатать свои новые программы перед зрителями, судьями и помериться силами со своим соперниками. Соревнования отличаются компактностью с точки зрения количества участников и их состава.

— Форму наших спортсменов мы более или менее представляем, за исключением Елены Радионовой, которая пока не показывала произвольную программу нынешнего сезона (на контрольных прокатах в Сочи она выступила лишь в короткой программе). В какой она готовности сейчас?

— Горшков: Что касается Сочи, ее снял с выступлений врач, потому что она была на антибиотиках и риск был бы неоправданным выставлять ее на произвольную, хотя она, наверное, могла бы ее прокатать. Знаете, я хочу оставить интригу, иначе, если заранее все рассказать, будет неинтересно. Это уже будет букмекерство.

— Просто успокойте нас, что с ней все в порядке и произвольная программа готова.

— Александр Коган: Мы надеемся на то, что все наши спортсмены, которые будут выступать, находятся в достаточно хорошей форме и покажут высокие результаты.

— В связи с ожиданиями доклада Ричарда Макларена и рекомендациями Международного олимпийского комитета (МОК) не проводить соревнования на территории России существует ряд проблем. Некоторые бобслеисты выступили против проведения чемпионата мира в Сочи, который состоится в феврале 2017 года. Охотно ли люди собираются приехать в Россию на чемпионат Европы по фигурному катанию 2018 года?

— Горшков: Во-первых, существует уже сформировавшееся мнение, что в нашей стране все международные соревнования проводятся на очень высоком уровне. Если у вас есть возможность побывать на аналогичных соревнованиях за рубежом, то есть, с чем сравнить. У нашей страны, у нашей федерации есть определенный авторитет. Где бы они ни проводились – в Москве или Саранске – все уезжают с самыми яркими впечатлениями. В прошлом году нам впервые предоставили возможность провести этап серии «Челленджер» в Саранске, было много вопросов от наших зарубежных коллег, но когда они туда приехали, то были, мягко говоря, поражены уровнем сооружений, которые есть у нас не только в Москве. Во-вторых, доброжелательное отношение всех служб, которое выражается в качестве организации соревнований. И, конечно, уровень организации, который не допускает никаких сбоев. Едут к нам с удовольствием. До доклада Макларена у всех было мнение, что Олимпийские игры в Сочи были одними из самых лучших. Нет ли никакого влияния на чемпионат Европы? На данный момент, после публикаций первой части доклада комиссии Макларена и рекомендаций МОК, со стороны нашей федерации в отношении соревнований по фигурному катанию опасности нет. И проведение чемпионата Европы пока, на сегодняшний момент, остается в силе. И мы уже начинаем готовиться к нему.

— Коган: Я бы добавил, что и на первом этапе Гран-при в Америке, и на втором в Канаде спортсмены снимались, менялись. На нашем этапе полный состав, ни один спортсмен не снялся. Это говорит об отношении национальных федераций и самих спортсменов на предмет того, готовы они поехать соревноваться в Россию или нет.

— Сомнений в том, что ваши коллеги и сами фигуристы с радостью к нам едут, нет. Но когда на эти вещи влияет серьезная политика, удается ли гнать плохие мысли?

— Горшков: Мы делаем все, чтобы нивелировать со своей стороны политические нюансы. Одна из задач спорта – пропагандировать все правильное и хорошее, при этом доносить правду. Будем продолжать работать в этом направлении.

— Коган: Рекомендация МОК была еще до того, как мы начали проводить даже юниорский Гран-при. Вы знаете, что ни по юниорскому, ни по взрослому Гран-при вопросов не стояло. Не было даже обсуждения как такового о переносе.

— Горшков: Мы не можем быть абсолютно застрахованы от каких-то решений, но будем надеяться на здравый смысл.

— Коган: Здравый смысл должен победить.

Задачу быть в призерах ОИ-2018 в танцах никто не снимал

— Учитывая наш результат на чемпионате мира в танцах на льду (9-е место Виктории Синициной/Никиты Кацалапова и 11-е Александры Степановой/Ивана Букина – прим. «Р-Спорт»), есть ли почва для надежды на призовое место на Олимпийских играх в Пхенчхане?

— Горшков: Танцы на льду – тот вид фигурного катания, где смена лидеров происходит не так неожиданно, как в других видах. Уровень технической сложности в одиночном катании и парном продолжает очень быстро расти. Сделал четверной выброс или четверные прыжки – хорошо, не сделал – извините… В танцах все сложнее, несмотря на определенные критерии оценки, влияния элементов риска меньше. Здесь существует тенденция формирования мнения по поводу той или иной пары. Попадаешь в число шести сильнейших на чемпионате мира, и к тебе относятся иначе. Авторитет складывается из опыта, профессионализма и других необходимых качеств.

Смотрите, в канун Олимпийских игр в Сочи Боброва и Соловьев стали бронзовыми призерами чемпионата мира. А на Олимпийских играх бронзовыми призерами стали (Елена) Ильиных и (Никита) Кацалапов. На чемпионате мира шансом попасть в тройку Ильиных с Кацалаповым не воспользовались. Потом, к нашему сожалению, случилась череда обстоятельств, распалась их пара. А Боброва и Соловьев пропустили сезон из-за травмы партнера.

Сейчас нам опять приходится завоевывать авторитет для того, чтобы попасть в эту когорту, и для того, чтобы мы были конкурентоспособными для завоевания наград. Это процесс очень непростой. Я считаю, что пары у нас прогрессируют, соперники на месте тоже не стоят, плюс вернулись олимпийские чемпионы Ванкувера Тесса Вирчу/Скотт Мойр. Говорить о том, что мы сразу возьмем и начнем с ними конкурировать, не приходится. Насколько быстро наши спортсмены смогут войти в ту самую когорту, чтобы повторить успех Ильиных/Кацалапова… Мы будем надеяться. Задача такая стоит.

— Быть в призерах Олимпиады в танцах?

— Горшков: Да, можно назвать ее задачей-максимум. Во всяком случае, никто эту задачу не снимал. И наши тренеры, и спортсмены сейчас работают именно на это. Получится? Сказать невозможно. Спорт есть спорт, это жизнь.

— Анализируя сегодня, могли бы предотвратить распад пары Ильиных/Кацалапов? Не явилось ли это стратегической ошибкой?

— Горшков: Спортсмены все-таки не фигуры на шахматной доске, которые можно переставить. Это живые люди. Мы предпринимали все возможные усилия, но, к сожалению, так получилось. Упрекать федерацию нельзя.

— Коган: Семьи даже рассыпаются. Невозможно заставить двух людей жить вместе, если они этого не хотят. И кататься их невозможно заставить.

— Горшков: Когда категорически не хотят.

— Коган: Этот вопрос тонкий и деликатный. Каждый из партнеров доверяет друг другу свою жизнь, тратит свое время на то, чтобы тренироваться вдвоем, чтобы к чему-то идти вместе. Если эти цели начинают не совпадать, то происходит такое. Распад пар – это же не редкость.

— Просто немногие пары так вспоминают, как Елену с Никитой.

— Горшков: Я с вами абсолютно согласен. Я очень переживал распад их пары. Лично.

— С Никитой не разговаривали?

— Горшков: Да сколько раз! Неужели вы думаете, что ситуацию мы пустили на самотек? С ним многие говорили.

— Часто в фигурном катании партнеры ненавидят друг друга, но продолжают выступать вместе?

— Горшков: Чтобы прямо ненавидели, я таких случаев не помню. Потому что в ненависти нормальной работы не получится. Пара – это команда, с единой целью. Должна быть равноценная мотивация. Работа ведь очень тяжелая – через боль, травмы, усталость, неудачи. Преимущество имеет та пара, которая более устремлена к результату.

— Интересно, на ваш взгляд, чей союз был более «адским» – Ильиных/Кацалапова или двукратных олимпийских чемпионов Оксаны Грищук и Евгения Платова?

— Горшков: Можно не буду отвечать на этот вопрос? Потому что очень трудно говорить конкретные вещи относительно людей, не будучи в курсе всех нюансов взаимоотношений. Можно оказаться абсолютно неправым, если не знать какого-то одного нюанса. Поэтому сравнивать очень трудно.

— Александр Жулин высказал мысль, что последний чемпионат мира «беспросветностью отдает, потому что проблема даже не в том, что на каких-то соревнованиях не попали на пьедестал, а в том, что судьи начали привыкать к тому, что нас не должно быть в призерах».

— Горшков: В моем положении я не имею права высказывать какие-то сомнения относительно объективности судейства.

— Татьяна Тарасова сказала, что «любая из наших пар не будет соревноваться за первые три места на чемпионате мира».

— Горшков: Там, где существует субъективное судейство, всегда возможны разговоры, домыслы, подозрения, обвинения. Это нормально. Но против всего этого есть одно, но очень эффективное лекарство: надо быть на две головы выше своих соперников, а не быть «чуть лучше» или «чуть хуже».

— Но на две головы мы выше быть не сможем в обозримом будущем.

— Горшков: А вот в этом наша задача.

— Но она же нереальная до чемпионата мира.

— Горшков: Если говорить себе, что что-то нереально, зачем тогда вообще этим заниматься? Надо стремиться к этому. Последний чемпионат мира. Наверное, американцам так хотелось, чтобы у них (в Бостоне) была хотя бы одна золотая медаль. Но Женя Медведева выступила так, что шансов никому не оставила.

— В одиночном катании все-таки другие расклады. Еще по теме субъективного в танцах: по-вашему, заслуженно понизили уровни трем наших парам на первых двух этапах Гран-при в США и Канаде?

— Горшков: Опять возвращаемся к предыдущему вопросу.

— Тем не менее сидит в бригаде технических специалистов Сергей Пономаренко, представляющий Россию, который никак не мог повлиять на достойную оценку. И эта бригада занижает уровни, причем спортсмены и тренеры не понимают, за что.

— Коган: А что значит «повлиять»? В технической бригаде существует единое мнение, они сначала обсуждают решение и голосуют между собой.

— Горшков: Если двое из них говорят «второй уровень», значит, присуждают второй уровень.

— На ваш взгляд, заслуженно?

— Горшков: У нас в фигурном катании не принято обсуждать результаты судейства, тем более на официальном уровне.

— Коган: Мы все время пытаемся найти какое-то предвзятое к нам отношение. Александр Георгиевич правильно сказал, что надо кататься на голову выше.

— То есть предвзятого отношения нет?

— Горшков: Его не должно быть.

— Боброва и Соловьев сильно уступают тем же американцам Мэдисон Чок и Эвану Бэйтсу?

— Горшков: Я думаю, что Боброва/Соловьев могут бороться на самом высоком уровне. Они конкурентоспособны. Все зависит от проката. У Бобровой и Соловьева в этом году значительный прогресс, они улучшились, и их потенциал позволяет им бороться.

Кандидатура Волкова одобрена Зуевой

— По какой причине Виктория Синицина и Никита Кацалапов вернулись из США в Москву?

— Горшков: Так решили, закончить. Ильиных с (Русланом) Жиганшиным тоже вернулись.

— По разным причинам?

— Горшков: В этом случае мы вступаем в область догадок. (Тренер Синициной/Кацалапова Марина) Зуева продолжает контролировать их подготовку.

— Есть вероятность, что они продолжат работу с Мариной Олеговной в США?

— Горшков: Посмотрим. Сейчас пока я не готов ответить вам на этот вопрос.

— В кулуарах буквально все говорят, что возвращение случилось в результате конфликта, случившегося по вине партнера на катке в американском Кэнтоне.

— Горшков: Не хотел бы это комментировать, потому что я не был этому свидетелем. А самое главное: а надо ли это комментировать? Мы начинаем метаться между глобальными проблемами и слухами. Я всегда против слухов. Может быть, я не прав, но я очень плохо отношусь к соцсетям, потому что в них появилась возможность высказываться у всех кому не лень.

— Одно дело — соцсети, а другое – люди, которые имеют отношение к спортсменам.

— Горшков: Даже если гипотетически предположить, что это произошло по чьей-то вине, что это меняет?

— Как выходить из этого положения?

— Горшков: Как выходить? Они тренируются здесь. Марина контролирует.

— Есть ли надежда и уверенность, что такой инцидент не повторится?

— Горшков: А какой инцидент?

— Коган: Вы опять пользуетесь какими-то слухами, которые пытаетесь выдать за мнение кого-то. Насколько я понимаю, в данном случае спортсмены дали свои комментарии. Тренеры дали комментарии. Какие комментарии еще необходимы? Александр Георгиевич правильно сказал: все остальное – это какие-то домыслы, которые кто-то пытается кому-то привязать. Зачем мы будем останавливаться на этом и акцентировать на этом внимание?

— Достаточна ли команда тренера Олега Волкова, который работает с Синициной и Кацалаповым, чтобы тренировать ребят в соответствии с их амбициями?

— Горшков: Кандидатура Волкова была согласована и одобрена Мариной Олеговной. Федерация не вмешивается. Да, мы помогаем, корректируем, советуем, но запретить что-то… Мы же, повторюсь, имеем дело не с шахматной доской, не с шахматными фигурами. Это живые люди. Главная задача федерации – помочь. Тренеру, спортсмену. Во всех отношениях.  Но я абсолютно не склонен еще и руководить тренерами. Волков знает Никиту с детства. А самое главное – жизнь сама покажет.

— Коган: Волков – заслуженный тренер, он работал со многими спортсменами.

— Довольны ли вы работой Ильиных и Жиганшина с Игорем Шпильбандом в США?

— Горшков: Это опять вопрос к ним.

— Но у федерации есть же мнение.

— Горшков: Довольны мы можем быть только по результату. А на данном этапе, по одному соревнованию, о результате судить сложно. А есть ли удовлетворение от работы спортсмена – это вопрос тренеру. Это будет корректно. А к федерации вопрос был бы корректен такой: «Устраивают ли вас результаты работы с тренером?». Вот результаты нужно подождать. Я, кстати, хотел бы сказать о Степановой и Букине. Ребята в этом году значительно прибавили, у них появилось взрослое катание, они сбросили эту личину юниорского катания, и у них очень и очень большой прогресс в этом году. У них серьезный потенциал.

Липницкая — худенькая, стройная

— Хотим спросить о Юлии Липницкой.

— Горшков: О чем? Об этих разговорах о парном катании? Васильев брякнул, Дмитриев поддержал.

— Дмитриев не поддерживал, он просто высказал мнение «Р-Спорт», отвечая на поставленный вопрос.

— Горшков: С Юлей мы последний раз виделись на прокатах в Сочи, и никаких мыслей на этот счет у нее не было, на сто процентов (смеется). Мы обсуждали ее подготовку к сезону. Да, были у нас вопросы к произвольной программе, поэтому они ей занимались. А Юлю вы видели, какая она сейчас: худенькая, стройная, восстановила все прыжки. У Лизы Туктамышевой не совсем удачно получился этот старт (Skate Canada), сделай она каскад «3-3» и не сделай «бабочку» на двойном акселе в конце… Катание было же хорошим, с чистыми выездами и хорошим прыжками. Спортсмены только набирают форму, выводы делать рано, до чемпионата мира еще пять месяцев.

— Вы сказали, что в программе Липницкой были изменения после турнира в Братиславе? С ее тренером Алексеем Урмановым мы связаться не смогли.

— Горшков: Ну и правильно, я бы на их месте также бы поступил (не выходил бы на связь). (Тренер Елена) Чайковская нас вывозила перед тем, когда был первый прокат нашего произвольного танца, в какой-нибудь Куйбышев и еще куда-нибудь, где проходило первенство Центрального совета «Динамо». И там мы как в первый раз катали свою произвольную программу, чтобы потом прокат был соответствующим. Причем волновались тогда больше, чем на чемпионате мира. Так же и у Липницкой – все старты были контрольными, не показательными, чтобы посмотреть программы. Да, были выявлены, скажем так, определенные моменты, нуждающиеся в доработке. Они сейчас этим занимаются.

— Но программа осталась прежней?

— Горшков: Пока вам не могу точно сказать, я пока не видел.

— Но слышали.

— Горшков: Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

— Мешает Юлии истерия, сложившаяся вокруг нее?

— Горшков: Юля действительно очень харизматичная девочка и фигуристка. Конечно, у нее много поклонников, много людей переживает за ее судьбу как человека, как спортсменки. Вокруг этого много всяких разговоров. Представить себя на ее месте очень непросто. Но, тьфу-тьфу-тьфу, девочка справляется. А по кондициям она выглядит лучше, чем когда выступала на Играх в Сочи. Единственное, ей нужно восстановиться в новом обличии. Но все идет поэтапно – восстановление техники, затем функциональная готовность.

— Аделина Сотникова выступит на чемпионате России?

— Коган: Она готовится и сказала, что будет выступать. В ее планах выступать на чемпионате России.

— Не насторожило участие Аделины Сотниковой в шоу?

— Горшков: Каждому из олимпийских чемпионов Сочи начинать подготовку к следующим Олимпийским играм очень сложно. Сложно себя мотивировать, заставить. Я проецирую эту ситуацию на себя. Очень трудно вкалывать через боль, до седьмого пота. Нужна передышка. Поэтому мы спокойно отнеслись к этому в случае с Аделиной, особенно в первый постолимпийский год. Главное — какая поставлена цель. Если поставлена, то она будет ее добиваться.

— За год до следующей Олимпиады пора бы определиться с мотивацией и целью.

— Горшков: Это уже дело спортсмена, потому что никто его не сможет мотивировать кроме него самого.

Федерация поддержит Плющенко

— Трехкратный чемпион России Максим Ковтун – лидер сборной в мужском одиночном катании…

— Горшков: Один из лидеров.

— Так скажем, самый титулованный из тех, кто есть. Не может он, к сожалению, выкатать обе программы стабильно. На чемпионате Европы он признался, что категорически не приемлет работу с психологом. Не обсуждали с ним этот вопрос?

— Горшков: Это все очень индивидуально, и пока он сам не справится с этой проблемой, никто ему в этом не поможет. Психолог, может, и сможет ему помочь каким-то образом, но кататься он за него ведь не будет. И на лед вместе с ним не выйдет. И голову на место не поставит. Работа с психологом велась, и, думаю, она ведется.

— Сам он профессионально выкладывается?

— Горшков: Да. Я не посещаю все его тренировки, нужно спрашивать его тренера, но в этом году он стал гораздо стабильнее, это было заметно еще по прокатам в Сочи, где он блестяще откатал свою короткую программу. Четверной сальхов в этом году у него стал надежным.

— Смогут ли наши ребята конкурировать с мировыми лидерами в мужском одиночном катании?

— Горшков: Я бы сформулировал так: у нас надежда. Я всегда очень осторожен в своих прогнозах и оценках, потому что в спорте планировать очень сложно. Мы надеемся и на Мишу Коляду, на Ковтуна, на Сережу Воронова, на Сашу Петрова, но до тех пор, пока у него будет четверного, в лидеры не пробиться.

— Умы народа до сих пор волнует Евгений Плющенко. Вернется? Не вернется?..

— Горшков: В последний раз он сказал, что все будет зависеть от состояния его спины. Он хотел продолжать выступать. В Сочи определенный тон в командных соревнованиях задал именно Женя. Если у него будет желание продолжать, мы его поддержим.

— Все лидеры российского парного катания тренируются в группе Нины Мозер. Этого говорит о том, что Нина Михайловна лучше всех работает, или у нее объективно больше возможностей по сравнению с другими тренерами этого вида?

— Горшков: У Нины Михайловны Мозер сосредоточены, в основном, те пары, которые входят в число лидеров нашей сборной. Это (Татьяна) Волосожар/(Максим) Траньков, (Ксения) Столбова/(Федор) Климов, (Евгения) Тарасова/(Владимир) Морозов и (Наталья) Забияко/(Александр) Энберт. А остальной костяк – это (Кристина) Астахова/(Алексей) Рогонов Артура Дмитриева, (Юко) Кавагути/(Александр) Смирнов Тамары Николаевны (Москвиной). Но что вы имеете в виду под возможностями?

— Финансовые. Кадровые.

— Коган: Финансовые возможности у всех одинаковые, потому что каждый спортсмен и тренер получает в соответствии с достигнутым результатом. Не авансом.

— Горшков: Если говорить об условиях, то они у всех одинаковые. У Тамары Николаевны и раньше было все нормально со льдом, я ни разу от нее не слышал, что у нее есть какие-то проблемы. Тренеры у нее работают. У Артура Дмитриева со льдом тоже все нормально. У Нины Михайловны Мозер условия очень хорошие, но, по сути дела, нельзя сказать, что у нее сверхусловия. Льда достаточно, пар достаточно. Нельзя сказать, что кто-то имеет какое-то преимущество.

— Коган: Что касается командирований на соревнования и сборы, то это утверждает целая комиссия федерации в соответствии с индивидуальными планами.  Что касается тренерского коллектива, то, наверное,  он у Нины Михайловны больше даже по количеству известных специалистов, но это вопрос не финансовых возможностей, а организационных моментов, которые она смогла реализовать.

— Верите, что Волосожар/Траньков найдут мотивацию вернуться к Олимпийским играм в Южной Корее?

— Коган: Лучше об этом спросить Волосожар и Транькова, но пока все, что они делают, на мой взгляд, они делают в соответствии с идеей, что они смогут кататься дальше.

— Сильно волнует ситуация с травмами Столбовой и Климова?

— Горшков: Досадно. А как может не волновать? Конечно, всегда хочется, чтобы все было в порядке. Всем спортсменам я говорю в момент ухода с тренировки: «Берегите себя». Потому что самое досадное, когда ты вылетаешь из процесса подготовки по причине болезни или травмы. А травм много, потому что выросла сложность вида, подталкивающая к риску. Мы сами до сих пор понять не можем, как это случилось (травма надкостницы у Столбовой), и она сама понять не может, как это случилось.

— Тарасова и Морозов остаются лидерами в этой ситуации? Кавагути и Смирнов пока ведь только набирают форму.

— Горшков: Иногда так происходит, когда спортсмены только на подходе к лидерству, а на него уже возлагается такая ноша. Это создает дополнительную психологическую нагрузку. Но я бы не хотел, чтобы сценарий был таким, я за то, что Столбова и Климов будут кататься.

Поиск

Подписаться

Яндекс.Метрика