Ксения Столбова – Федор Климов: «Пусть все смотрят только первую половину программы и концовку»

Ксения Столбова – Федор Климов стали бронзовыми призерами турнира «Финляндия Трофи». О том, как шла работа над программами, какие были варианты и что произошло во время проката произвольной в Эспоо, спортсмены рассказали после выступления Татьяне Фладе.

– Как говорится, первый всегда комом. Так хорошо начали…

Федор: Да, хорошо начали, половину программы проехали практически на нашем максимуме на данный момент. Потом была ошибка на первой поддержке. Непонятно…

Ксения: Скорее всего, это моя ошибка. То есть очень плохо перешла, дала немножко сбой, видимо, и занесло меня.

Федор: Это немножко сбило. Но дальше мы продолжили, вроде бы, неплохо, и во время или на заходе во вторую поддержку, может быть, на вращении у меня слетел шнурок с крючка. То есть я как в развязанном ботинке ехал. Возможно, из-за этого ошибки. Я это почувствовал на второй поддержке и потом уже стал думать, что делать, останавливаться и прерывать программу. Но у нас оставалось всего три элемента. Пока я обо всем этом думал, мы сорвали вращение, после которого я все-таки решил поправить шнурок. Последние два элемента доделывались уже на нервах, но хорошо, что все-таки справились. Вся ситуация — какая-то случайность. По сути, серьёзная ошибка была одна, в середине программы. Это, видимо, от того, что ещё мало катаемся, начало сезона.

Ксения: Да, с того момента, когда мы полноценно начали тренироваться, полноценно обкатывать элементы, прошёл ровно месяц. Федя начал поддержки делать в начале сентября, так как врачи не разрешали. И на данный момент, я считаю, что мы в принципе очень достойно выступили, если не считать эти ошибки, конечно.

Федор: Из элементов мы, грубо говоря, сорвали две поддержки. Все остальное было на хорошем уровне, прыжковые элементы сделали.

Ксения: По поводу тройного подкрута тоже хотела сказать, что мы начали его делать на льду только три недели назад. Конечно, он ещё в сыром состоянии, и рано делать выводы, что в течение всего сезона он будет таким. Нет, конечно. Мы будем его нарабатывать.

Федор: Но сегодня он неплохой был.

– Это все-таки очень опасно, когда возникают подобные проблемы со шнурками. Федя, ты не чувствовал ничего, когда заходил на поддержку?

Федор: Нет, не чувствовал. Когда мы ее уже сделали, тогда почувствовал. Дальше думал о том, что ещё одну поддержку надо сделать. По-хорошему, наверно, надо было пропустить вращение, я же пытался войти в него. Но это всей картины не меняет… В общем, пусть все смотрят только первую половину и концовку. (Смеются)

– Действительно, с самого начала программа смотрелась очень хорошо. «Кармен» — уже достаточно заезженная музыка, но ваша программа понравилась. И действительно, очень мало спортивных пар использовали эту музыку. 

Ксения: Спасибо, мы старались. Я очень боялась, когда в межсезонье выбирали музыку. Вообще не рассматривала классические и заезженные варианты. О «Кармен» у меня даже мысли не было. Была идея использовать «Шехерезаду», но это тоже заезженный вариант. Мы решили попробовать «Кармен», потому что, действительно, в парах сложно вспомнить, кто её брал. Может, давно кто-то катался, но из нашего поколения – никто. Джессика Дюбе, по-моему, каталась пару стартов. Но в общем, эта музыка не использовалась в парном катании, поэтому грех было не взять.

– Ксения, это было твое решение взять «Кармен»?

Ксения: Это было совместное решение с Ниной Михайловной (Мозер – прим.), поскольку та программа, которую мы первоначально поставили с Мари-Франс Дюбрэй, нам не очень понравилась. Мы посчитали, что это хорошая программа, но она не олимпийская. Поэтому было принято решение все-таки поставить «Кармен».

– А какая музыка была выбрана первоначально?

Ксения: Она была похожа на ту, что мы катали последние два сезона – современный модерн. Да, мы сделали очень хорошую программу, но мы не чувствовали, что сможем вытащить её на тот уровень, который мы хотим.

– Спасибо, ребята. И удачи.

fsrussia.ru

Поиск

Подписаться

Яндекс.Метрика