Михаил Коляда: «Фигурное катание – особенный вид спорта»

Российский фигурист Михаил Коляда после выступления на этапе Гран-при в Саппоро дал интервью корреспонденту Татьяне Фладе.

- Миша, что скажешь о прокатах?

– Короткую программу по своим ощущениям откатал неплохо. Но нельзя было делать «бабочку» на тулупе, чтобы потом не пришлось прыгать каскад 3 -2, а не с двумя тройными.

- Но хорошо, что это сообразил.

– Да, вовремя понял, потому что у меня была похожая ситуация два года назад на соревнованиях в Питере. Тогда сделал тройной тулуп, потом тройной аксель и лутц – тулуп 3 – 3, а мне баллы сняли. С того момента запомнил, что так делать нельзя.

По прокату произвольной есть и положительные, и отрицательные моменты. Положительный, что смог скрутить четверной лутц, пусть даже плохо, но это первый шаг, первый старт. Тем более, что я относительно недавно прыгаю этот прыжок, стабильности пока нет.

Очень обидно, что сорвал в программе второй тройной аксель, но в целом старался бороться за каждый элемент.

- Чувствовал давление в силу того, что был шанс отобраться в финал Гран-при?

– Таких мыслей не было, потому что понимал, что отобраться будет очень непросто. Но это не значит, что я изначально расслабился. Просто ехал в Японию с осознанием того, что, скорее всего, не попаду в финал.

Этот старт рассматривал как пробный перед чемпионатом России. И по идее должен был проехать его спокойно, но это почему-то не получилось.

- Да, и на тренировках здесь все шло не очень ровно.

– Дело в том, что я чувствовал себя очень странно, не могу даже сформулировать, как именно. Но со мной такого еще никогда не было. Вышел на лед и как будто в первый раз встал на коньки. Притом, что после этапа Гран-при в Москве мы хорошо работали. Честно. Положа руку на сердце, я очень хорошо работал. На каждой тренировке все получалось, выжимал из себя все, что можно. И прокаты программ постоянно делали… Поэтому то, что здесь я короткую сорвал, для меня стало шоком.

- Когда ты начал тренировать четверной лутц?

– Сразу после московского Гран-при. Приехали в Петербург, начали тренироваться. Вообще, мы и раньше пробовали этот прыжок. И было очень близко. А после Москвы сделал его хорошо.

- После «Кубка Ростелеком» в интервью на сайте ФФККР были критические замечания в твой адрес. Это каким-то образом повлияло на тебя?

– Думаю, да. Я и сам понимаю, что с одним четверным сложно сегодня пробиться, даже если этот прыжок исполнен идеально. И на этом старте мы решили рискнуть, а почему нет? Когда-то надо начинать, пробовать и где, если не здесь?

- Конечно, это новый для тебя прыжок и не стыдно, что упал, но попробовал.

– Я боялся одного, главное – не сделать «бабочку». Когда пошел на лутц, то немного зажался, перенапрягся…

- Но это все равно шаг вперед.

– Будем надеяться, что мы движемся в верном направлении.

- Будете вносить изменения в программы?

– Пока нет. Сейчас надо сосредоточиться на работе. Я хорошо работаю, но надо еще лучше, чтобы быть на 200 процентов уверенным – идти и делать прыжок, а не раздумывать: делать или не делать, идти или не идти на него, могу или не могу…

- Как ты расцениваешь попытки некоторых фигуристов делать в  программе четыре-пять четверных прыжков?

– Мне кажется, что чем больше четверных в программе, тем сложнее оценивать ее с точки зрения компонентов. В основном упор делается на техническую часть, и если смотреть на то, что касается второй оценки, то сложно сказать, была программа или нет. Когда два четверных в начале программы – это еще ладно, но когда четыре или пять… После третьего четверного надо в себя прийти, чтобы зайти на четвертый… Это очень сложно. Посмотрим, что будет дальше. Возможно, будут компромиссы. Но то, что облегчать программы никто не станет – это 100 процентов.

- В конце концов, это же не соревнования по прыжкам.

– А получается, что программа сводится к одному – разбег – прыжок… Как такового катания мало остается. У меня хорошие прыжки, но мне важно показать и программу в целом. Мне кажется, что в Саппоро это получилось. И судя по оценкам, судьи меня правильно поняли. В короткой, несмотря на грубые ошибки, и в произвольной вторая оценка была неплохой. Некоторые после соревнований подходили ко мне, говорили, что программы понравились. Так что о том, какое впечатление производит программа в целом, нельзя забывать. Фигурное катание – особенный вид спорта, в котором есть и техника, и хореография.

- Как будешь готовиться к чемпионату России?

– Стартов до чемпионата России уже не будет. Продолжим тренировки как обычно. До поездки в Челябинск еще три недели, и это хорошее время, чтобы подготовиться психологически и физически, подойти к этим соревнованиям в оптимальной форме.

- Насколько сложным будет для тебя этот турнир?

– На данном этапе я расцениваю его как главный старт. В Челябинске будет непросто. Я понимаю важность ситуации. Ее щепетильность.

- Что это значит?

– У этой ситуации может быть много развитий. Этот год предолимпийский, и руководители, и судьи присматриваются, кого включить в состав олимпийской сборной, кого нет. Чемпионат России в этой связи будет не самым главным, конечно, но одним из решающих стартов, и нужно отнестись к нему как можно серьезнее.

- Психологически подготовиться.

– И психологически.

- Как?

– С психологом поработать. Это помогает. Много дельных советов дает. Вижу, что я стабильнее стал кататься.

- Ты в первый раз был в Японии, какие впечатления?

– Все понравилось. Очень доброжелательные люди, очень отзывчивые. Мы с тренером как-то гуляли, решили заглянуть в магазин, так прохожие все объяснили, на карте показали. Атмосфера здесь не домашняя, но близко к этому. А вот еда японская – на любителя.

- Подарков много получил?

– Да, и подарки, и письма передали. Я не успел все прочитать. Удивительные люди. Интересная страна. Самое тяжелое – перелет сюда. А остальное все терпимо и здорово.

www.fsrussia.ru

Поиск

Подписаться

Яндекс.Метрика