Синицина/Кацалапов: мы любим Америку и иногда тоскуем по американской обстановке

Российская танцевальная пара фигуристов Виктория Синицина и Никита Кацалапов выдержали приличный нокдаун в сезоне прошлом и настроены на бой в олимпийском. И в “Олимпийском”. Их новый тренер Александр Жулин в интервью “Р-Спорт” о ситуации уже рассказал, после чего сами Вика с Никитой откровенно поделились с корреспондентом агентства Анатолием Самохваловым своими переживаниями, радостями и твердой мыслью быть вместе.

Как собирали Сергея Васильевича

– Рахманинова мы притащили с Викой уже на следующий день после первой тренировки, – начал историю Кацалапов. – Ни с кем не сговаривались. Наступает занятие хореографией, заходит Сергей Георгиевич Петухов и чуть ли не с порога спрашивает: “Слушай, Никит, мне так нравится второй концерт Рахманинова. Как тебе эта идея?”

- Синицина: И тут мы с Никитой посмотрели друг на друга, после чего проговорили в один голос: “Нам тоже нравится”.

- Кацалапов: Но пока не говорим, что у нас та же самая идея. Выходим на лед, заходит Саша (Жулин): “Ребят, слушайте, я тут подумал, а как вам Рахманинов? Второй концерт”.

- Смех в зале?

- Кацалапов: Эпический момент!

- Синицина: Они действительно даже с Петуховым это не обсуждали! Просто каждый принес с собой на тренировки свои мысли и идеи. А мы – сразу файл.

- Раньше видели постановки по Сергею Васильевичу на льду? Елена Радионова вспоминается.

- Синицина: Она катала другой концерт, третий.

- Кацалапов: Артур Дмитриев исполнял второй.

- Второй ведь самый крутой.

- Синицина: Самый мощный.

- Кацалапов: Мы переслушали эту музыку во всех возможных вариантах, все записи, которые только возможно, даже тот концерт, который исполнял сам композитор.

- Вы-то сами как пришли к Рахманинову?

- Кацалапов: У нас был такой период после чемпионата Европы (пара стала 10-й), когда у нас появилось много-много желания пересмотреть кучу материала, чтобы поискать самих себя в нем. Мы слушали все что угодно. Самые разные вещи. И в один момент вдруг Елена Анатольевна (Чайковская – тренер, подключившаяся к работе с дуэтом по ходу прошлого сезона) нас переключила, и мы вместе с ней стали включать классику. Сильную классику. Мы и ей тогда принесли Рахманинова, на что она отреагировала так: “Ну, ребята, вкус у вас есть!” Остановились мгновенно. Все, включая тренеров. Помню, с Котиным (Владимир Котин – тренер, работающий с Чайковской) тут же стали резать второй концерт на нужные куски. Именно тот вариант, скомпонованный Котиным с Чайковской, мы и принесли Жулину. На льду у нас четыре минуты самых сильных частей этого произведения.

Конечно, в какие-то моменты силы эти нужно выдохнуть, отыграться, ведь не всегда же широко носиться по льду, что подразумевает рахманиновский концерт. Поэтому средняя часть программы – вокализ того же Рахманинова. Саша (Жулин) ответил: “Вокализ гениально войдет. Я все сделаю”. Он и внедрил эту музыку.

- Чайковская вас собирается посещать и на катке у Жулина в “Олимпийском”?

- Кацалапов: Да, она созванивалась и с Сашей, и с нами.

И тогда мы вспомнили о Жулине

- Прошлый сезон у вас выдался, мягко говоря, сложный.

- Кацалапов: Морально непростой.

- Непростой? Мне казалось, что иных такой год убить мог.

- Кацалапов: Ха-ха-ха. Мы очень благодарны и Марине (Зуевой), и Олегу Ефимовичу Эпштейну, которые всегда нас поддерживали и помогали нам. Они нас не бросили. В Москве на помощь нам пришел Олег Геннадьевич Волков, который провел огромную работу, вычистил все наши недостатки.

- Синицина: На прокатах в Сочи он посмотрел на нас и после подошел с многозначительным видом: “Да, ребят, нам есть чем заняться”.

- Кацалапов: А когда появилась Елена Анатольевна, мы поняли: у нас теперь команда. И нам стало легче.

- Синицина: Начались соревнования.

- Кацалапов: На чемпионат Европы мы прилетели именно командой и с боевым настроем.

- Синицина: Даже на чемпионате России мы уже дышали свободно.

- Кацалапов: А на тренировках мы выглядели вообще великолепно. Но на чемпионате Европы мы были психологически подкошены.

- Но все равно ваша тренерская команда вызывала сторонние сомнения. Волков, который в одиночку не работал, Чайковская, которая вне активной тренерской деятельности…

- Кацалапов: Вы знаете, дело в другом. В банальных проблемах со льдом. В федерации, видимо, сокращения, и нам не могли найти базу, где бы мы сидели постоянно и тренировались. Новогорск нам тоже не могли предоставить на долгое время.

- Синицина: Закончился чемпионат Европы, и мы вынуждены были каждый день ездить на три разных катка. Оттренировались, переодевались, брали свои чемоданы и в следующее место.

- Кацалапов: Полный сезон таких переездов мы бы не выдержали никак. При нагрузках не хватило бы сил. Каждый день мы с Викой задавали друг другу один и тот же вопрос: “Что же делать?”. Впереди у нас олимпийский год, такой важный… Да даже не в олимпийском дело, мы просто ощущали рвение. Чувствовали, что нам не хватает той отдачи, на которую мы способны. И тогда мы вспомнили о Жулине. Какая у нас в стране сильнейшая танцевальная группа? Правильно – Жулина. Это же на самом деле очень близкий мне тренер. Мой первый тренер в танцах на льду – Саша. Мы сами не замечали, как созревало наше желание отправиться в “Олимпийский”. Получилось бы вернуться – не получилось… Были сомнения, но идея доминировала. В период поиска музыки мы часто собирались у Елены Анатольевны в ее кабинете в Строгино и рискнули выдать свои мысли ей.

- И?

- Кацалапов: Чайковская ответила: “Ребят, ну, давайте… Давайте попробуем”. Она поддержала нас и буквально сразу созвонилась с Сашей. В общем, нам повезло. И мы благодарны Саше за то, что он взял нас к себе в группу.

- Новая жизнь. Но основной фактор все-таки заключался в чехарде с катками или в тренерском потенциале группы Жулина?

- Кацалапов: Это два разных фактора. Первоначально мы понимали, что…

- Синицина: …нам негде кататься.

- Кацалапов: Плюс у Елены Анатольевны очень много семинаров, она учит людей, постоянно в перелетах. У нее нет возможности постоянно сидеть с нами с утра до вечера и тренировать.

- Жулина вы, Никита, давно знаете, но уход ваш от него был драматичным и не очень хорошим.

- Кацалапов: Мы вкратце поговорили на эту тему и, я надеюсь, что никогда… Вообще я вырос. Тогда я был юн и не все мог сделать правильно. Если у меня есть теперь возможность работать с Сашей, я сделаю максимум, чтобы не подвести этого тренера. Не подвести нашу команду. Не подвести Вику.

- Татьяна Тарасова даже сказала мне, что Жулин…

- Кацалапов: …мой последний причал?

- Да.

- Кацалапов: У нас есть все для того, чтобы выстрелить. Вы не представляете, с каким ог-р-р-р-омным удовольствием мы работаем каждый день. И у нас все получается.

- Тарасова в чем-то права?

- Кацалапов: Татьяна Анатольевна – очень опытный, мудрый, легендарный тренер. Если она так сказала, значит, она права. В этих ее словах есть правда. Нам нужно выстреливать.

Зуева нас заново влюбила в свое дело

- Конкуренция с Екатериной Бобровой и Дмитрием Соловьевым не мешает это сделать?

- Кацалапов: С этими ребятами мы общаемся хорошо, но не так близко, чтобы они посвящали нас в свои дела и идеи. Тем более мы наш переход обсуждали с тренерами. Мы попросились в группу к Саше, он нас взял. И с первого дня мы стали делать свое дело.

- Если бы в Америке у вас сложилось все нормально, можно представить, что в олимпийский сезон вы бы подготовились как надо, учитывая, что Марина Олеговна поедет выигрывать Олимпийские игры с Майей и Алексом Шибутани?

- Кацалапов: На эту тему можно только гадать.

- Синицина: Мы особо не вникаем в эти тренерские расклады.

- Кацалапов: У Марины с Олегом Ефимовичем, с Массимо (Скали), с Джонни мы научились уйме интересных вещей.

- Синицина: Это был невероятный жизненный урок!

- Кацалапов: Мы всех их очень сильно любим. Это я серьезно говорю, мы каждый день думаем о них, наших тренерах за океаном, вспоминаем.

- Синицина: Потому что даже сейчас, работая в “Олимпийском”, у нас уже в подсознании то, что мы делали с Мариной. Мы уже автоматически начинаем повторять то, чему нас приучили в Кэнтоне. Выходной для нас – это не диван. Это прослушивание музыки, просмотр видео, поиск чего-то для программы. Марина никогда не сидит на месте, и это передалось нам.

- Кацалапов: Марина нас заново влюбила в свое дело.

- Помню свой первый разговор с Зуевой на Играх в Сочи, она всегда с напором говорила, как любит смотреть мюзиклы, разбирать музыку…

- Синицина: И мы стали такими же.

- Никита и внешне стал “американцем” – кепка на бок, пара цепочек.

- Кацалапов: Это не украшения. Крестик, освященный. Не скажу, что я специально стараюсь выглядеть “на стиле”. Мне понравилось – я купил, потом и дальше под это подбираю одежду.

- Синицина: В Америке одеваются не так, как в России, там нет гонки за то, чтобы выглядеть лучше. Американка не выйдет на улицу с мыслью “я такая красивая, посмотрите же на меня”. Они в пижаме там могут ходить.

- Кацалапов: В носках и тапках.

- Синицина: А зимой в пуховике и шортах.

- По чему американскому скучаете?

- Кацалапов: По многому. Мы вообще любим Америку. По-своему.

- Синицина: Там, где мы жили в Детройте, было все удобно для тренировок. Тебя ничего не отвлекало.

- Кацалапов: Но и здесь у нас теперь условия ничем не хуже, да еще у себя дома. Иногда мы тоскуем по американской обстановке, только теплые чувства вызывают воспоминания о ней, особенно Детройт, Маринина академия в Кэнтоне. А гамбургер я и в России могут съесть. Самое главное, нас сейчас ничто не тянет.

- Жулин мне сказал, что ваша пара реализована процентов на тридцать. Доставать из вас потенциал и доставать.

- Синицина: Вот и занимаемся доставанием.

- Кацалапов: Мне кажется, реально за эти три года, что мы вместе, мы растем, и нам не хватает только матерости. Случались и травмы. На тренировках мы смотримся круто. Понимаете, бывает, пара выходит на лед, старается, крутится, потом выезжает из элемента и радуется. У нас же все происходит само собой. Я и Вика чувствуем друг друга. Не касаясь, закрытыми глазами.

- Великолепно.

- Кацалапов: А вместе с Сашей мы нашли такой общий коридор, по которому идем. Жулин осторожен с нами. Если он видит то, в чем нас надо раскрыть, то замечания делает завуалированно. Чтобы потом посмотреть на нас со стороны. А мы просто слушаем, что он нам говорит, и делаем это. Наверное, так он нас и раскрывает.

- Синицина: И очень внимателен Петя Дурнев (тренер группы Жулина, технический специалист). Мы что-то придумаем, а он тут же дает оценку, насколько идея соответствует техническим требованиям танцев на льду. Он моментально рекомендует нужный элемент, и это нам очень здорово помогает. “Давайте поддержку…”, “а давайте заход…”.

- Кацалапов: И Петя нас раскрывает.

Мчались в центр Детройта, в гетто, танцевать хип-хоп

- Я еще у вас на позапрошлом чемпионате Европы в Братиславе спрашивал, а может ли Вика нарушить свой образ русской красавицы и быть хулиганистой. Америка не повлияла?

- Кацалапов: Я могу точно сказать, что Вика может и хулиганить, и делать что угодно.

- Синицина: В США я танцевала хип-хоп, латину. В обычной обуви. И я менялась. Марина Зуева всегда мне говорила: “Вика, у Никиты травма. Но ты не сиди, иди и танцуй!” И я шла. И получала большое удовольствие. Мы срывались с девочками с нашего катка и мчались в центр Детройта, в гетто – танцевать хип-хоп. Потому что хип-хоп там – это сама суть этого танца. Только там его невероятно круто танцуют, с передачей всех необходимых эмоций.

- Не опасно на чужой район соваться?

- Синицина: Нас было много. Человек пять. А везла нас чья-нибудь мама. И Никита с нами тоже танцевал.

- Травмы вроде залечили?

- Кацалапов: Да, ничего не болит. Точнее болит все, но травм нет.

- Какой момент был самым сложным в прошлом сезоне?

- Кацалапов: Когда надо было быстро подготовиться к первому этапу Гран-при. Но мы с Олегом Геннадьевичем Волковым достаточно хорошо справились. Могли, конечно, сделать сильно больше, но обстоятельства переезда из Америки дали о себе знать. Но мы через этот трудный этап прошли, дальше было легче.

- Вика, прости, пожалуйста, но не могу не спросить Никиту об очень агрессивных слухах на фоне неофициальной информации о завершении карьеры Русланом Жиганшиным, касающихся того, что на твоего партнера оказывалось давление на предмет возрождения былой пары, взявшей бронзу Игр в Сочи в танцах на льду.

- Кацалапов: Вы знаете, никто на меня не давил. Я тоже, как и все мы, слышал какие-то подобные вещи.

- Ну а слухи продолжались тем, что вы, Никита, очень сильно сопротивлялись и посылали всех куда подальше с этой идеей.

- Кацалапов: Я вообще ничего не делал и ни с кем на эту тему не общался. Понимаете, ничего уже не вернуть. Мы с Викой давным-давно ушли своим путем, идем по нему и никуда сворачивать не собираемся.

Поиск

Подписаться

Яндекс.Метрика