Аделина Сотникова: «Отбор меня не пугает»

«Надо просто внутренне «отпустить» себя и кататься в свое удовольствие», — сказала вице-чемпионка Европы, комментируя свое выступление на этапе «Гран-при» в Париже. Тот этап получился для фигуристки особенным: она впервые за много лет безошибочно выполнила произвольную программу, после чего стало очевидно: когда Сотникова катается без ошибок, бороться с ней становится крайне трудно.

Аделина Сотникова

5 декабря спортсменка выйдет на старт заключительного в этом году международного турнира, а перед отъездом в Японию она дала интервью «СЭ».

— Что мешает вам делать на соревнованиях такие же чистые прокаты, как на тренировках?

— Могу сказать, что помешало в короткой программе в Париже. На первом своем этапе «Гран-при» я хорошо выполнила в этой программе все элементы, поэтому много думала о том, чтобы прокататься не хуже. Наверное, не стоило так зацикливаться. Но теперь, во всяком случае, я знаю, что могу безошибочно катать каждую из программ. Осталось «сложить» их вместе.

— Раздражает, что это не всегда получается?

— Раздражает, когда это начинают чрезмерно обсуждать мои же болельщики, причем с той позиции, что, раз у Сотниковой ничего не получается, надо начинать болеть за кого-то другого. Естественно, мне бывает обидно читать такое в интернете.

— Вас напрягло, что на этапе в Китае вы проиграли Ане Погорилой?

— Да. Все-таки у меня было несколько больше оснований рассчитывать на то, чтобы оказаться впереди. У меня достаточно сильные программы, да и опыта больше. А тут человек приехал на «Гран-при» в первый раз — и выиграл. Естественно, я тут же стала грызть себя за то выступление. Понятно, что кататься, пока еще никто от тебя ничего не ждет, значительно проще, как когда-то было мне. Сейчас я довольно часто думаю о том, что мне вроде бы всего 17 лет, а чувствую я себя так, словно мне 25 и я всю жизнь провела во взрослом катании.

— В Париже у вас был достаточно реальный шанс вообще не попасть в финал «Гран-при», как это в итоге произошло с Каролиной Костнер. Вы бы расстроились, если бы не смогли отобраться в Японию?

— Когда каталась, об этом не думала, но, конечно, расстроилась бы. У меня ведь целых два сезона не складывалось с этим финалом. Причем оба раза я была способна туда попасть. Сидеть дома перед телевизором и смотреть, как в финале катаются другие, было довольно обидно. Очень хотелось там оказаться. Так что в этом году есть определенный прогресс.

— Необходимость отбираться в олимпийскую команду на общих условиях вас пугает?

— Не пугает, но я отдаю себе отчет, что в этом сезоне у нас очень много хороших и сильных фигуристок. Просто думать, как мне кажется, надо не о том, отберусь я или нет, а о том, чтобы максимально хорошо выполнить обе программы. И пусть тогда тренеры решают, кого из нас куда отправлять.

— Сейчас вам легче справляться с собой, чем пару лет назад?

— Хороший вопрос. Когда я только начинала соревноваться со взрослыми, постоянно думала, что должна показать все, что умею. Расстраивалась, если это не получалось, начинала накручивать себя еще сильнее. Сейчас тоже иногда начинаю думать непонятно о чем, вместо того чтобы просто кататься.

— По своему катанию вы внешне очень «взрослая» спортсменка. А сами хотя бы иногда чувствуете себя маленькой?

— На льду — нет. Хотя в жизни я точно не очень взрослая девочка.

— А какие чувства испытываете, когда видите на льду таких спортсменок, как Лена Радионова?

— Думаю, что, наверное, сама выглядела точно так же, когда впервые попала во взрослую компанию. Лена — замечательная девочка, мне нравится, как она катается. Серьезная будет соперница.

— Однажды вы сказали, что вам все равно, в чем кататься. Однако ваши костюмы этого сезона — особенно тот, что сшит для произвольной программы, — вызвали достаточно активное обсуждение. Как к этому относитесь?

— Я действительно не очень думаю о том, что именно на мне надето. Когда после первого проката мне сказали, что платье для произвольной программы по телевизору выглядит так, словно я катаюсь голой, решила его поменять. Сейчас костюм дополнительно затемнили, так что я чувствую себя в нем совершенно комфортно.

— Музыка, под которую вы катаетесь, вызывает в голове какие-то образы? Или это такой же элемент программы, как прыжки и дорожки?

— Вызывает. Причем с этими образами в произвольной программе я поначалу никак не могла определиться, и это мешало. Мне сложно передать все свои ощущения в отношении программы словами, но сейчас я уже точно понимаю, что и как хочу выразить.

— Ощущение, что у вас вдруг заканчиваются силы и в программе наступает «черная дыра», вам знакомо?

— Иногда в самом начале сезона такое случается. Понимаешь, что нужно прыгать, но одновременно с этим чувствуешь, что сил на прыжок нет, воздуха не хватает. Но такое редкость. Когда выступала в Париже, наоборот, первым желанием после произвольной программы было прокатать ее еще раз. Почему-то была уверена, что в этом случае сделала бы все еще лучше.

— Чего вы ждете от финала «Гран-при»?

— Хотелось бы показать все, что я умею, и сделать это хорошо.

www.sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...