Адьян Питкеев: «Стабильность и четверные — это вопрос времени»

Новые программы Адьяна Питкеева на контрольных прокатах в Сочи специалисты и судьи оценили довольно высоко. Но на первом старте сезона – турнире в Братиславе фигурист прокатал их не в полную силу, допустил ошибки. Почему это произошло, о соперниках и друзьях, новых программах и планах — в интервью спортсмена.

Адьян, в Братиславе вы стали четвертым, но, наверное, это не тот результат, который бы удовлетворит призера чемпионата России. Что произошло?

Не могу объяснить. В первый раз со мной такое, что выхожу на лед и… ничего. До Братиславы ни разу не упал на тренировках с тройного акселя. Без музыки все связки делал хорошо. Правда, с музыкой не все еще получалось. Но с акселем проблем не возникало. А тут в обеих программах такие ошибки… Сам не понял, как такое могло случиться.

Этот сезон сложнее или проще начинать?

С одной стороны, проще. С другой, сложнее. В самом начале того сезона я травму получил. Появились боли в паху, но все равно тренировался. Врачи сказали, что растяжение связок. Потом обнаружили, что серьезно поврежден сустав. Из-за этого поздно начал тренировать четверной прыжок. Но, как ни странно, то, что постепенно втягивался в соревнования и какие-то неудачи мог списать на болезнь, давало чувство уверенности что ли.

А сейчас все по-другому. Мне нужно сразу показывать себя, уже на первом старте. И я, действительно, хотел откататься хорошо. Тем более, что программу ставили в Америке, да и вообще обе программы получились интересные, соперники в Братиславе собрались достойные. Все понимал. Очень хотел. Но, видно, это сильное желание и подвело. Перегорел.

Вернулись, проанализировали и…

И решили, что нужно добавлять в произвольную программу второй четвертой тулуп. Один буду делать в каскаде с тройным тулупом, но пока оба четверных в первой половине программы.

Поначалу мы планировали прыгать в произвольной один четверной. Хотели прикатать программу, чтобы все элементы исполнять уверенно. И только потом добавить второй четверной. Но, посмотрев на соперников, решили, что и мне нужно выходить на более высокий уровень, чтобы конкурировать с ребятами. Так что, как вернулся из Братиславы, то вместо тройного акселя пробую на тренировках четверной тулуп. Надеюсь, что со временем он станет получаться хорошо и гладко.

А что соперники, о которых вы упомянули?

Уно (Шома Уно – фигурист из Японии – прим.) прекрасно катается. Боян (Цзин Боян – фигурист из Китая – прим.) прыгает четверной лутц. Я не сомневался, что он прибавит. Это был вопрос времени. Мне было понятно еще два года назад, когда китаец выиграл юниорский финал Гран-при, что он будет чисто катать сложные программы с разными четверными. К сожалению, я пока не в состоянии прыгать четверной лутц, как он.

Что мешает?

Стабильности пока нет. Но стабильность и четверные – это тоже вопрос времени. У всех все по-разному. Но я сам хочу подняться на более высокую ступень и быть конкурентоспособным.

Летом вы ездили в Америку ставить произвольную программу. Какую цель преследовали, что хотели изменить в своем катании?

Весь прошлый сезон я хотел сделать хорошие программы, чтобы самому было интересно их катать. Но это не значит, что мои предыдущие программы были плохие. Скорее всего, я их просто плохо исполнял. В новых программах ставил перед собой цель – добавить во второй оценке. Ведь даже если бы я катался чисто, то, возможно, за технику получал нормальные баллы, но по компонентам сильно отставал. Грубо говоря, соперник мог выйти и прокататься без двух элементов и оказаться выше меня за счет второй оценки. И мне нужно было что-то с этим делать.

Но пока чистых прокатов новых программ было мало, так что выходит, что все это в теории, на бумаге. Хотя в Братиславе даже с плохим прокатом и невысокими компонентами я получил больше, чем раньше. Это касается произвольной программы. В короткой ничего толком не сделал.

Короткую программу ставили в Москве?

Да, поставил ее Даниил Грейхенгауз. И для меня это первый опыт совместной работы с ним. Хорошо, что Даниил знает меня. Он каждый день со мной на льду. Имел представление, что я могу, что мы можем сделать… И вот как-то вечером сели слушать музыку, чтобы выбрать для короткой программы. Остановились на «Appassionata» (Secret Garden). Но нужно было найти еще начало – музыкальный кусочек секунд на 50. Даниил попросил меня набрать в интернете фамилию японского композитора, которую я толком не расслышал. Не зная, как пишется, я просто наобум вбил имя, ткнул пальцем, и зазвучала классная мелодия. Даня послушал, сказал: «Неплохо». Вот так и появилась эта музыка для короткой программы. Я потом вычитал, что оказывается, этот композитор из Японии пишет саундтреки к компьютерным играм.

Вы в своей программе случайно не компьютерный герой?

Нет. В программе я – человек с чистой и доброй душой, который борется с силами зла. Гремит гром, сгущаются тучи, и я противостою всей этой нечисти.

Программу делали довольно долго. За неделю придумали только каркас, на который нанизывали потом все остальное. Но и сейчас еще программу корректируем.

Как работали над произвольной? Ваш тренер Этери Тутберидзе рассказывала, к каким приемам прибегала Марина Зуева в процессе постановки.

Это было необычно и забавно. У меня ведь нет большого жизненного опыта, чтобы показать какие-то чувства. Вот Марина и спросила: «О каком автомобиле мечтаешь? Постарайся представить его. Вдохни запах салона». Она хотела вытащить из меня что-то такое, чтобы я стал более раскрепощенным на льду. И это получилось. Сейчас мне гораздо легче показывать эмоции. Конечно, я не думаю ни про салон, ни про машину, но все движения, мимику, жесты запомнил, потому что мы их очень много раз повторяли.

Вообще, мне понравилось в Америке. Марина, Олег Эпштейн, Массимо Скали, Майя, Алекс Шибутани, да и все остальные очень открытые добрые люди.

Общались с американскими фигуристами вне льда?

Нет. Я сам по себе такой человек, что в незнакомой обстановке не стану первым знакомиться. Мне нужно сначала присмотреться, понаблюдать, и только потом начинаю общаться. А если это компания на один вечер, и знакомых нет, то особо ни к кому и не лезу.

Значит, у вас только верные друзья.

Можно и так сказать. Есть друзья из мира фигурного катания, есть друг Максим, который далек от спорта. Мы с ним познакомились в интернете. После Олимпиады он мне написал, про Юлю Липницкую что-то спросил. Потом мы стали просто общаться. Интересный забавный парень. Сдружились. Когда встречаемся, о фигурном катании почти не говорим. У нас другие темы для разговоров.

А как с музыкой обстоят дела? Играете на гитаре.

Играю иногда по вечерам. Но времени не хватает.

Почему группу не хотите создать?

Все упирается в свободное время, которого практически нет, и сложно найти ребят, которым бы это занятие нравилось. Не у всех есть желание и энтузиазм.

Жаль. Но, чтобы завершить разговор на теме спорта: каков настрой на этот сезон?

Хочется многого. Надеюсь, получится. Хочу прогрессировать, чисто программы катать, чтобы реально понимать, как судьи меня оценивают. Главное – не загонять себя, делать все спокойно, без нервов. Ведь не зря говорят, что главный соперник – ты сам. Так что нужно просто поверить в то, что все можешь.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...