Александр Гажи: «Не взяв в Стокгольм Кацалапова, русские всем обломали кайф»

Немецкий танцор Александр Гажи в преддверии чемпионата Европы по фигурному катанию, который начинается завтра в Стокгольме, дает Sovsport.ru эмоциональное интервью о коррозии, разъедающей фигурное катание.

О том, почему фигурное катание теряет телевизионные рейтинги и аудиторию, и его показывают уже только в трех странах — России, Японии и Китае, а «Евроспорт» предпочитает часами транслировать дартс и снукер.

О том, что все правила нужно порвать, и всерьез заняться составлением некоего черного списка, который вообще-то уже существует у одного человека в ИСУ.

Что любая инициатива наказуема.

И что русские «обломали всем кайф», не взяв на чемпионат Европы Никиту Кацалапова.

— Александр, танцы приобрели достаточно неожиданный облик в постполимпийском сезоне. Поначалу предполагалась одна картина, в которой главенствующая роль отводилась паре Ильиных-Кацалапов, а в итоге мы имеем неожиданных лидеров — французов Пападакис-Сизерон, которых еще недавно никто не принимал в расчет.

— Мне кажется, это не совсем неожиданно. Французы и в прошлом, и в позапрошлом году были очень хорошими, просто они были тогда еще немножко не готовы. Они что-то срывали, всегда что-то было… А сейчас им поставили две гениальных программы, и они уже более стабильно идут. Но на самом деле я говорил еще летом, что у них просто потрясающий короткий танец. Вообще сейчас в Европе так многое изменилось, и двери открыты для таких прорывов. Они молодцы, что использовали свой шанс.

— А в мире с канадцами Уивер-Поже практически нереально бороться?

— Да, канадская федерация и они сами так много работали, они так ждали этого момента, когда две выдающихся пары — Дэвис/Уайт и Вирчу/Моэр уйдут и наступит время Уивер/Поже… Можно говорить все, что угодно. Кому-то нравятся их программы, кому-то не очень, но они на каждом турнире делают все элементы, и когда они чисто катаются, к ним не возникает вопросов. Но космоса, как такового, в данный момент нет. Очень много пар, которые так, или иначе находятся примерно на одном уровне. Раньше было понятно: Дэвис/Уайт, Вирчу/Моэр, это либо первое, либо второе место, как карта ляжет. А все боролись только за третье. Оно было как первое для всех остальных.

— Малая золотая медаль.

— А сейчас все как бы открыто. Если Уивер/Поже делают ошибку, их реально победить. Но посмотрим, что еще итальянцы будут делать — Капеллини/Ланотте, осень у них оказалась неудачной. А мне лично очень нравятся французы. Пападакис-Сизерон. Особенно он. Он — гениален, а она ему не особо мешает. Это важно.

Руслан Жиганшин и Елена Ильиных

— Главное, чтобы женщина не мешала?

— В танцах все просто. В танцевальной паре должен быть один лидер. А второй не должен мешать. И все! В какой-то паре женщина сильнее, в какой-то мужчина. Но у французов однозначно — он лидер, и в нем все великолепно. Женщина тоже может быть лидером, достаточно вспомнить Марину Анисину, носившую на себе Пейзера, или Барбару Фузар-Поли, носившую Маргальо. Но в последних двух космических парах лидерами были мальчики. Скотт и Чарли — это было нечто, как они катались… А девушки им не мешали.

— А в вашей паре кто-лидер, а кто- не мешает?

— Надеюсь, что я не мешаю. Cегодня на тренировке я, правда, мешал сильно, рухнул так, что мама не горюй. Хотя у нас обычно на соревнованиях Нелли стабильнее, и мы все только на нее смотрим.

— Но в свете новых открывающихся возможностей какова ваша мотивация, ваши амбиции?

— Мотивация? Хм… Мы всегда говорим, что мы катаемся для зрителя. Я считаю, что танцам этого очень сильно сейчас не хватает. Все концентрируются только на элементах, и катаются для технической бригады. Танцы потеряли многое. Из танцев ушла душа. И этим все сказано. На самом деле. Мы пытаемся сохранить душу танца. Но это очень сложно. Наши правила, наши требования, которых миллион… Их столько, и многое непонятно… В этом сезоне на этапах Гран-при мы хорошо катались, мы были довольны своими выступлениями, но совсем недовольны местами. Судьи наказывают нас. За что? Наша революционная интерпретация классической музыки в произвольном танце кажется им провокационной. Они считают, что мы издеваемся над классикой. Хотя при этом сами же сетуют, что фигурное катание теряет телевизионные рейтинги, теряет аудиторию, его показывают уже только в трех странах — в России, Японии и Китае. Даже в США уже не приобретают права на телевизионные трансляции. Потому что все одно и то же. Каждый год одно и то же. Все так же, как двадцать лет назад. Одна и та же музыка — я считаю, надо составить уже «черный список»: «Ромео и Джульетта», «Болеро», «Кармен», «Данс Макабр». И в ИСУ есть человек, который входит в оргкомитет всех крупных соревнований, который этот список уже составил. Но ему не удается переубедить. Стоит тебе чем-нибудь выделиться, и ты тут же получаешь за это. Причем, выделяться особенно никто не хочет. Мужчинам-одиночникам разрешили брать музыку со словами. Кто пошел на это? Нет, лучше по-старинке… Болельщики устали от этого консерватизма, однообразия. С наших тренировок в Оберсдорфе подростки летом не хотели уходить, так им нравилось наше «издевательство над классикой». Они говорили: «О, как это круто!». Для кого мы катаемся? Разве не для молодежи, не для новых поколений болельщиков?

— Фигурное катание убивает консерватизм?

— Мы выглядим провокационно на общем фоне. Провокацией считают даже мою майку, хотя официально ведь разрешили костюмы без рукавов. Разрешили, но я все равно шокирую! К сожалению. Не могу сказать, что мне все равно. С одной стороны, каким бы ни было наше место и наши оценки, нас с Нелли всегда приглашают на показательные. А с другой — мы все-таки спортсмены. И когда тебя оценивают ниже, чем ты это заслужил, это морально убивает. Тяжело. Сколько лет это продолжается, но привыкнуть невозможно. Это очень больно. Особенно, если вспомнить «Skate Canada». После короткого танца нас убрали так, что даже представитель судейской бригады подошел: «Наверное, это было неправильно…». Но что нам было делать с его словами? Да, и в Японии, и в России нас любят, за нас болеют. Это очень приятно. А мы все-таки ждали. Сейчас, когда космические лидеры ушли, ушли французы Пешала/Бурза, мы думали, что наконец-то… В танцах же очередь. И наша очередь как бы уже подходила. Оказалось — нет.

— Кто же дирижирует этой очередью?

— Очень хороший вопрос. Если вы узнаете — обязательно скажите нам. Ну вы мне объясните. С одной стороны постоянно слышны разговоры: «Фигурное катание становится неинтересным, что делать?». Даже в девяностые годы программы были ярче, это действительно так. Но реально менять никто ничего не хочет. Все стараются тихонечко, не высовываясь, не дай Бог выделиться и сделать шаг вперед. Нет, надо сбиться в общую массу! Зритель давно не понимает, за что начисляются баллы, сами тренеры и спортсмены этого не понимают! В Канаде мы не поняли ничего вообще. Нам не засчитали один элемент, другой… При этом соперники срывали свои элементы, врезались в борта, но они над нами, а мы шестые. Когда ты совершаешь ошибку и знаешь, за что тебя наказали, ты работаешь и исправляешь ее. А если не знаешь и не понимаешь — это путь в тумане, у тебя опускаются руки!

— Сложно сохранить мотивацию.

— Очень сложно!

Виктория Синицина и Никита Кацалапов

— Особенно если понаблюдать за лицами в «Кисс-энд-край». При объявлении первой оценки лица остаются каменными. Потому что в итоге можно оказаться и первым и пятым.

— Именно! Они ждут только, когда место появляется. Тогда ты понимаешь, где ты. Цифра! Зритель, который смотрит фигурное катание раз, или два раза в год… Ему неинтересно, когда ты ничего не понимаешь — это неинтересно.

— Раньше болельщики сидели с блокнотами, с карандашиком в руках, подсчитывали — и им нравилось, все играли в одну общую игру.

— Да, это была общая игра. Ты смотришь: ага, американский судья поставил столько-то русским, чем ответит русский судья? Это было так увлекательно. Изюминка пропала. И плюс все еще катают одно и то же. Одни и те же дорожки, одни и те же поддержки. Надо что-то менять. Иначе мы потеряем совсем и все. А наши соревнования становятся все дороже и дороже. Все это оборудование, все эти подсчеты… Там же миллион людей сидит. И за все нужно платить. Но если при этом ничего не получать от телевидения — то где мы вскоре окажется?

— Что вы предлагаете?

— Легко сказать, что плохо. Тяжело сказать — что делать. Правила в танцах нужно просто взять и порвать. Они уже настолько запутаны… Это первый шаг. Дать свободу! Ведь по сравнению с девяностыми спортсмены намного сильнее катаются. Уровень вырос значительно. Я как бы принадлежу еще к старой «генерации», я тут со своими твиззлами мучаюсь, а юниоры, новая «генерация», они делают все легко-легко. Поддержки акробатические… Дети такое творят! Мне уже тяжело за ними угнаться. Раньше танцоров только после тридцати лет начинали оценивать. И это правильно. Что главное в танце? Отношения между мужчиной и женщиной. Драма, страсть, нежность — вся гамма чувств и оттенков. А как это, извините, показать в восемнадцать лет? Да, они на фантастическом уровне исполняют твиззлы и поддержки, но в том, что касается образов и чувств — я им не верю.

— Мне интересно ваше мнение о двух вновь образованных парах — Ильиных-Жиганшин и Синицина-Кацалапов, появившихся на обломках потерпевшего крушение дуэта олимпийских чемпионов Ильиных и Кацалапова. Россия потеряла, или приобрела?

— Поскольку Русланчик — младший брат моей партнерши Нелли, то он нам как родной, и, конечно, мы болеем за него и Лену Ильиных. Но в то же время мне непонятно, почему Кацалапова нет в Стокгольме. Кацалапов и Синицина лучше всех откатали произвольный танец на чемпионате России, но их поставили четвертыми. Это необъяснимо. Я совсем не понимаю, почему они не здесь, как вторая пара от России. Это было бы интересно. И для нас, и для Руслана с Леной. Об этом можно было бы что-то писать, говорить. Как эти две пары встречаются на тренировках, как они при этом не разговаривают, кто на кого как посмотрел. Это же Шекспир! Драматургия! Нам всем обломали кайф. И болельщикам обломали, и журналистам. Мы были с ними в Японии, они там не очень хорошо откатали, сорвали, но на самом-то деле Никита и Виктория пара хорошая, сильная, красивая. Почему их так сильно наказывают… В России, видимо, свои какие-то игры.

— Но у вас есть предположение?

— В России всегда есть кто-то, кто решает. Иногда это хорошо, иногда — не очень. Моя версия: «Кто разбил пару?». Пару Ильиных-Кацалапов. Федерация на них ставила, на них рассчитывала. Если бы они продолжали, они бы везде боролись за первое место, у них были и рейтинги, и имя. Поэтому Никите просто объясняют таким образом, что он не прав.

— Не будут же ему всю жизнь объяснять?

— Конечно, нет. Один сезон.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...