Александр Лакерник: в «шестибалльной» системе судейства объективности было — ноль, а сейчас — 30 процентов

В конце декабря на олимпийской арене «Айсберг» в Сочи прошёл чемпионат России по фигурному катанию. Итоги турнира прокомментировал главный судья чемпионата России, председатель технического комитета Международного союза конькобежцев (ISU) по парному и одиночному катанию Александр Лакерник.

— Самым положительным итогом чемпионата России стало выступление спортивных пар, — сказал Александр Лакерник. – Пара Татьяна Волосожар / Максим Транькова блестяще откатали короткую программу и очень хорошо – произвольную. Они, вроде бы, преодолели психологический барьер, который мешал им чисто катать обе программы. В Сочи у ребят были мелкие помарки, но – незначительные. Очень достойно выступили Юко Кавагути и Александр Смирнов – они в первый раз в этом году так чисто прокатали обе программы. Очень понравились Ксения Столбова и Фёдор Климов. И дальше по турнирной таблице у нас в парном катании идут интересные спортсмены.

— Кстати, большое обсуждение вызвало выступление Волосожар и Транькова в финале Гран-при, который также прошёл в Сочи. Они победили, несмотря на грандиозное падение партнёра в произвольной программе. Можете объяснить, как такое возможно?
— Новая система судейства так устроена, что сходу очень сложно сказать, каким окажется итоговый результат. Наверное, я один из самых опытных людей, если говорить о технической стороне фигурного катания (улыбается), но даже я иногда не понимаю, чем все завершится. В новой системе каждый элемент оценивается отдельно. В финале Гран-при Таня с Максимом допустили две серьёзные ошибки. Но стоимость этих двух некачественно исполненных элементов очень мала, хотя всё равно не сводится к нулю. Даже если спортсмен падает, у него что-то остается – берётся базовая стоимость проваленного элемента, из него вычитается сумма ошибки. К примеру, тройной аксель стоит порядка восьми баллов, четверной прыжок – девять. Допустим, плохо исполнен прыжок, и при самом большом срыве будет минус три балла, то есть пять останется. Даже при падении останется четыре балла – не ноль, поскольку, спортсмен делал элемент, докрутил его. Вот если не докрутил – это уже хуже конечно. У Тани с Максимом ушло из стоимости суммарно порядка 10 баллов. Но у них остальные элементы очень высокого уровня, в качестве они получают «плюс два» или даже «плюс три». И тут уже начинается чистая математика. Может быть, интуитивно казалось, что в финале Гран-при должны были победить Вера Базарова и Юрий Ларионов, но математически всё получилось иначе.

— Часто возникают такие коллизии?
— Возьмём совсем свежий пример. На чемпионате России Максим Ковтун стал только пятым, хотя сделал четверной прыжок и тройной аксель, но потерял на других элементах. У него не получились два первых прыжка, из-за чего пропали каскады – вместо трех остался всего один. И техническая стоимость программы, даже при хорошо исполненных четверном прыжке и тройном акселе, оказалась невысокой. Нынешняя система судейства завязана на математике. Это и хорошо, и плохо. Плохо тем, что какие-то эмоциональные моменты могут быть не учтены, а хорошо тем, что ко всем спортсменам одинаковый подход. Проводились подсчеты: в старой, «шестибалльной» системе объективности было – ноль, а сейчас – 30 процентов. Объективна, в первую очередь, стоимость элемента: тройной аксель для всех стоит одинаково, плюсы и минусы влияют на его стоимость, но у него фиксированная цена. Влияние этой таблицы сложности на сумму баллов спортсмена примерно 30 процентов, которые для всех одинаковы. Где-то у этой системы есть проблемные места, но зато она объективна. Если человек напрыгал и не сделал вращения, не получится, как в старой системе: если его не знают, он молодой – он ничего не получит. Иногда могут складываться результаты, которые приходится тщательно разбирать и просчитывать. Хочется добавить, что эмоциональные выступления в печати и интернете должны быть тоже продуманы. Когда корреспонденты начинают определять, кто у нас лидеры в парном катании, ничего хорошего для российского фигурного катания они не делают.

— Как вы оцениваете выступление на чемпионате России мужчин и женщин?
— Я очень рад, что Женя Плющенко выглядел достойно – мы на него очень надеемся. Главное, чтобы ничего не болело, а с остальным он справится – физически, технически и эмоционально Женя находится в очень хорошем состоянии. Порадовал Сергей Воронов – он вернулся по-настоящему, хочется верить, на чемпионате Европы Сережа ввяжется в борьбу за высокие места. Дальше, к сожалению, у всех спортсменов было очень много ошибок. У девочек похожая ситуация: хорошо каталась Лиза Туктамышева, неплохо – Аделина Сотникова. Девочки взрослеют, им надо преодолеть этот сложный рубеж, но на чемпионате Европы они могут рассчитывать на высокие результаты. К сожалению, мы увидели провальное катание у наших лидеров – Алёны Леоновой, Ксении Макаровой. Особенно обидно за Алёну – будем надеяться, что она подойдет ко второй части сезона в лучшей форме.

— Что скажете про танцы?
— В танцах я не большой специалист, но по тому, что я слышал и видел – пять-шесть первых дуэтов катались очень хорошо. А две наши лидирующие пары – Екатерина Боброва с Димой Соловьёвым и Лена Ильиных с Никитой Кацалаповым – прибавляют. И мы очень надеемся, что они поборются за призовые места на чемпионатах Европы и мира, а также – на Олимпийских играх 2014 года.

— Как оцените работу иностранной технической бригады в танцах?
— Возможно, если работала наша бригада, итоговый результат не изменился бы, но я не берусь оценивать этот эксперимент. Например, в одиночном и парном катании я пока не вижу нужды в такой мере. На этом чемпионате России я был техническим контролёром в парном катании. И было просто загляденье, как работали наши, российские специалисты – они всё знают, всё умеют, могут учитывать и конкретные ситуации. И зачем нам приглашать иностранцев, когда у нас свои специалисты – высочайшего класса? Но танцы – это немного другое, в них больше субъективности.

Загрузка...

Поиск
Загрузка...