Александра Степанова и Иван Букин: В детстве восхищались Навкой и Костомаровым

Российский танцевальный дуэт Александра Степанова/Иван Букин дали интервью после окончания российского этапа Гран-при по фигурному катанию.

«ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ТРАВМА»

— Какие ошибки во вчерашнем прокате нашли?

— Александра Степанова (А.С.): Наверное, всегда есть какие-то недочеты. Пересматривали вчера, вместе сидели, много моментов для себя подмечали, что хотелось бы сделать чисто внешне по восприятию нашей программы. В технику, не углублялись, например, не разбирали шаги, дорожки. Чисто визуально разобрали, что добавить чисто для себя.

— Иван, по телекартинке показалось, что у вас на плече какая-то рана.

— Иван Букин (И.Б.).:Это производственная травма.

А.С.:Это от крутящейся поддержки, я так получается, что я царапаю ему шею.

— И.Б.: Она просто не заживает, каждый раз она царапает, и небольшая ранка, не могли никак ее заделать, пластырь часто слетает.

— Не секрет, что в вашем виде есть некая очередность. Сложно выйти один раз и ворваться. Когда вы начинали путь в танцах, вы понимали, сколько придется ждать, или думали, что все будет побыстрее?

— А. С.:У нас не было такого понятия, что нам придется ждать. У нас было так, что мы должны доказывать каждый раз, чтобы завоевать расположение судей и публики. Сидеть и ждать мы не можем, у нас много работы, надо сильно заслужить определенное расположение.

— На юниорском чемпионате мира вы обыгрывали ГабриэлуПападакис и ГийомаСизерона.

— А.С.:Это прямо вечный вопрос, ну так получилось. Спасибо. Там был юниорский уровень, абсолютно другой уровень. Они вышли первой парой Франции, мы же не были первой парой России далеко, всему свое время.

— Вас постоянно хвалит Илья Авербух. Что значит для вас его похвала?

— А.С.: Безумно приятно, потому что он приглашал нас на свое шоу, свои небольшие туры. Было безумно приятно поработать с ним, от него услышать доброе слово очень важно. Человек ставит шоу, в которое все должны поверить. Если он оценивает так наше катание, то это действительно круто.

— Не было ли предложений поработать с ним с коммерческой точки зрения?

— А.С.: Мы третий сезон работаем с Петей Чернышевым, поэтому мы пока что не будем ничего менять, этот сезон прокатаемся, а дальше посмотрим.

«НИ РАЗУ НЕ ХОТЕЛИ РАЗОЙТИСЬ»

— Был ли в вашей карьере сложный момент, когда у вас проскальзывала мысль, чтобы разойтись?

— И.Б.: По-моему, не было вообще ни разу.

— А.С.: Для нас это невозможно даже в голове. Мы не можем подумать об этом. У нас все складывается хорошо. Если мы получаем не такой результат, который мы хотели бы получить, то это не вина Вани, не моя вина. У нас есть спортивные цели, каждый выполняет свои задачи. Мыслей разойтись не было. У нас просто не было таких явных проблем, наверное, из-за чего бы мы перестали кататься друг с другом. Нам очень сильно повезло друг с другом и с тренерами.

— Какая главная цель сейчас для вас?

— А.С.:Выиграть Олимпиаду. У меня так с детства получилось, может, родственники или родители это вложили. Всегда, куда бы я ни пришла, в гости, например, все мне говорили, что скоро увидят меня по телевизору, а мне было всего семь лет. Я поняла, что у меня не было другого пути, выбора, я поняла, что это моя жизнь, это мое, другого нет.

— И.Б.:Мне кажется, это для всех спортсменов, которые хотят достичь самого лучшего. Конечно, все стремятся к этому, и мы не исключение. Мы работаем каждый день, стараемся улучшить себя, чтобы достичь этого. Это мечта, это даже больше, чем мечта, это уже жизнь.

— Какой парой восхищались в детстве?

— А.С.: Наверное, Татьяной Навкой и Романом Костомаровым. Все любили их, и я не исключение. Это всеми любимые чемпионы, спортсмены.

— Ужасная ситуация с непопаданием на Олимпиаду вас уже отпустила?

— И.Б.: Мы уже много раз сказали по этому поводу, уже не хочется вспоминать и говорить об этом.

— Не было ли у вас желания заставить МОК дать объяснение тому решению?

— А.С.: Мы писали письма, собирали подписи от олимпийских чемпионов, было много чего сделано. Дело-то в другом – они имеют право не объяснять причину. То есть если бы мы ехали под российским флагом, то они были бы обязаны объяснить причину. А так, как мы едем под нейтральным флагом, они могут тебя просто не пригласить как на день рождения. Так сложилась ситуация.

«ПЛАТЬЕ ОТ ЮДАШКИНА – ШЕДЕВР»

— Как вам сотрудничество с Юдашкиным? Каково вам кататься в костюмах от кутюр?

— А.С.: Для нас это шедевр, на самом деле. Он оказался добрейшей души человек, такой открытый, спокойный, улыбчивый, очень переживает за нас. Мы постоянно держим связь, отписываем, что и как. Поэтому нам реально очень повезло, что так вышло и что он нам придумал эти образы, эти костюмы.

— Вы вместе с ним придумали костюмы? Или это его полет мысли?

— А.С.: Это изначально был его полет мысли. Мы показали ему музыку, показали себя, пришли к нему в бутик.

— А программу он не видел?

— И.Б.: Нет, сначала не видел.

— А.С.: Мы ему покидали видео своих предыдущих программ. Он нас посмотрел, прикинул и потом в следующий раз мы уже пришли, у него была куча эскизов. Валентин нам их показал, и там уже мы обсуждали детально: что бы нам хотелось, что добавить, что, может быть, убрать, но первую идею подал он. То есть делали вместе. Не было такого: «Я буду вам это шить, а вы будете кататься».

— Ваше платье смотрится очень по-разному в статике и в динамике. В движении оно как будто бы начинает жить своей жизнью – это так красиво.

— А.С.: Спасибо большое! Оно и правда получилось очень необычным. Не такое, какое я могла бы себе представить. Потому что танго – это какие-то стандартные цвета: красный, черный, может быть, фиолетовый или зеленый. Но тут серый и это очень классно. Это оригинально и очень-очень красиво.

— Вас считают едва ли не самой горячей парой в мировом фигурном катании. Как вы себя ощущаете в этом статусе?

— А.С.: Самой горячей в каком смысле?

— Такие ассоциации сразу возникли после того, как вы на контрольных прокатах показали свой произвольный танец.

— А.С.: Ну, да, в этом сезоне у нас такие образы.

— И.Б.: Да, вопрос, конечно, такой…

— А.С.: Из сезона в сезон мы стараемся меняться и показывать наши разные стороны. В прошлом году у нас была медленная программа, в этом нужно было кардинально что-то менять. Поэтому Петя Чернышев предложил нам такую музыку.

— И.Б.: Нам сразу очень понравилось. Мы вышли на первый постановочный день, он начал показывать какие-то движения, это было очень круто. Нам сразу понравилось, как он видит программу и нас в этой музыке. Было очень интересно работать и совсем несложно.

— А.С.: Так получилось, что обязательную программу – танго нам ставила Ирина Владимировна (Жук), и она тоже для нас одна из самых любимых. Потому что в этом танце мы показываем все возможное. Получаются два таких очень сексуальных, мощных образа.

— По вам видны, что вы родственные души, отлично общаетесь вне льда. Можно ли сыграть эту страсть, если между фигуристами нет такого взаимопонимания?

— А.С.: Я не знаю… Актеры же показывают на экране любовь, а в жизни при этом они могут ненавидеть друг друга. У нас по-другому. Нам безумно повезло друг с другом. Как-то все сложилось. Это такая сила – понимание друг друга с полуслова. Мы счастливы, что у нас получается это раскрывать и показывать так хорошо, что многие задают вопросы: «Пара ли вы в жизни?». Это очень хороший комплимент тому, что ты играешь на льду.

— Но вы не пара в жизни?

— А.С.: Нет.

«ТВИЗЗЛЫ-ПИСТОЛЕТИКИ – НЕ БОЛЬШАЯ ПОТЕРЯ ДЛЯ НАС»

— Ваш фирменный элемент – твиззлы-пистолетики вернутся?

— И.Б.: Мы их не до конца убрали. В произвольном танце они есть.

— А.С.: Но я думаю, что в короткий мы их не вернем, потому что можно потерять слишком много баллов. Я не думаю, что стоит рисковать, тем более, что новые твиззлы очень хорошо ложатся по музыке, может быть, даже лучше.

— И.Б.: В этом сезоне точно не вернутся, потому что было уже очень много претензий. На трех стартах нам сказали, чтобы мы подумали и сделали что-то другое. Их очень тяжело исполнить правильно.

— А.С.: Исполнить-то как раз не тяжело, мы их делаем. Просто судьи объяснили нам, что они не видят с какого ребра мы начинаем.

— Вам не кажется, что это просто придирка и вас лишают своего уникального стиля?

— А.С.: Мне кажется, нет.

— И.Б.: Нет, мы уже много раз их показывали. И люди, которые следят за фигурным катанием, знают, что есть такой элемент. Я не думаю, что это большая потеря. Мы все в одинаковых условиях. Мы должны выполнять все так, как написано, и не можем нарушать правила ради каких-то эксклюзивных элементов.

— Насколько вы почувствовали расширение бонусной шкалы от трех до пяти? Это проще или сложнее?

— А.С.: Это не проще и не сложнее. Это так приятно, когда видишь в протоколе: «пять», «четыре». Все поменялось в первом же сезоне после Олимпиады. Начался новый олимпийский цикл…

— И.Б.: Тяжело на самом деле судить, это только начало сезона.

— А.С.: Но мы уже получили очень большие прибавки. Если не смотреть на технику, а на этом старте мы очень много потеряли в короткой программе, прибавки были огромные, и это очень круто!

— Но, опять же, эта палка о двух концах. Можно столько же потерять.

— И.Б.: Конечно, если допустишь ошибку, то и наказание будет в два раза серьезнее и больнее. Но, наверное, это в какой-то степени правильно. Если ты ошибся, то тебя должны наказать, а если ты сделал хорошо, то тебя должны хорошо похвалить.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...