Александра Трусова: «Если чего-то очень хотеть, то всего можно добиться»

Александра Трусова – ученица группы Этери Тутберидзе выиграла чемпионат мира среди юниоров в Софии, не только вписав свое имя в историю мирового фигурного катания, но изменив представление о возможностях человеческого организма. 13-летняя спортсменка впервые исполнила в программе два прыжка в четыре оборота – четверной сальхов и четверной тулуп. Тем самым россиянка задала новые ориентиры следующего этапа в мировом женском одиночном катании. О своей победе, четверных прыжках и стремлении быть во всем первой, Александра Трусова рассказала в интервью Татьяне Фладе.
— Саша, что испытываешь сейчас?
— Очень рада, что выиграла юниорский чемпионат мира. Рада, что прыгнула два четверных в программе. Я готовилась и сделала это. Но я еще не до конца осознала, что произошло. Слишком мало времени прошло. До конца не верится!
— Перед награждением ты говорила по телефону с Этери Георгиевной?
— Нет. С ней мне тогда не удалось поговорить. Звонили наши руководители Федерации, они поздравили, были счастливы за нас. А первыми поздравили наши тренеры Даниил Маркович (Глейхенгауз – прим.) и Сергей Викторович (Дудаков – прим). Они вместе с нами были в Софии. Спасибо всей нашей команде и Этери Георгиевне.
— Во время церемонии награждения ты была с распущенными волосами, поразила всех.
— Я с рождения волосы не стригла, мне только кончики равняли, поэтому такие длинные. А потом увидела мультик про «Рапунцель», и в детстве хотела быть похожей на нее.

— Можешь рассказать о своих ощущениях во время прокатов короткой и произвольной программ?
— Я просто хотела откататься чисто, показать все, что могу и вроде это получилось.
— Что ты чувствовала, когда в произвольной программе прыгнула сначала четверной сальхов, потом четверной тулуп?
— Я обрадовалась, что четверные получились. Но знала, что дальше у меня еще два сложных каскада, впереди вся программа, поэтому собралась и доделала все, что нужно.
— Все говорят о твоих четверных, в интернете везде видео с твоей программой. Но ты выглядишь совершенно спокойной.
— Да. Я старалась на тренировках. На тренировках прыжки получались чисто, и бывало, даже лучше. Но это соревнования, поэтому на чемпионате мира четверные были не такие хорошие, как хотелось бы.
— Четверной сальхов был просто шикарный.
— Тоже можно было лучше. Сальхов – да. Но тулуп четверной точно можно было лучше.
— Когда ты начала учить четверные прыжки?
— Я начинала учить аксель в три с половиной оборота. В первый раз попробовала его давно, когда мне было лет 10 у другого тренера. Но тогда аксель не получился. Потом я перешла к Этери Георгиевне Тутберидзе. Полгода покаталась, и мы попробовали снова тройной аксель. Он не пошел. Тогда переключились на четверной сальхов. И я его прыгнула в апреле прошлого года. Четверной тулуп начала учить после юниорского финала Гран-при, в декабре.

— Тренеры предложили тебе попробовать четверной сальхов?
— Да, потому что я думала, что сначала нужно выучить тройной аксель, потом четверной сальхов… По очереди. А они сказали, что можно пробовать сразу сальхов, потому что тройной сальхов у меня очень высокий, не в длину, а в высоту.
— Прыжки учила сначала на удочке?
— Аксель часто прыгала на удочке, а сальхов не часто. Сначала четверной сальхов несколько раз на удочке попробовала, потом решила так зайти. Нормально получалось. Просто прыгала, прыгала. Штаны надевала специальные, чтобы не больно падать было. Прыгнула — в первый раз получилось, второй… И пошло.
— Кажется, что все так легко и просто.
— Нет, это же было долго. Соревнования заканчиваются, и начинаешь учить новые прыжки в конце сезона. Программы в это время не катаешь, и есть возможность что-то новое учить. Еще перед Новым годом время есть, можно этим заниматься.
— На финале Гран-при ты сказала, что хочешь, помимо сальхова, выучить еще четверной тулуп. Сказала и сделала. Тулуп легче дался?
— Сальхов и тулуп – похожи. Просто сальхов прыгаешь с ребра, а тулуп с зубца. Сальхов для меня удобнее. Но Даниил Маркович (Глейхенгауз – прим.) говорит, что тулуп у меня лучше.
— Ты делаешь какие-то специальные упражнения для крутки прыжков, чтобы они были такие высокие? Или это, так сказать, природные данные?
— Кручусь я вообще-то не очень быстро. У меня группировка идет за счет высоты прыжка. А прыгаю я так высоко, наверное, от природы. Но если тренировать прыжки каждый день, то у любого получится. Просто надо идти, делать и не боятся. Я просто очень хотела это сделать. И не боялась пробовать. Если чего-то очень хотеть, то всего можно добиться.

— Процесс обучения четверным, наверное, такой же, как учить тройные прыжки. Но когда ты падаешь с четверных, это же больнее?
— Четверной на один оборот больше, поэтому и подпрыгиваешь выше. И если с такой высоты упасть, а у меня прыжки высокие, то, конечно, неприятно. Когда я падаю, то все кругом отворачиваются… Но на самом деле, больно только на бедра падать. Вот как я на финале Гран-при с четверного упала, то это не очень больно. Все говорили: «Ужас», а мне не было больно.
— Поэтому ты и надеваешь специальные штаны на тренировках, чтобы, не дай Бог, не травмироваться. Ты сказала, что хочешь выучить и другие четверные прыжки?
— Да. Конечно, мне надо бы тройной аксель выучить. Четверные без тройного акселя – как-то не так. Но посмотрим. А четверной лутц мы давно хотим попробовать. Сейчас если больше не будет соревнований, попробуем. Сначала лутц надо на удочке, но без поднятых рук. А я уже прыгаю с руками наверх. Привыкла.
— Ты сказала, что всегда хотела сделать то, что еще никто не делает. Почему?
— Чтобы быть первой в мире.
— А тебе не страшно было пробовать такие сложные прыжки?
— Нет. Четверной – это еще один оборот. Крутишься, пока не остановишься, пока не упадешь. Это сначала. Прыгала, падала, падала. А затем раз – кажется, что уже можешь выехать с прыжка. Так еще и еще. И получается.
— Что сказала твоя мама, когда ты решила попробовать четверной? Испугалась?
— Она мне не говорила об этом. Сказала только: «Ну, давай, попробуй». А что мама может сказать, если я решила? Она соглашается со мной. Все время радуется, когда я прыгаю, когда получается. Если я сказала, что хочу, то и делаю. Мама не вмешивается в наши тренировочные дела.

— Что тебе говорили после произвольной программы мальчики или другие спортсмены?
— Леша Ерохов, Рома Савосин, Паша – мальчик из Белоруссии подошли, поздравили. Леша мне всегда подсказывает, как делать четверные. Он эти прыжки тоже прыгает. У него три четверных, два тройных акселя в программе. И вот когда тренеры заняты, а у нас много народа, особенно, когда один тренер остается, Леша мне помогает, говорит, что делать надо.
— А мальчики, которые не прыгают еще четверные?
— Иногда хлопают, когда видят, что у меня получается. А иногда смотрят, может быть, завидуют. Не знаю, как это правильно сказать.
— Твоя техническая оценка в произвольной программе на этом чемпионате была выше, чем у девочек, которые выступали на Олимпийских играх. И если бы ты участвовала в Олимпиаде в Корее, то, возможно, стала бы третьей. Но есть ограничения по возрасту. Что ты думаешь по этому поводу?
— Я, конечно, хотела бы, чтобы возрастных ограничений не было. Но, с другой стороны, они должны быть. Олимпийские игры проводятся раз в четыре года, и надо, чтобы как можно больше разных спортсменов побеждали.
Мне, конечно, обидно, что из-за возрастных ограничений я не смогу выступить на чемпионате России в следующем году. А я бы очень хотела.
— Ты выиграла все главные турниры по юниорам, в следующем году ты еще будешь выступать на юниорском уровне. Какой будет твоя мотивация?
— Хочу чаще и чище катать программы с четверными. Буду улучшать свои прокаты, чтобы было больше баллов, рекорды ставить.
— А тебе было бы интересно соревноваться с мальчиками?
— Да. Но это же невозможно.

— Кстати, здесь по баллам, хотя у девочек на один прыжок меньше, ты бы могла стать второй в соревнованиях юношей.
— Но у мальчиков коэффициент другой.
— С учетом компонентов теоретически ты могла бы и выиграть.
— Думаю, что Леша Ерохов мне этого бы не простил.
— Помимо четверных, в твоих программах два сложных каскада – флипп – риттбергер и лутц – риттбергер. Когда ты начала прыгать их?
— Лутц – риттбергер выучила в прошлом году. На первенстве России я была третьей, второй, уступая девочкам постарше. Но они прыгали каскады с тулупом, поэтому я решила выучить с риттбергером. Тогда еще Алина Загитова по юниорам выступала, она прыгала такой каскад, и я решила тоже его выучить. Учила, учила, и когда стало получаться, спросила у тренеров, можно ли его в программу вставить? Пошла и прокатала хорошо. Но прямо перед соревнованиями Этери Георгиевна меня проверила. Я вращалась, а она раз и включила музыку, я должна была программу с лутцем и риттбергером прокатать. Перед первенством России получилось.
— Фигурное катание – это не только прыжки.
— Жалко.
— Ты любишь прыжки?
— Больше всего люблю прыжки. Но если бы не было всего остального, то было бы легко.
— А как другие элементы, хореография, скольжение… Тебе это нравится?
— У нас всегда перед тренировкой раскатка, в конце тренировки делаем вращения, дорожки… Мне интересно, когда программы ставят. Музыку для программ я сама не ищу. Это выбор тренеров. Я слушаю разную музыку, но я бы не хотела кататься под ту, что слушаю. Не знаю, почему. Наверное, чтобы отделить личную жизнь и фигурное катание.

— Фигурное катание для тебя – это работа, хобби?
— Сейчас, когда стала выступать на чемпионатах мира, этапах Гран-при, наверное, работа. Но мне всегда казалось, что работа – это что-то такое, куда не хочется идти. Приходить и сидеть в офисе… Скучно. А фигурное катание мне нравится. И я всегда тренируюсь с удовольствием.
— С кем ты дружишь в группе?
— Со всеми. У нас раздевалка для девочек. Там не очень много народа, но мы общаемся. Я со всеми одинаково дружу, в ровных отношениях. Но самые близкие мои друзья – моя семья. У нас семья большая. С чужими людьми мне не так комфортно, как со своими. И у меня нет недостатка в общении.
— У тебя есть собачка, которую ты очень любишь. Скучала по ней?
— Да. Когда по видео звонили, то я ее позвала, но она не поняла, откуда звук идет. Головой крутила, такой взгляд…
— Скоро увидишься. Какие планы теперь?
— Приехать домой, прийти на тренировку, там посмотрим.
— А отдых?
— Хотелось бы съездить на море. В Италию, Испанию. Туда можно было бы Тину (собачку – прим) взять. В Европе много людей путешествует с собаками. Там много зоомагазинов. А я люблю Тину одевать. Она, правда, этого не любит. Но я ей покупаю платья, шлейки. Она у меня как Принцесса.
— Как кукла.
— Но живая.
— Может быть, стоит поехать на чемпионат мира в Милан, посмотреть, как другие выступают?
— Думаю, не поедем. Надо тренироваться. А в Милане я бы больше отдыхала. Отдых отдыхом, а работа работой. Тем более, что до отпуска не так далеко.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...