Александра Трусова: надеюсь, у меня характер как у Жени Медведевой

Тринадцатилетняя победительница Финала юниорского Гран-при Александра Трусова – единственная фигуристка в мире, которая исполняет на официальных стартах четверной прыжок, а также способна сделать тройной сальхов с места и лутц выпрыгнуть прямо из кантилевера. Что это такое? Лучше посмотреть. А пока вундеркинд из группы Этери Тутберидзе в беседе с корреспондентом агентства РИА Новости Анатолием Самохваловым рассказала, как надо гипнотизировать судей, что ей обещала двукратная чемпионка мира Евгения Медведева, и подчеркнула, что хочет стать олимпийской чемпионкой.

Хочу что-нибудь сделать первой в мире

— Саша, откуда у вас столько обаяния? Этому учат? Дают советы?

— Советы мне дают только родители. А вообще – наверное, с детства.

— Вы и в раннем детстве были такой улыбчивой девчонкой?

— В детстве я еще и не стеснялась, а сейчас… В детский сад я практически не ходила, была дома с мамой. С четырех лет мы вместе ездили на тренировки, а когда решили, что фигурным катанием стоит заняться профессионально, мама точно решила, что больше не пойдет на работу, потому что ее работой стали мои тренировки.

— Вы же родом из Рязани.

— Да, ездим туда регулярно, к бабушке с дедушкой и двум моим двоюродным братьям.

— Вы ощущаете на себе, что постепенно становитесь звездой?

— Я пока не понимаю, как это — быть звездой.

— Вот исполните четверной сальхов в чистом виде и ощутите, может быть?

— Я хочу сделать что-нибудь первой в мире. Поэтому учу и тройной аксель, и четверной тулуп. И все оставшиеся четверные.

— Потом с мальчиками будете соревноваться?

— Да (Смеется).

 

— На тренировке во время Финала Гран-при вы сделали каскад из шести тройных прыжков лутц – риттбергер – риттбергер – ойлер – сальхов – ойлер – сальхов – ойлер – сальхов. Я не ошибаюсь?

— Не ошибаетесь.

— Что вы этим хотели сказать?

— Тренеры мне сказали: «Иди что-нибудь прыгни, чтоб прыжков было много». В это же время Даша (Паненкова) прыгала лутц-тулуп-тулуп-тулуп. А мне говорят: «Ну-ка дай ответ Даше». Я пошла и дала. Да сальхов я с места могу сделать. Приятно, когда ты прыгаешь, прыгаешь, прыгаешь, а у тебя получается. И хочется все больше, больше, больше. Я всегда сама хотела исполнять многооборотные прыжки.

На Медведеву смотрела как на знаменитость

— У вас уже сложилось ощущение, что на юниорском уровне можете уделать всех?

— У меня есть ощущение большой конкуренции, потому что у нас в России много сильных девочек и все они – мои соперницы. И есть девочка, которая прыгала четверной – Аня Щербакова. Сейчас (после перелома ноги) она не практикует такие прыжки, а раньше мы с ней одинаково шли в освоении этих элементов. Я буду тренироваться и стараться всех победить.

— В чем вы сильнее всех остальных?

— В том, что я пробую прыгать четверные.

— Страшно заходить на них?

— Я не боюсь падать. Когда учу их, я надеваю штаны с поролоном и прыгаю. А на удочке уже пробовала и лутц, и флип.

— Для девочки лутц и флип реальны?

— Думаю, да. Пока мне тяжело сделать их самой, потому что я прыгаю с руками наверх, а на этих прыжках нужно руки опускать. Но сам прыжок у меня лучше получается с руками.

— В самом начале произвольной программы перед заходом на четверной у вас магический взгляд. Что он означает?

— Я смотрю в глаза судьям, чтобы они смотрели на меня и не могли оторваться. Я так сосредотачиваюсь уже во время программы.

— Вы гипнотизируете судей?

— Да (улыбается).

— Нравится, когда внимание сосредоточено на вас?

— На соревнованиях это мне нравится, а на тренировках, если чувствую, что на меня много смотрят, то не очень как-то по себе становится.

— Удается бороться с волнением?

— Тренеры помогают, объясняя, как правильно зайти на прыжок, чтобы после сесть «в ноги».

— Кто вам больше всего нравится в плане индивидуальности и хореографии?

— Женя (Медведева).

— И чем трогает ее катание?

— Всем.

— Помните, когда впервые ее увидели?

— Я ее видела на катке еще до того, как стала тренироваться у Этери Георгиевны. Мы не разговаривали еще, она меня не знала, а я просто глядела на нее как на звезду, как на знаменитость. Потом я пришла к ним в группу, зашла в раздевалку, мы стали общаться. Мне нравится быть с ней вместе. Затем в Новогорске нас поселили в один номер.

— На международных турнирах Евгения живет в одном номере с олимпийской чемпионкой Екатериной Бобровой и считает ее старшей сестрой. Бывало, за сорванный аксель старшая «сестра» реагировала пинком младшей. От Медведевой в шутку не достается?

— Нет, Женя мне все подсказывает.

— Обидно было, что она не смогла выступить в Финале Гран-при из-за последствий травмы?

— Да, она мне обещала, что если я отберусь в свой Финал, то поедем в Японию с ней вместе, но… Я хотела бы быть с ней в этом Финале.

— Евгения рассказывала, что в выходной день она находится в своей комнате с рыбками, Алина Загитова занимается с шиншиллами. Что вас отвлекает от фигурного катания?

— У меня есть маленькая собака, чихуахуа, по имени Тина. Она живет со мной и со мной же по возможности ездит на соревнования, в том числе по Европе – в Италию, Францию.

— Вы когда в школе успеваете учиться?

— Только вечером я в нее хожу, потому что с утра действительно не успеваю. Люблю математику, потому что у нас очень хороший учитель, который интересно объясняет.

Думала, Липницкая выиграет Олимпиаду и в одиночном

— Папа у вас спортсмен.

— Да, мастер спорта по трем видам единоборств. Дзюдо, самбо и еще одному, но я не помню название.

— Часто он вас хвалит как спортсмен спортсмена?

— Он может запросто сказать: молодец, Саш, прям как я. Когда я была совсем маленькой, то ходила вместе с ним в зал, подтягивалась, поднималась по канату. Но дзюдо не пробовала, им у нас занимается старший брат.

— Одним спортсменам присутствие родных на трибуне помогает, а другим мешает.

— Моя мама присутствует практически на всех тренировках и соревнованиях, а бабушка, папина мама, почти на всех турнирах. Мне все равно, я привыкла, что они смотрят на меня, и я уже не замечаю их. А папа не видел вживую ни одного выступления. Только в телефоне. Но он, спортсмен, хотел, чтобы его дети тоже были спортсменами. Вначале меня отдали для того, чтобы было хорошо для здоровья, а потом начался профессиональный спорт.

— Какой у вас характер?

— Не знаю даже (смеется). Надеюсь, как у Жени, сильный. Вообще я стеснительная. В детстве мне было все равно, что на меня смотрят, а сейчас я, видя зрителей, зажимаюсь. Правда, это не относится к соревнованиям, на них у меня все нормально. А когда я просто танцую на тренировке в зале, тогда начинаю смущаться.

— Вы легко обижаетесь?

— Ну, только если мои братья меня достают (смеется).

— С завистью в фигурном катании не сталкивались?

— Нет.

— А то в балете и в вашем виде спорта традиционна порча обуви.

— Что-то было у меня с коньками, но не знаю, кто-то это сделал или я сама неудачно наступила на железку.

— Лезвия испортили?

— Да.

— Чего вы хотите добиться в жизни?

— Олимпийской чемпионкой стать.

— Когда вы поняли, что можете стать не просто фигуристкой, а чемпионкой?

— Лет в 9-10, когда смотрела Олимпиаду в Сочи. Тогда я решила, что точно буду заниматься фигурным катанием, и я хочу стать олимпийской чемпионкой.

— Кто на вас произвел тогда большее впечатление – чемпионка в командных соревнованиях Юлия Липницкая или победительница в одиночном катании Аделина Сотникова?

— Я болела за Липницкую, мне нравилось, как она выступала, и я думала, что она выиграет и в одиночном катании.

— Что в Юлии импонировало?

— Она всегда чисто каталась. Почему-то я за нее болела.

— Когда-то у Тутберидзе спросили, что ее особенно привлекло в Липницкой, и она ответила – растяжка.

— Вращалась она изумительно, а в затяжке у нее был максимальный шпагат.

— У вас же прекрасный кантилевер.

— Сначала у нас его сделала Диана Дэвис, дочка Этери Георгиевны, потом все мы стали пробовать. Я ведь могу прямо из кантилевера прыжок сделать. В короткой я исполняю кантилевер, потом делаю шаг, потом тройной лутц. А могу сразу поставить ногу и сделать лутц.

— Страх есть перед прыжками?

— От того, что упаду, страха нет. Но на соревнованиях есть волнение от желания сделать прыжок.

— Анна Погорилая рассказывала мне, что она делает двойной аксель, а заходить на тройной – как в бездну. Еще один оборот, но не понимаешь, где ты окажешься.

— Для меня это всего лишь один оборот. Ничего сверхъестественного.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...