Алексей Мишин: «Надо ползти к цели, обдирая коленки»

За места в олимпийской сборной-2014 будут сражаться сразу три его ученика: олимпийский чемпион Турина Евгений Плющенко, бронзовый призер ЧМ-2011 Артур Гачинский и победительница юношеских Олимпийских игр Елизавета Туктамышева. Перед отъездом своих подопечных на первые в сезоне международные турниры знаменитый тренер Алексей Мишин дал интервью «СЭ».

— Почему для дебюта в этом сезоне вы выбрали Finlandia Trophy?

— Во-первых, Хельсинки находится совсем рядом с Санкт-Петербургом, туда удобно добираться. Плюс турнир существует много лет и хорошо нам знаком. Кстати, состав участников в Хельсинки в этом году намного серьезнее, чем в Оберстдорфе, где неделей раньше прошел турнир Nebelhorn Trophy.

— То есть вы сознательно старались обеспечить своим спортсменам максимально возможную конкуренцию?

— Скорее рассматривал все в комплексе. Старт в Хельсинки важен прежде всего для Артура: он по ряду причин пропустил прошлый сезон, сейчас у него не так много рейтинговых очков, и мы искали возможность поправить это положение, прежде чем ехать на первый этап «Гран-при» в Детройт.

— Гачинский заявлен в этом сезоне только на один этап «Гран-при». У него есть какие-то шансы получить второй?

— Уверен, что такого фигуриста, как Артур, с удовольствием примет любой турнир. Но дело в том, что у нас не так много прав, чтобы мы могли выбирать. Если Гачинский хорошо выступит в США, это может быть основанием для того, чтобы заявить его еще и на домашний этап в Москве. Там у России пока заявлены два спортсмена — Евгений Плющенко и Максим Ковтун, а третье место, которое наша страна имеет, как хозяйка, пока вакантно. Хотя в Америке Артур попадает в настоящую «группу смерти» — как и Лиза. У мужчин участвуют два американца, три японца, Денис Тен, Брайан Жубер… А Туктамышевой предстоит соперничать с Мао Асадой, Эшли Вагнер… В общем, ситуация непростая. С другой стороны, я всегда придерживался очень простой философии: если у тебя серьезные планы — сражайся!

— Вторым этапом «Гран-при» у Туктамышевой значится ноябрьский Cup of Russia в Москве. Это хорошо, когда между стартами есть столь солидный перерыв?

— На самом деле да. Длинные перелеты по ходу «Гран-при» сильно выматывают, выбивают из колеи.

— Знаю, в Америку многие наши спортсмены поедут в этом году заранее, чтобы успеть полностью акклиматизироваться до начала соревнований. А какие планы в этом отношении у вас?

— Мы поедем прямо к старту. Времени, на то чтобы прилететь пораньше, у нас просто нет — мы с Лизой и Артуром только 7 октября возвращаемся из Хельсинки. А 17-го уже начинается «Гран-при».

— В Финляндии ваши спортсмены будут исполнять полные версии своих программ или облегченные?

— Лиза будет кататься почти в полную силу. Что касается Артура, мы сознательно идем на облегченный вариант произвольной. Чтобы можно было откататься спокойно, но максимально качественно. Дело в том, что Гачинскому очень тяжело дался период взросления. У некоторых спортсменов он проходит в один этап, и в этом случае справиться с проблемами роста несколько проще, чем если таких этапов два и они идут один за другим, как получилось у Артура. Парень он невероятно талантливый, но я отдаю себе отчет: когда настоящая стабильность еще не пришла, можно показать высокий результат, а можно и ухнуть вниз, причем глубоко. Подобных перепадов хотелось бы избежать.

— Не так давно в СМИ прошла информация, что в Санкт-Петербурге будет открыта школа Москвиной и Мишина. На каком этапе сейчас находится реализация этой задумки?

— Вопрос решается. Я в свое время высказался, что таких школ у нас в городе должно быть минимум две. Моя, которая специализировалась бы на одиночном катании, и школа парного катания Тамары Москвиной. Школа — это не просто место, где учат фигурному катанию. Я вижу ее как полный цикл подготовки спортсмена. От начального уровня и до самого высокого. Это идея, соратники. Хочется ведь оставить после себя след. Причем не где-нибудь, а в родном городе. Думаю, Тамара рассуждает так же.

У нас же в Питере сейчас нет ни одного «своего» спортсмена, который входил бы в сборную страны. Юко Кавагути — японка, Александр Смирнов — из Твери, Гачинский — москвич, Лиза — из Удмуртии. Даже Плющенко — и тот волгоградский. В идеале я бы создал в Санкт-Петербурге еще одну, третью школу — Алексея Урманова. Пусть будут самые разные направления, почему нет? Есть же в Москве школы Елены Чайковской, Марии Бутырской, Ирины Лобачевой. Неудивительно, что столица сильна как творческим потенциалом, так и организационным. Я уже не говорю о том, что спорт не может существовать без конкуренции.

— Вы довольны тем, как складывается подготовка в вашей группе? Или хотели бы больше помощи и внимания со стороны руководящих спортивных структур?

— Могу сказать честно: за всю мою тренерскую жизнь фигуристам никогда не уделялось столько внимания, как сейчас. Раньше мы и мечтать не могли о том, чтобы в полном объеме оплачивались все сборы, звукооператоры, хореографы, костюмы… Не представляю, какие еще условия надо создать спортсменам, чтобы был результат. Хотя результат в спорте зависит не столько от условий, сколько от настроя самих спортсменов… Не так давно одна многократная олимпийская чемпионка по синхронному плаванию сказала, что вернуться в спорт после того, как ушел, — это подвиг. Я абсолютно с ней согласен. Добавил бы, что человека нельзя заставить вернуться. Он должен сам заболеть этой идеей, как заболел ею Женя Плющенко. И вот тогда уже не имеет никакого значения, помогают тебе или нет. Когда все хорошо, это даже опасно. Как я люблю повторять, очень сложно добраться до цели, когда плывешь в теплом молоке. Надо карабкаться, ползти изо всех сил, обдирая коленки. Только тогда есть шанс стать действительно лучшим.

Елена Вайцеховская, sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...