Алексей Мишин о зове в аппендикс, и о своих надеждах, связанных с Туктамышевой и… Сотниковой

Тренер Евгения Плющенко и Елизаветы Туктамышевой профессор Мишин поделился некоторыми мыслями, появившимися после чемпионата России в Сочи.

— Мы находимся в таком историческом моменте, когда мы должны определиться. Прекрасно помню, как перед Ванкувером нам говорили: «Транзишинами» мы всех победим! Четверных не нужно». Это было время, когда у североамериканцев не было четверных прыжков. И это был зов в аппендикс.

— Вы считаете, что сейчас мы подошли к новой развилке?

— Да, именно, к новой развилке, связанной с женским одиночным катанием. То ли надо пытаться сделать на льду как можно большее количество движений, то ли создать образ. И что же мы должны делать? Куда развиваться?

Приходится выбирать. Либо действительно творить какой-то спектакль, шедевр, или удовлетворять судей подсчетами: «Ох, сколько было сделано движений, работы корпусом, махов ноги». Я считаю, мы должны четко для себя решить, по какому пути надо идти.

У нас сейчас такое созвездие девочек – и Елена Радионова, и Женя Медведева, и Серафима Саханович, и Алена Леонова и Аня Погорилая. Сколько еще имен, пока неизвестных широкому кругу!

— Даже многие специалисты не сходятся во мнении, кто же из них вырвется вперед, а кто — канет в небытие.

— Потому что их будущее подернуто пеленой переходного возраста. Меня в данном вопросе интересуют не личности, а тенденции, по которым будет развиваться женское одиночное катание. Естественно, каждая из девочек выбирает путь, при котором достоинства будут выглядеть ярче, а недостатки будут скрыты.

— Интересно было бы в связи с этим услышать, какого вы мнения об Аделине Сотниковой? Ее будущее уже не скрыто пеленой переходного возраста.

— Я наблюдал на контрольных прокатах за Аделиной Сотниковой и внимательно проанализировал ее манеру катания. Оно отличалось мощью, выразительностью, философским видением музыки, отсутствием мелких движений. Недаром говорят, что служенье муз не терпит суеты. Аделина придерживается совершенно другой концепции в своем творчестве. Это верный путь. В котором соединяются женственность и глубина. Так что я очень надеюсь на Сотникову и, конечно же, на Лизу Туктамышеву.

— Кстати, почему вашу ученицу Елизавету Туктамышеву, победившую в финале Гран-при в Барселоне немного упрекают в том, что у нее слишком простые заходы на прыжки? По сравнению с другими.

— Они не проще! Они сложнее! Весь эти переступания перед прыжком снижают скорость иногда почти до нуля. Человек не летит. Кроме того – они скрадывают недостатки. У Лизы нет необходимости прятать прыжки, скрывая их огрехи.

Чем выше скорость, тем явственнее проявляются ошибки. Мало усилий – мало ошибок. Если техника несовершенна, тебя выбрасывает при прыжке наружу. Например, если ты с маленького хода это сделаешь, тебя выбросит совсем немножко, если с большого — выбросит значительно. А

Ханю летит в прыжок, как сумасшедший. Через весь каток… Правда, иногда от этого больно падает. Но если уж выедет, то впечатление – восторг!

Сейчас создалась парадоксальная ситуация, когда мощная волна российских фигуристок ставит перед судьями задачу: «Что делать?». Как правильно распределить в оценках значимость прыжков, вращений, шагов и тех художественных аспектов, которые позволяют зрителю любоваться всем тем, что должно присутствовать в катании женщин.

А пока пожелаем всем нашим девушкам, на которых теперь смотрит весь мир, счастливого Нового года и чтобы на льду они всегда напоминали миру слова поэта: «Коня на скаку остановит, в горящую избу войдет».

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...