Алексей Мишин: Плющенко должен дать себе ответ на вопрос Гамлета

В четверг двукратный олимпийский чемпион по фигурному катанию Евгений Плющенко провел первую после Игр в Сочи и последующей очередной операции на позвоночнике ледовую тренировку. После нее корреспонденты агентства «Р-Спорт» Мария Воробьева и Андрей Симоненко поговорили с тренером прославленного фигуриста Алексеем Мишиным о перспективах как Плющенко, так и других его нынешних учеников.

— Алексей Николаевич, только что Женя провел первую тренировку после Олимпиады и последующей операции. Какие впечатления?

— На тренировке Плющенко катался несоизмеримо легче по сравнению с этим же моментом годичной давности, когда он вышел на лед с шурупами. У него боли были, все тянуло, потому что позвоночник иннервирует массу внутренних органов и других мышечных групп. Особенно та часть, которая является проблемной у Жени. Сейчас же ему гораздо легче. Во время тренировки мы обсуждали наши дальнейшие планы. Пришли к выводу, что у нас должно быть два этапа. Первый – надо сначала восстановиться. А второй – перейти к вопросу Гамлета. К ответу на вопрос, заданный Гамлетом, мы вернемся после того, как станет понятно состояние здоровья Плющенко. Вы знаете, у каждого спортсмена спортивная старость наступает в разное время. Например, моя любимая супруга Татьяна, моя ученица, рассказывала мне: «Я пришла однажды на каток, и поняла – все, я уже кататься не смогу». И она завершила карьеру. А у Жени такого состояния нет, чтобы он пришел на каток и почувствовал, что все.

— Временные отсечки, по ходу которых вы будете смотреть, как идет выполнение задачи восстановиться, у вас есть? К примеру, сейчас Женя сказал, что будет восстанавливать несколько тройных прыжков к шоу в Японии…

Евгений Плющенко и Алексей Мишин— Моя позиция заключается в том, что мы будем ориентироваться не на необходимость выступлений, прокатов или шоу, а на естественный ход восстановительного процесса. Я Жене сказал: «Если тебе понадобится где-то появиться, скажи: я пришел поприветствовать вас, дорогие зрители. Не кататься или делать показательное выступление, а поприветствовать». Никаких форсирований и постановок задач. Восстановиться – и вопрос Гамлета.

— «Быть или не быть» значит возвращаться или не возвращаться?

— Конец карьеры – это всегда период раздумий. После Олимпиады в Турине я общался с одним журналистом, который меня спросил: «Ну что, гора с плеч»? Я ответил ему, что завоевание медали – это событие, которое заставляет спортсмена очень много думать. К примеру, Антон Сихарулидзе, когда стал олимпийским чемпионом, сразу сказал: все, до свидания. А масса спортсменов в этот период как раз размышляют – быть или не быть. Я говорю это не в связи с Женей. Если вы вдумаетесь, то согласитесь, что этот период очень непростой.

— Хорошо, будем ждать вашего с Женей решения, а пока давайте поговорим о других ваших учениках. Как дела у Лизы Туктамышевой?

— После разрыва связок, который она получила на финале Кубка России, Лиза уже пробовала вернуться на лед, но не получилось. Конечно, обидно, что так вышло: она так хорошо начала катать на том турнире свою произвольную программу, а потом подвернула ногу. Сейчас приняли решение не возвращаться до начала ледового сезона, до 16 июня. Сначала она пойдет на ОФП, потом начнет кататься на льду. Режим будет определен ее физическим состоянием.

— Прошлый сезон ей сильно испортил настроение?

— Я бы не хотел сгущать краски, но, конечно, это большое разочарование. Бурное началось взросление, набор веса, с которым мы ничего не могли поделать. Сейчас она выглядит нормально. Да, она коренастая девочка, но если будет хорошо кататься, то судьи не станут снижать ей оценки.

— Уже занимались постановками программ нового сезона?

— Лиза работает с несколькими хореографами. Ее основной хореограф – Татьяна Прокофьева. Мы привлекли Юрия Смекалова, балетмейстера из Мариинского театра, он ей будет ставить короткую программу «Болеро». Также мы недавно были на гала-концерте молодых хореографов Мариинского театра, и нам понравилась работа одного хореографа – Володи Варнавы. Мы также его пригласили поработать с Лизой.

— Этой весной вашу группу покинул Артур Гачинский и перешел к Татьяне Тарасовой…

— Я отнесся к этому абсолютно спокойно. Единственное, что бы мне хотелось, чтобы теперь не было разговоров, что вот, мы взяли бездарность и сделали из него фигуриста. Со времен (Алексея) Ягудина и Плющенко Гачинский – наш первый призер чемпионатов Европы и мира. Этот мальчик вообще самый талантливый в когорте мужского фигурного катания, и обучен он изумительно. Вот, кто-то говорит, кататься он не умеет. Чушь это. У него был физический спад – сделает дорожку и вращение, сразу пульс под 200. А так он из всех художников – самый художник. Пусть катается, у меня нет никакой ревности. Только не надо порочить меня, его бывшего тренера.

— К вам зато вернулся Артур Дмитриев-младший, как оцените его перспективы?

— Да, Артур вернулся, но невеста оказалась с порочным прошлым (смеется). Оказалось, что после перелома у него болит нога. Сейчас я начал заниматься его профессиональным лечением. Нам очень помогает в этом поликлиника при управлении делами президента Российской Федерации, где также обследуются и другие наши спортсмены, там проводят очень высококачественное лечение. Что касается перспектив, я взял Артура на испытание. Причем сказал ему – дело не в том, хорошо ты будешь кататься или плохо. У меня более честный подход. Если у него не будет болеть нога, если он вылечится, я его беру в группу. Мы уже провели большую работу и, если все будет в порядке со здоровьем у спортсмена, продолжим тренировки.

— Хотим еще спросить про Александра Петрова. Поклонники интересуются, когда он освоит четверной прыжок?

— Петров – воспитанник моей супруги Татьяны и Олега Татаурова, сейчас я начал его тренировать более плотно. Мы работаем над двумя четверными – риттбергером и тулупом. Риттбергер идет лучше, тулуп – хуже. Но по тренировкам я вижу, что он способен овладеть этими двумя прыжками. Интересно, что переход на новый уровень основная масса моих учеников проходила постепенно, по нарастающей. А у Саши это происходит так: долгое время ничего не получается, а потом раз — и получается. Я рассчитываю, что качественный скачок у него произойдет этим летом. Если же говорить об эмоциональной стороне его катания, то, на мой взгляд, она в одном ряду, если не сильнее, в сравнении с остальными его сверстниками.

— Петров – сейчас ваша главная надежда в работе?

— Нет, у меня все главные. Я не выделяю никого из своих учеников.

— Будете ли вы работать на сборе в Италии с иностранными фигуристами?

— Кто-то придет, но я уже зарекся – с людьми, которые могут составить конкуренцию российским спортсменам, я заниматься не буду.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...