Алена Косторная: бабушка пригласила в морг, я согласилась

Победительница Финала юниорского ГП отправляется на чемпионат России в Саранск, чтобы показать не по годам женственное фигурное катание. 15-летняя фигуристка рассказала Анатолию Самохвалову об умении Этери Тутберидзе мотивировать спортсмена, как собирается за год окончить два класса средней школы и пойти реализовывать мечту в медицинский институт.

Тутберидзе похвалила два-три раза

— Алена, в чем сила ваших программ?

— Они грамотно подобраны. Для короткой программы музыку предложил Даниил Маркович (Глейхенгауз), Этери Георгиевна (Тутберидзе) придумала образ, в котором я выступаю в роли ангела, спустившегося с небес. Музыку к будущей произвольной я услышала из динамиков на катке. Спросила Этери Георгиевну попробовать что-то сделать под нее. Тренеры сказали, что подумают, а на сборах мы стали ставить программу.

— Ваше мнение учитывается в определении музыки к программам?

— Естественно. Ты тоже что-то можешь предлагать, но тренер пытается подобрать самого спортсмена под эту музыку. Она все равно должна нравиться всем.

— Вы говорили, что хотели выступать под Эдит Пиаф.

— Рано. Слишком женская у нее музыка.

— Хотя вы могли бы передать на льду ее?

— Интересно попробовать, но все-таки пока рановато.

— Вы сказали, что уже представляете, как будете конкурировать с (японкой) Рикой Кихирой, Алиной Загитовой, Елизаветой Туктамышевой.

— Стараюсь не особо об этом задумываться, а делать то, что могу прямо сейчас. Я знаю, что мне предстоит такая конкуренция, но какими-то представлениями о том, как это будет, я не занимаюсь.

— Когда на тренировках видите каждый день четверные лутцы, тулупы, сальховы в исполнении Александры Трусовой, Анны Щербаковой, о чем задумываетесь?

— Надо тренироваться и совершенствоваться и развивать дальше то, что у меня получается лучше.

— Были моменты, когда наступало неверие в себя, мысль: «Ну как сражаться с ними и их четверными?»?

— И такое бывало. Но наши тренеры умеют мотивировать на работу.

— Ведут беседы?

— Да просто говорят: «Иди и работай. Будешь работать, и у тебя получится».

— Не говорят, какая вы хорошая, не рассказывают о ваших преимуществах?

— Нет, конечно.

— В прошлом году вы рассказывали, что Тутберидзе похвалила вас всего лишь один раз за год. Сколько раз вы от нее слышали похвалу за прошедший год?

— Два-три.

Не скажу, что только Туктамышева молодец, потому что я патриот

— Вы показывали на тренировках тройной аксель, а потом он у вас куда-то «ушел».

— Когда снимали тот ролик, это была вторая попытка моего тройного акселя. Вращение было неустойчивое, шла и прыгала как могла, втягивалась в воздухе. А потом мы нарабатывали его, он стал достаточно стабильным, выезжала из пяти попыток две. Были степ-ауты, падения, но два раза я выезжала чисто. Потом после летнего отдыха я вышла и почувствовала очень сильную раскоординацию. Летом я прилично выросла. Сантиметра на три. Расту я очень и очень медленно, а сразу после трех мне было безумно тяжело себя собрать.

— То есть вы преодолели отметку роста в полтора метра? Ведь по официальным данным у вас 148 сантиметров.

— Нет, сейчас у меня 149 с половиной.

— Говорят, кто-то полкило лишнего веса наберет – и нет акселя у него больше.

— У кого как. У наших мальчиков может быть и два килограмма в плюсе, но им все равно: поел — попрыгал, поел — попрыгал. Это у нас, у девочек, все по-другому. Для нас 300 лишних граммов – это как будто три мешка на тебя навесили. В воздухе это очень ощущается.

— Но вы с вашей миниатюрностью выглядите на телекартинке высокой и статной.

— Это заслуга Даниила Марковича и остальных тренеров. Этому же учат, объясняют, показывают.

— По дотянутым рукам и прочему главный у вас Глейхенгауз?

— Этери Георгиевна и Даниил Маркович. Они вдвоем очень много времени уделяют программе. Даже если ты думаешь, что они не увидят твою недотянутую ногу, ты ошибаешься. Они всё видят. «Иди и переделывай, это не то, что мы ставили», – так они могут сказать.

— У вас есть собственное видение фигурного катания?

— Прежде всего катание и называется фигурным, чтобы были красивые линии и плавное скольжение, но не надо забывать про прыжки, чтобы зрителю было интересно.

— В прошлом году вы признавались, что самые лучшие прыжки у Алины Загитовой и (канадки) Кейтлин Осмонд. Ситуация изменилась?

— Мне по-прежнему нравятся каскады Алины Загитовой, особенно с риттбергером, очень нравится, как прыгает Рика Кихира, но не все элементы, а несколько. Очень красиво прыгают (японки) Каори Сакамото и Мако Ямасита — практически без подготовки на огроменной скорости и с большой высотой. Впечатляют прыжки и (кореянки) Им Ын Су.

— Чей тройной аксель круче — Туктамышевой или Кихиры?

— Обе девочки делают его красиво и чисто. Не могу сказать, что только Лиза молодец, потому что я патриот. Ведь Рика тоже достойна уважения. Она выучила этот аксель после долгой борьбы с ним. И только потом она выехала. А вообще у Лизы и Рики две разные техники, которые нельзя сравнивать.

— Вас мотивирует Кихира, которая мучилась в юниорском сегменте и добилась своего во взрослом?

— Я видела, как она нервничала на тренировках еще в юниорах, но на взрослом уровне у нее только первый сезон, а это значит – никакого давления, никакой ответственности. Считаю, у нее стало получаться, потому что она отпустила себя психологически.

Я не романтичный человек

— В следующем сезоне вы дебютируете на взрослом уровне. Будет легче, чем сейчас?

— Я думаю, да.

— Потому что он будет лишь первый взрослый сезон?

— Да.

— А потом наступит второй, и все будут ждать, чего же нам покажет Косторная, которая, скажем, выиграла серебро на чемпионате России в Саранске в декабре 2018 года…

— Только я вообще не задумываюсь, на каком месте буду и какие у меня баллы будут.

— Вы же романтичный человек.

— Нет. Я воспринимаю все как есть.

— Мечта стать нейрохирургом остается?

— Да. Я по-прежнему считаю, что у меня это получится.

— Маша Сотскова пошла учиться в ГИТИС на балетмейстерский факультет, знаю, что тренеры этому не были рады.

— В этом году заканчиваю 9-й класс, а в следующем планирую 10-й и 11-й и сразу в медицинский институт.

— Возможно будет совмещать карьеру и такой вуз?

— Если захотеть, то можно.

— Тренеры наверняка будут против.

— Я не думаю, что будут какие-то проблемы, потому что у любого человека есть мечта, а у любого фигуриста есть цели помимо фигурного катания.

— Будет у вас стоять по плану тренировка и институтская практика в морге. Что выберете?

— Был один момент… Бабушка хотела отбить мое желание стать нейрохирургом. Говорит мне: «Пойдем в морг». Я не испугалась и ответила: «Пойдем».

— Реально сходили?

— Нет, не сходили. Но бабушка думала, что я откажусь. Хотела меня напугать, но не получилось.

— Мама поддерживает вашу нейрохирургическую перспективу?

— Мама поддерживает все, что я бы ни сказала. Она будет думать, как, что, зачем и почему, у нее будет куча сомнений, но если я четко что-то сказала, то мама будет поддерживать. Ну, в большей части моих решений, если она считает, что я довольно-таки правильно мыслю.

rsport.ria.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...