Алена Леонова: в двадцатых числах августа я никогда не была так хорошо готова!

Вице-чемпионка мира 2012 года в женском одиночном катании Алена Леонова в интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» Андрею Симоненко поделилась впечатлениями от выступления на закрытых контрольных прокатах сборной России, раскрыла секреты новых программ и пообещала за оставшееся до первых соревнований время выучить еще что-то новое.

— Алена, на этой неделе вы выступили на контрольных прокатах сборной. Поделитесь впечатлениями и эмоциями?

— Ой, я так не люблю себя хвалить, можно я не буду отвечать на этот вопрос? (смеется) Если серьезно, то я была очень хорошо готова и чувствовала, что откатаю хорошо. Такое чувство посещает меня редко, но в этот раз действительно знала, что все будет в порядке. Уверенно вышла на короткую программу, откатала ее на одном дыхании. Программа всем очень понравилась, я прямо видела, как все сидели и улыбались мне в ответ, когда я играла лицом на дорожке шагов (смеется). Произвольную тоже откатала хорошо. Не идеально, но это для меня был третий цельный прокат. Конечно, хотела, чтобы было совсем хорошо, но немножко не получилось. Но программа тоже всем понравилась, и это для меня очень важно. Все увидели, что Алена Леонова вернулась, и это самое главное.

— Что ж, пора открывать секреты, и начнем мы с короткой программы.

— Да, уже пора (улыбается). Тема короткой программы – Чарли Чаплин. Думали над тем, что можно поставить, втроем – я, (тренер) Евгений Владимирович Рукавицын и (хореограф) Ольга Германовна Глинка. Как можно меня по-новому раскрыть, чтобы появились новые краски. Искали-искали, хотели меня уже изменить так, чтобы совсем никто меня не узнавал (смеется). Но мне очень уж кардинально меняться не хотелось, и я предложила идею с Чарли Чаплином. Сначала Евгений Владимирович засомневался, что эта идея правильная – потому что я такой уже была, и все знают, что веселые вещи у меня хорошо получаются, что все эти кривляния в моем фирменном стиле. Но Ольга Германовна возразила, что все-таки Чаплин – это другое, здесь я буду как ребенок, и такой программы у меня еще не было. Начали постановку, и буквально сразу же Евгений Владимирович сказал, что ему это реально нравится. А потом все увидели, что мне эта программа очень идет и что я в ней получаю удовольствие.

— Чарли Чаплинов, как известно, в фигурном катании было очень много, но вот одиночниц в этой роли лично я что-то сразу не вспомню.

— Мао Асада года два назад катала показательный на эту тему. А так, наверное, действительно больше не было.

— Не страшно было браться за неизведанное?

— Нет, абсолютно. Наоборот, здорово: никто не пробовал, я попробую (смеется). Мне кажется, получится интересный костюм, да и сам образ для меня для меня новый. Не могу сказать, конечно, что я привыкала к нему месяц – влиться в него мне было несложно. Но в этой программе уже не позаигрываешь, как я любила делать в тех программах, которые у меня были (смеется). И все равно, получилось зажигательно и весело. Короткая программа должна быть «бомбой» – и мне кажется, она такой и получилась.

— Характерные «чаплиновские» движения легко дались?

— Очень легко. Само все получилось. И мне в удовольствие эмоции показывать, и тем, кто смотрит, смешно. Особенность этой программы в том, что очень много эмоций в ней на лице. Такое, возможно, у меня в первый раз. Обычно все руками, ногами, а здесь прямо театр у меня на лице. Изначально играть лицом, кстати, получалось не очень, но сейчас уже намного лучше. Я уже, можно сказать, Чарли Чаплин (смеется).

— И теперь несколько слов про произвольную программу.

— Идея была моя. Я решила, что должна в своей карьере прокатать танго. Поделилась этой мыслью с хореографом Ольгой Воложинской, и мы начали «перекидываться» музыкой. Я прослушала, наверное, не меньше ста разных композиций, у меня в голове была каша, но в итоге остановились на нескольких кусках. И она скомпоновала музыку и прислала мне ее. Первый вариант мне не очень понравился, я попросила ее что-то переделать. Она сделала второй вариант, который я уже послушала, когда она приехала из Америки. Мне все очень понравилось, она мне рассказала историю этой программы.

— И в чем же история?

— Это история брошенной женщины. Вначале она обижена, но старается сохранять уверенность в себе. У нее ничего не получается, и во второй части программы она напивается с горя, жалеет себя. А в третьей части она все это отпускает и заявляет, что все равно будет самая счастливая. Так что концовка жизнеутверждающая, там я – это я.

— Сразу все это получилось?

— Поставили программу очень быстро, буквально за одну тренировку, а потом три дня все «дочищали». Воложинская приезжала как раз всего на четыре дня. Конечно, я не могу сказать, что в этой программе что-то такое очень новое. Это мой стиль, я это все люблю. Та же Кармен была в похожем стиле. Но все равно есть новые моменты – и в плане эмоций, и в плане катания. Программа получилась очень насыщенная, в ней много всего. Мне сначала казалось, что медленная часть – очень медленная и занудная, но потом я поняла, что эта музыка такая классная, что под нее хочется кататься еще и еще.

— Уровень готовности произвольной программы уже такой же, как и короткой?

— Я нормально «доезжаю» программу, по функциональной подготовке все хорошо. Еще очень рада, что наконец-то сделала лутц с правильного ребра. То, что мы учили и готовили, мы показали. Это одна из главных моих радостей на прокатах – что лутц получился хороший (смеется). Так и мне сказали – теперь видно, что это лутц. А так, конечно, произвольная программа насыщенная, довольно сложно в ней и за элементами следить, и эмоции показывать. В каждой части программы я ведь разная, нужно это показывать зрителям и еще успевать прыгать. И прыгать хорошо. Наверное, пока какой-то концентрации и стабильности на прыжках пока не хватает, но в целом все хорошо.

— К основным стартам, то есть, все будет совсем хорошо.

— Я честно скажу: чтобы я в 20-х числах августа так была готова – никогда такого не было. И когда я представляю, что еще целый месяц до первого старта, то думаю: «Как здорово, я же могу еще что-то успеть выучить за это время». Пока я выступала со старым набором прыжков, но за лето была проделана очень большая работа, и новые элементы обязательно будут. Сейчас на прокатах то, что еще сыровато, мы не демонстрировали. Только лутц хороший показали. А на соревнованиях будут и другие прыжки, и другие каскады. Все натренировано.

— В заключение несколько слов про планы – что дальше?

— Первый старт будет Nebelhorn Trophy в Оберстдорфе в конце сентября. А потом уже Гран-при.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...