Алена Леонова: «Все давление для меня закончилось еще в Америке»

Алена Леонова

Вице-чемпионка мира-2012, не сумевшая в этом году попасть в финал серии «Гран-при», в интервью «СЭ» проанализировала причины собственных неудач на старте сезона.

— После одного из прокатов в Москве вы посетовали на то, что сейчас, в начале сезона, цитирую «не совсем дружите с головой», чем и объясняете не самые удачные выступления в серии «Гран-при». Что имелось в виду?

— Что я на тренировках все делаю стабильно, а потом выхожу на старт – и не делаю. Хотя вообще-то всегда отличалась тем, что называется «плюс старт» — то есть как бы я ни каталась на тренировке и разминке, выхожу на соревновательный прокат и все исполняю. Сейчас же все наоборот. Не знаю, в чем причина. Мне кажется, проблема в голове – иначе почему я на тренировках могу все делать, а на соревнованиях – нет?

— У вас вообще нет никаких предположений, с чем это связано?

— Не хотелось бы на это сваливать, но возможно я недоработала с психологом (давно помогающий Леоновой известный петербургский специалист Геннадий Горбунов – Прим. Е.К.), ведь сейчас мы находимся в разных городах. В прошлом году, возможно, у меня остался какой-то запас его наставлений, и этого хватило. А может, просто я сейчас себя слишком накручиваю.

— Имеете в виду, что после малой золотой медали за короткую программу и итогового серебра чемпионата мира в Ницце хочется теперь всегда быть не ниже в итоговом протоколе?

— Может быть. Это давит, конечно. Хотя я всегда старалась не зацикливаться на конкретных турнирах, независимо от того, удачными они получились или нет, и просто готовиться дальше.

— Не планируете снова поехать к психологу в ближайшее время?

— Я поеду, причем надолго. Сейчас Николай Александрович (Морозов – Прим. Е.К.) поедет на два оставшихся этапа «Гран-при» с другими своими спортсменами, а я в это время буду в Питере тренироваться и, конечно, работать над собой.

— По ходу предсезонной подготовки никаких проблем у вас не возникало?

— Нет. Единственное, ставить программы мы начали довольно поздно, поскольку у меня было длительное шоу в Японии в конце июля. Мы не хотели торопиться и раскатывались медленно, чтобы раньше времени не набрать форму. Поэтому ощущение, что желаемое состояние приходит только сейчас. Но может, это и к лучшему. В предыдущие годы у меня получалось так: я вхожу в форму один раз, потом она уходит , а затем к концу сезона наступает еще один пик. Хотелось бы в этом году такого сценария избежать.

— Из-за чемпионата России, надо думать? Ведь в этом году там ожидается нешуточная рубка за места в сборной. Ведь в прошлом сезоне этот старт у вас пришелся как раз на тот спад, а котором вы сказали, и потому получился неудачным.

— Да. Плюс еще не сложился и чемпионат Европы в Шеффилде. А вот к чемпионату мира я собралась, поскольку перерыв между этими турнирами был довольно большим.

— Тем не менее ваш тренер Николай Морозов в прошлом сезоне это предвидел и после Шеффилда отнюдь не паниковал и призывал дождаться чемпионата мира. А что он говорит вам сейчас?

— Я видела, что в Москве он очень нервничал и перед короткой программой, и особенно перед произвольной. Очень хотел, чтобы я хорошо откаталась, поскольку шансы занять высокое место были очень серьезные. Сейчас он говорит, что в принципе доволен, что я молодец, поскольку боролась и хорошо сделала в обеих программах каскады их двух тройных тулупов. Говорит, что нужно просто нарабатывать все эти прыжки – чтобы делать их хоть пять раз подряд и даже не задумываться, смогу или нет.

— Пока, получается, этого автоматизма еще нет?

— Ну да.

— Эти неудачи наверняка давят?

— Знаете, у меня все давление пропало еще после первого этапа в Америке, где я выступила плохо и практически потеряла шансы на выход в финал «Гран-при». Тренер меня тогда спросил: а ты туда хотела? Зачем, ведь ты уже съездила туда в прошлом году? Как я теперь понимаю, для него эти осенние старты вообще не важны, в отличие от чемпионатов Европы и мира. Так что он тоже не парится по этому поводу.

— Тогда почему нервничал и говорил, как важно вам было откатать хорошо?

— Может, чтобы меня успокоить и поддержать. Или подстегнуть. Он вообще, если честно, любит меня позлить, скажем так, потому что на злости я могу откататься очень хорошо.

— Разучивать более сложные каскады пока не планируете?

— Нет, лучше хорошо делать то, что умеешь. Да и летом времени на это особенно не было. Мне иногда кажется, что я скорее выучу тройной аксель, чем тот же каскад «флип-тулуп» (смеется). В принципе, у меня очень хороший флин, но почему-то выезд из него получается не таким удобным, как из тулупа. И ставить его в каскад из-за этого не имеет смысла.

— С позиции более опытной фигуристки, вы понимаете, что сейчас происходит с той же Аделиной Сотниковой? Ведь никто не ожидал, что, ведя борьбу за попадание в финал «Гран-при», она допустит столько ошибок в произвольной программе.

— Происходит то, что и должно происходить у всех девочек – пресловутый переходный период. Видно, что она меняются, что прыжки уже не такие легкие по сравнению с той же Юлей Липницкой, которой, кажется, все равно, сколько раз в программе прыгнуть каскад «3+3». Так что я вообще не удивляюсь тому, что мы видим сейчас. Так и должно быть, и через это нужно просто пройти. Против природы не попрешь. Может и хорошо, что это происходит сейчас, а не через год.

— Как вам, кстати, юная американка Грейси Голд, выигравшая в Москве короткую программу и ставшая второй в итоговом протоколе?

— Хорошая девочка, достойная соперница. Я давно про нее знаю – она мне очень понравилась еще в прошлом сезоне. Конечно, она не слишком эмоциональная, но в принципе, все американки такие. Прыгает она хорошо, но взрослого катания у нее я пока не вижу.

sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...