Алина Загитова: «Я понимала, что у меня нет права на ошибку»

Дебютантка мирового юниорского первенства Алина Загитова одержала победу в Тайбэе. После завершения чемпионата мира фигуристка рассказала, как настраивалась на выступление, и что нового узнала про себя.

— Алина, поздравляю с победой. На этом чемпионате ты выступала в роли фаворита женских соревнований. Это каким-то образом давило на тебя?

— Конечно, давление было. Чуть-чуть. Но моей главной задачей было чисто откатать программы. У меня это первый юниорский мир, поэтому мне было важно попасть в тройку.

— Расскажи, как ты чувствовала себя до старта и во время соревнований?

— Сначала я очень волновалась, потому что выступала после сильной спортсменки. Я понимала, что если Марин Хонда откатает программу чисто, то у меня нет права на ошибку. Во время произвольной программы, в какой-то момент я начала получать удовольствие от катания, и на дорожке шагов чувствовала себя уже более раскрепощенной.

— Как ты справилась с волнением?

— Само как-то пошло. Сначала нервничала, даже присутствовал мандраж, а потом услышала свою музыку, и как-то само собой все стало получаться.

— На тренировках здесь ты не допустила ни одной ошибки.

— Ошибки бывают у всех спортсменов. Я не исключение. Но я отрабатывала все элементы, и когда выходила на старт, то сказала себе: «Если у меня на тренировках все получается, почему я не могу это сделать на соревнованиях?» И взяла себя в руки.

— Что было сложнее катать – короткую или произвольную программу?

— Короткую, потому что в последнее время она не очень хорошо получалась на тренировках. Я больше волновалась за короткую программу.

— Это самый крупный турнир в твоей спортивной карьере. Понравилась атмосфера?

— Поначалу я не думала, точнее, настраивала себя так, что будто это и не чемпионат мира. Не люблю загонять себя, накручивать, что мне нужно обязательно сделать все-все. Такого у меня нет, никогда не было.

Сначала я была спокойной, но ближе к старту заволновалась. Все-таки ответственность. И то, что отставание Марин Хонды после короткой составляло не так много баллов. И я знала, что она по любому прокатается здесь чисто. Конечно, все эти мысли были. Но мне нужно было делать свое.

— Ты знала оценки Марин Хонды, которая каталась перед тобой?

— Для меня, наверное, хорошо, что не знаю английского языка, поэтому оценки ее слышала, но ничего не поняла.

— После коротких программ российские фигуристы лидировали во всех видах, а после произвольной осталась только ты – как последняя надежда на золото.

— Я не думала об этом. Только после соревнований увидела все результаты наших ребят. Все ребята старались! Естественно, все спортсмены хотят выступить хорошо, остальное решают судьи.

— Что ты узнала про себя на этом чемпионате?

— То, что у меня есть характер. И то, что если раньше, в прошлом сезоне, мне не удавалось справиться с волнением, то с опытом я поняла, что нужно делать.

После этого чемпионата мира я осознала, что надо быть уверенней в себе, больше показывать эмоций, чтобы поднимать вторую оценку.

— Можно сказать, что каскад тройной лутц – тройной ритбергер в произвольной программе стал ключевым моментом проката?

— Да, после этого я поняла, что программа пойдет. Да и потом у меня такая программа, что в ней есть четкие акценты, которые мне помогают прыгать.

— Я как раз хотела спросить, откуда такая точность?

— Мне тренеры специально так ставили программу. У меня ведь все прыжки во второй половине, и чтобы не казалось, что у меня одни только прыжки, надо было четко вписаться по музыке с остальными элементами, чтобы были видны и компоненты.

— У тебя классные прыжки, что хочешь еще добавить в плане техники или это, возможно, уже некий предел?

— В фигурном катании нет пределов. И хорошо, что оно развивается, появляется новое поколение фигуристов, которые все лучше и техничнее. Я пытаюсь не отставать от маленьких, тех, кто занимается в нашей группе. Смотрю на них. И если они что-то делают лучше меня, то я пытаюсь сделать еще лучше. У нас такая игра на тренировках.

— Ты тренируешься в самой сильной группе в мире. Это дает большое преимущество.

— Да.

— Но это и сложно.

— И это верно.

— Уже есть какие-то планы на будущее?

— Тренеры мне подобрали музыку, но пока не говорят. После чемпионата мира я выступаю на Спартакиаде, потом тренировки. Мы катаемся на катке до 15 мая. Затем, надеюсь, отпуск.

— Куда поедешь?

— Скорее всего, в Ижевск. Может быть, в Турцию или Египет.

— Где ты любишь отдыхать?

— С тех пор, как приехала в Москву, обожаю отдыхать в Ижевске. Там родные места. Это поднимает настроение.

— Скучаешь по дому?

— Конечно. Первые месяцы, как приехала, было очень тяжело справляться с тем, что не вижу родных – мамы, папы, сестренки. От этого было какое-то опустошение в душе. Но потом мы стали общаться по скайпу, и настроение улучшилось.

— Удалось здесь что-то уже посмотреть?

— Мы прилетели поздно, в среду. Походила немного по магазинчикам, накупила одежды маме, сестренке, вкусняшек, естественно. Может быть, сегодня удастся погулять.

— Ты в первый раз в Азии?

— Да. Перелет и акклиматизацию перенесла нормально. Мне здесь нравится. Влажность большая. Воздух морской. Много зелени. В Москве ее поменьше.

— Как будешь отмечать свою победу?

— Вернусь домой. Бабушка обещала мне купить роллы, суши. Я люблю японскую еду. Но здесь не стала испытывать судьбу, пробовать местную еду. Она все-таки для нас непривычна.

— В конце марта чемпионат мира в Хельсинки, будешь болеть за Женю Медведеву, которая катается с тобой в одной группе?

— Буду, по телевизору смотреть и болеть за нее.

— А тебе хотелось бы попробовать себя на взрослом уровне?

— Соревноваться со старшими – это новый для меня опыт. У них за плечами уже много соревнований, и мне было бы интересно проверить себя.

— Спасибо, Алина.

www.fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...