Алла Лобода — Павел Дрозд: «Надо учиться на лучших примерах, но не копировать чужое, а создавать свое»

Время после юниорского чемпионата мира для бронзовых призеров первенства в Дебрецене танцевального дуэта Алла Лобода – Павел Дрозд выдалось очень насыщенным. Сдача выпускных экзаменов в школе у Аллы, поездка Павла в Испанию с целью совершенствования испанского языка, затем постановка программ к предстоящему сезону и работа с новым постановщиком французом Бенуа Ришаром. Но обо всем по порядку в интервью, которое ребята дали сайту ФФККР.

— Давайте начнем с главного, как идет работа над новыми программами?

Павел: Работа над ними началась еще до того, как мы ушли в отпуск. Продумывали и пробовали новые элементы, твиззлы, поддержки… А начали ставить программы после отдыха.

Алла: Сбор начался 1 июня. К нам приезжал постановщик Бенуа Ришар.

— Почему решили пригласить именно его?

Павел: Это была идея нашего тренера Ксении Геннадьевны (Румянцевой – прим.) и Олега Геннадьевича Волкова, который теперь также работает с нами. Пробовать что-то новое, тем более с зарубежным постановщиком очень интересно, потому что это другой стиль, другой взгляд на фигурное катание. Поскольку мы всегда находимся в поиске, то подобная практика никогда не помешает. Юниорское катание – это всегда поиск нового, это какое-то развитие, своего рода эксперимент, поэтому мы и решили сделать что-то отличное от того, что было раньше, добавить свободы стиля, широты естественности катания.

— Подробнее можете рассказать, как шла постановочная работа?

Алла: Постановки заняли не так много времени. У Бенуа было еще много разных идей, но временные рамки произвольной программы ограничиваются 3 минутами 30 секундами. Он поставил нам и часть короткого танца, мы работали с ним в основном над блюзом. Было интересно, потому что он очень активный и творческий человек.

Павел: В общей сложности, постановка произвольной программы заняла 3 дня, над частью короткой работали еще день. (У нас будет свинг и блюз). Потом еще половину дня вместе отрабатывали то, что поставили. И хотя мы уже делали целиковые прокаты обеих программ, но работы впереди достаточно. Сейчас занимаемся вычищением программ. Вычищаем шаги, чтобы все было четко в акцент, а не бег за музыкой. Мы продолжаем переписываться с Бенуа, отправляем ему видео, чтобы он был в курсе нашей работы.

Алла: Очень ценно, что он болеет за дело, продолжает интересоваться, думает, советует, что можно улучшить, поменять, если какие-то моменты не получаются.

— В прошлом сезоне Ришар помогал Лизе Туктамышевой с новыми программами и продолжает работать с группой Алексея Николаевича Мишина, сотрудничал с Игорем Шпильбандом… То есть француз отнюдь не новичок в фигурном катании.

Павел: Еще он работает с Алексеем Урмановым, с Денисом Васильевсом. Бенуа – бывший танцор, что немаловажно для нас.

Алла: Он тренировался у Мюриэль Зазуи в Лионе и, действительно, помогает многим фигуристам.

Павел: Мне кажется, что Бенуа добавил в наши программы что-то новое, свое. Сейчас прежде всего ценятся пары, выделяющиеся своим характерным стилем, обладающие естественным катанием, мягким скольжением, что и позволяет им становится лидерами. Глядя на такой дуэт, ты не думаешь, как люди это делают, а просто наслаждаешься увиденным. Все это смотрится естественно, свободно, широко. Такой легкий модерн.

Алла: Когда все движения логичны и не наиграны.

— Но кому как не вам, профессионалам, понимать, что за этой кажущейся легкостью стоит огромная работа над совершенствованием техники. Что в этом плане изменилось в вашей подготовке?

Алла: В работе над техникой нам очень помогает Олег Геннадьевич Волков. Объясняет каждый толчок, каждый наезд, как это сделать правильнее, лучше; разбирает каждую мелочь, чтобы нам было удобно. Здорово, что на тренировке мы в любую секунду можем обратиться к нему, спросить. Он практически всегда с нами на льду, в коньках, сам все показывает.

Павел: Я считаю большой плюс в том, что изменилась наша команда в целом. С нами и до этого работали прекрасные тренеры Ксения Геннадьевна и Екатерина Валерьевна Волобуева, другие люди, но новая волна добавила новых веяний. А новое, как я уже говорил, это всегда ценно. С нами начал работать новый хореограф Игорь Распорский, с поддержкам помогают акробат Даниил Саранин, Андрей Филонов. Плюс Олег Волков много занимается скольжением, отработкой элементов. Каждый привносит что-то свое, и та база, которая была наработана в прежние годы, обрастает новыми деталями. Надеюсь, что мы будем прогрессировать, что в наших программах уже чувствуется несколько другой стиль. Раньше мы отдавали предпочтение классике, сейчас же поставили немного другое. Не сказать, что эта резкая смена образов, но мы постарались сохранить наши сильные стороны и добавить новое.

— Что вы сами хотели бы поменять в своих программах?

Павел: Мне хотелось бы добавить открытости по эмоциям и свободы в стиле катания, широты. Чтобы не было так: шагнул широко, но приложил к этому массу усилий, чтобы все это было свободно и естественно. Чем и цепляют французы Пападакис — Сизерон? Их программы выглядят очень легкими, органичными, не наигранными, будто так и должно быть. Добиться такого результата реально сложно, но они это делают, и их катание нравится судьям, поэтому они высоко оценивают французский дуэт.

— Как вы думаете, в новом сезоне много ли танцевальных пар станут подражать французам? И хорошо ли это?

Павел: На мой взгляд, подражать кому-то — неправильно, почему я и говорю, что у каждой пары должен быть свой персональный стиль. Когда меня спрашивают про кумиров, то я отвечаю, что у меня их нет. Мне нравятся отдельные постановки программ, и из них я черпаю что-то интересное для себя. У каких-то дуэтов подмечаю замечательные взаимоотношения в танце, у других — обалденное скольжение, у третьих – необычные элементы… Безусловно, надо учиться на лучших примерах, но не копировать чужое, а создавать свое.

— Летние месяцы у вас получились насыщенным, удалось перевести дух, отдохнуть?

Павел: Я провел замечательный отпуск. Ездил в Испанию, совершенствовал свой испанский язык. В течение месяца не использовал ни одного английского слова, говорил только на испанском. И сразу было заметно, как располагаются люди, становятся открытыми, когда слышат родную речь. Я это почувствовал с первого разговора с таксистом, когда мы только выехали из аэропорта. Все спрашивали, сколько лет я изучаю испанский? И когда отвечал, что пять месяцев, то интересовались, каким образом я это делаю. Приятнее всего было, когда меня вообще не воспринимали как туриста, думали, что местный.

Мы посмотрели разные места в Испании. До этого на финале Гран-при я был в Барселоне, сейчас посетили Мадрид, Севилью, побывали на Тенерифе. Мадрид – это чисто испанский город, а в Севилье чувствуется влияние мавров, мавританский стиль. На Тенерифе поразила обалденная природа. Мы отдыхали в южной части острова, но старались все время куда-то выбираться, потому что тупо лежать на пляже у меня не получается. Забрались на вулкан, были в национальном парке, ездили в Лос-Гигантос, там, где отвесные скалы. Кстати, там и вода теплее, потому что скалы нагреваются и сохраняют тепло. Люди везде очень открытые, но жизнь в разных городах Испании и на островах отличается. Даже язык на островах немного другой. Мы объездили весь Тенерифе. Первая неделя ушла на экскурсии и валанье на пляже, а на вторую я постепенно входил в форму – пробежки, ОФП. Совместил приятное и нужное.

— Алла, а тебе перед отпуском пришлось сдавать школьные экзамены?

Алла: Экзамены я сдала сразу после юниорского чемпионата мира, досрочно. А отпуск мы с мамой и сестрой провели в Арабских Эмиратах. С погодой повезло. Обычно в это время жарче, а когда мы прилетели, было всего градусов 30 – нормально. Посмотрели Дубай, на экскурсии съездили. Все понравилось.

— На выпускном вечере в школе удалось побывать?

Алла: Нет, на последнем звонке была, потому что в тот момент сборы еще не начались, а выпускной пропустила.

— Какие впечатления от последнего звонка?

Алла: Интересно было окунуться в школьную атмосферу. Но еще интереснее было прочитать пожелания от одноклассников, их письма мне передали вместе с аттестатом. Некоторые одноклассники написали: незнакомая таинственная девушка… Представляете! Так получилось, что в последний год две школы объединили, пришло много новых ребят, и я окончила лицей, в котором отучилась всего год, а учитывая график соревнований, одноклассников видела не часто, поэтому и получила такие письма.

— Чтобы завершить наше интервью спортивной темой, как вам кажется, каким будет для вас предстоящий сезон? Сложнее или проще с учетом того, что вы уже участвовали в чемпионате мира, накопили опыт.

Павел: Здесь палка о двух концах, потому что это наш последний год в юниорах, что накладывает определенную ответственность. В том году мы знали, что еще год в запасе. С другой стороны, большой плюс в том, что мы уже участвовали в финале Гран-при, чемпионате мира. Следовательно, знаем соперников, чего ждать на таких важных стартах.

Алла: Но, независимо от чего-либо, мы ставим перед собой планку улучшать наше катание, учиться новому.

Павел: В любом деле не должно быть стагнации, с каждым годом надо прогрессировать, двигаться дальше, тем более, что нам есть куда расти.

www.fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...