Анна Погорилая: хотелось бы все-таки не бронзу чемпионата мира, но я ей безумно рада!

Российская фигуристка Анна Погорилая в беседе с корреспондентом агентства «Р-Спорт» Еленой Дьячковой рассказала о том, как далась ей бронза чемпионата мира в американском Бостоне, о подготовке к соревнованиям, а также о предстоящих экзаменах по баскетболу и волейболу.

— Думали в начале сезона, после того же турнира в Саранске, где вы получили высокие оценки и много приятных слов в свой адрес, или после неудач на этапах Гран-при, что сезон закончится так удачно?

— Тогда я об этом не задумывалась. Я стараюсь вообще не думать о таком. Думаю, испытания, которые мне выпали на этапах Гран-при в этом сезоне, как раз дали мне толчок откататься на чемпионате мира так прекрасно, как я откаталась.

— После Европы поставили перед собой цель работать в первую очередь над психологией?

— Работала над собой на тренировках. Я старалась подавить волнение на прокатах. Видимо, это дало плоды. Как происходит эта работа? Ну, мы же все всегда работаем над собой в какой-то мере. Вот и я пыталась, потому что перед выступлениями на этапах Гран-при я чувствовала такое волнение! А со временем я, видимо, смогла его побороть. Но считаю, что останавливаться на этом в любом случае нельзя!

— В нынешнем сезоне со стороны казалось, что с тренером Анной Царевой у вас полная гармония, что вы на одной волне?

— Видимо, все те непонятки, которые проходили в межсезонье, дали толчок новым взаимоотношениям. В какой-то мере наши отношения стали крепче и проще. Конечно, иногда приходится с чем-то мириться — как и тренеру со мной и моим характером. Но я не думаю, что у нас есть какие-то проблемы.

— Выступлением на чемпионате Европы в Братиславе вы в целом остались недовольны.

— Да, потому что я упала. Причиной была и прыжковая, и психологическая нестабильность. Я так хотела хорошо откатать произвольную программу, что начала срывать прыжки, рвать их резко.

— Здесь вы, наверное, в очередной раз убедились, насколько разный уровень чемпионатов Европы и мира?

— На чемпионате Европы у россиянок практически нет конкуренток, а здесь, особенно в Америке, конкуренция невероятно большая. Все девочки из шестерки сильнейших откатались практически чисто — не знаю, как обстояли дела у тех, кто занял места ниже. Я только после произвольной программы поняла, что какой-то малейший недочет — и ты вылетаешь! Никогда такого, как мне кажется, не было вообще.

— После короткой, когда вы сидели в кисс-энд-край, казалось, что у вас чуть ли не слезы в глазах?

— Нет, я была просто собранной. У меня скорее после произвольной были слезы!

— Помните, как ее катали?

— Помню. Я не думала о возможных ошибках. Только потом поняла, что если бы ошиблась, вылетела бы. Если бы в тот момент я подумала, что сейчас нельзя ошибиться, потому что никто не ошибается, сразу бы вылетела! Чаще все так и случается.

— Знали, как катали соперницы?

— Нет, хотя я могла видеть по телевизору реакцию Лены Радионовой и Жени Медведевой. Думала – ну, круто, а потом забывала об этом. У меня были свои цели, свой прокат и все!

— А когда он закончился, что почувствовали?

— Облегчение! Нереальное! Психологически себя отпустила. До этого момента было такое напряжение, и меня просто как будто «скосило», у меня такой перепад был. И такая уставшая была психологически — тело было в норме, а психологически — все, труп.

— После вы говорили, что не можете поверить в свой успех. А сейчас, спустя день уже верите?

— Сегодня я уже на обеде скакала от радости — боже, до меня потихоньку доходит (смеется). Когда я стала на юниорском чемпионате мира третьей, вот сейчас у меня происходит то же самое. Только сейчас начинаю осознавать.

— В данный конкретный момент эта бронза для вас как золото?

— Хотелось бы все-таки не бронзу! Но я безумно рада ей, потому что я все для этого сделала. Но это только толчок, чтобы стремиться еще выше. Это стимул!

— Уже думаете о следующем сезоне?

— Программы надо ставить, вот что я думаю. И все. Пока не знаю, как все будет проходить. Все потихоньку, приедем в Россию — будем думать с Анной Владимировной.

— А отдыхать?

— Сразу после стартов нет. А летом, надеюсь, что получится, потому что в прошлом сезоне из-за экзаменов не вышло.

— Но сейчас же у вас сессия в РГУФК!

— Да, впереди институт. Буду сдавать все предметы — волейбол и баскетбол. Вот думаю — боже мой, мои руки, как я это сделаю!? Я играла, конечно, в своей жизни и в волейбол, и в баскетбол, но очень плохо. А тут надо прийти на экзамен и сдать его преподавателю — вести мяч, перекидывать его. Но у меня с этим большие проблемы. А еще у меня пальцы длинные и достаточно слабые.

— Может преподаватели сделают вам скидочку, как бронзовому призеру чемпионата мира?

— Посмотрим! Я на это надеюсь!

Загрузка...

Поиск
Загрузка...