Анна Погорилая: не собираюсь цепляться за победу на этапе Гран-при в Москве!

Бронзовый призер чемпионата мира-2016 российская фигуристка Анна Погорилая в беседе с корреспондентом агентства «Р-Спорт» Еленой Дьячковой поделилась впечатлениями от своей победы на этапе Гран-при в Москве и рассказала о своих программах и целях на сезон-2016/17.

— Большая часть зрителей не видели вас с чемпионата мира в Бостоне. Как прошло межсезонье?

— Если кратко, то просто шла подготовка к новому сезону, мы готовили программы. Я летала в Лос-Анджелес на постановку. А этап Гран-при в Москве стал для меня уже третьим стартом в сезоне, так что эти программы я катала уже не первый раз.

— Прошлый сезон был удачным, и вы стали призером чемпионата мира. А что было после?

— Буквально через неделю после чемпионата мира у меня был день рождения – мне исполнилось 18 лет. Эти дни пролетели быстро – сначала праздновали медаль чемпионата мира, а затем и день рождения. Потом уже отдыхали и сразу начали готовиться к следующему сезону. И, кстати, при подготовке у меня вообще не было ощущения, что я – призер чемпионата мира.

— То есть звездной болезни после этой медали у вас не появилось?

— Сама я этого не чувствую, но родные и тренер мне порой говорят, что она у меня проявляется. Хотя, если честно, я особо не понимаю, в чем она выражается – возможно, в поведении в жизни и на тренировках. Бывает, что и сама за собой что-то подобное замечаю, но не всегда получается. Поэтому я просто всегда прислушиваюсь к словам родителей и тренера, стараюсь вести себя по-другому. Когда мне говорят: «У тебя что-то такое началось», я отвечаю: «Понятно». А про себя думаю – надо с этим что-то срочно делать!

Хорошо чувствую свои программы

— Вы говорили, что вам всегда очень нравятся все ваши программы.

— Да, потому что у меня всегда такие программы, чтобы мне самой в первую очередь нравились. Никогда, даже спустя несколько лет, мне не приходят мысли, что какая-то программа была менее удачной, чем другая. А вот по поводу выступлений, естественно, порой думаю, что можно было бы выступить и лучше.

— Программы на этот сезон вам подходят по темпераменту?

— Да, я их хорошо чувствую.

— Все привыкли, что хотя бы одна программа на сезон у вас из классики, а в этом году все иначе.

— Да, потому что тренер предложила сделать произвольную именно под эту музыку. Там сильный испанский вокал, и Анна Владимировна Царева сказала, что мы будем кататься под эту музыку — Le Di a la Caza Alcance Эстреллы Моренте. Мы начали ее слушать, и реально – она так захватывала!

Секрет Ге

— Весной вы уже рассказывали нам о вашем сотрудничестве с Мишей Ге, который является не только постановщиком программ, но и действующим спортсменом. На этапе Гран-при в Канаде все могли своими глазами видеть, как его принимает публика, как любят его болельщики. В чем его секрет?

— Я не знаю, в чем его секрет, но я хочу его знать! (Смеется). Какое-то секретное заклинание у него определенно есть, потому что человек реально захватывает публику.

— Чьей была идея о сотрудничестве с Ге?

— Мы приняли это решение совместно с тренером еще до чемпионата мира. Сейчас я даже не помню, как Миша отреагировал на наше предложение, но серьезных разногласий не было, все прошло нормально. Единственное, конечно, было небольшое напряжение из-за того, что он еще не ставил программы спортсмену, скажем так, высокого уровня. Получается, мы оба учились чему-то новому, работая вместе.

— Вы работали с разными постановщиками, к примеру, с Николаем Морозовым, но Миша – действующий спортсмен. Есть разница?

— На тот момент я ее не почувствовала. Разница только в том, что это просто разные люди, разные хореографы. Миша не тренировался при мне, когда мы работали вместе. Я его ощущала только как тренера, того, кто старше и главнее меня, того, кто указывает мне на мои ошибки. Тычет пальцем, можно сказать. Но, честно, меня поражает то, что такой человек еще и спортсмен!

— Судя по соцсетям, он внимательно следил за вашим выступлением в Москве.

— Да, особенно за короткой программой. Я не знаю еще, что он скажет по поводу моей показательной программы. Надеюсь, ему понравилось!

Уверенная и спокойная

— Когда вы выходите на лед в короткой программе, вы просто королева. Так и чувствуете себя?

— Что я – королева, себе не говорю, но всегда стараюсь выходить уверенно и спокойно.

— Вам важно, как вы выглядите со стороны?

— Потом всегда смотрю свои выступления – как все выглядит со стороны, не режет ли что-то глаз.

— Как вам кажется, образ в танго удается раскрыть?

— Я очень люблю танго! Но оценивать себя так, как это могут сделать зрители, мне тяжело, поэтому в оценках я сейчас больше опираюсь не на свой взгляд, а на взгляд тех, кто видит меня со стороны. Мне говорят, что постановка — хорошая. Миша тоже писал: «Хорошо сделала программу!» Значит, вроде в правильном направлении движемся.

— Вы сами сказали, что в произвольной программе у вас «трагедия», и вы строите этот образ по внутренним ощущениям. Но откуда у вас в 18 лет эти ощущения трагедии?

— (Смеется) Но я же живой человек! Вот так я ощущаю. Конечно, в моей жизни таких трагедий не было. Но я читала книжки, смотрела фильмы и знаю, что такое бывает, что мир не всегда состоит только из хороших вещей. Ну и музыка такая не сильно веселая, она ведет и помогает.

Барьера перед Саппоро нет

— С прыжками все стало стабильнее?

— Не могу пока говорить об этом! Боюсь загадывать лишний раз.

— Сейчас вам предстоит выступление в Саппоро, а в прошлом году этап Гран-при в Японии стал для вас…

— Шедевральным (смеется).

— Нет внутреннего барьера из-за неприятных воспоминаний о том неудачном выступлении?

— Я как раз в субботу пересматривала этот прокат и показывала девочкам. Мы посмеялись вместе и все. Барьера нет.

— Понятно, что у вас, как и у любого спортсмена, есть желание выступать в Финале Гран-при. Но является ли попадание туда целью?

— Я определяю цели постепенно. Сначала моя цель — прокатать в Японии, а потом буду дальше расставлять приоритеты. Перепрыгивать не хочется. У меня, кстати, нет ощущения, что у меня высокие шансы на попадание в Финал. У меня пока не получается об этом думать. Я понимаю, что стала в Москве первой, что прокат был хороший, но он никак не должен влиять на следующий старт. Я не должна цепляться за старт в Москве и думать, что если я здесь хорошо прокатала, то и следующий старт прокатаю хорошо. Буду стараться настраивать себя заново.

— Первые три этапа Гран-при выиграли три призера чемпионата мира. Это о чем-то говорит?

— Может быть, что-то осталось с чемпионата мира, что дает нам силы? Интересно, кто следующий этап выиграет? (Смеется).

Мама всегда находит нужные слова

— В Москве, наверное, на трибунах были родные и друзья?

— Да. Мне их присутствие не мешало. Семья для меня большая поддержка.

— А как родным надо вести себя с вами перед стартом – лучше к вам лишний раз не лезть или, наоборот, подбадривать?

— На самом деле всегда по-разному. Я не знаю, как моя мама понимает, какие слова надо подобрать для меня в конкретный момент, но она всегда находит нужные. При этом это все время разные слова.

— Вы заметно повзрослели за последний год, стали очень женственной.

— А мне кажется, что я и в 18, и в 17, и в 16 оставалась всегда такой же. Возраст поменялся, знания, опыт пришли, но я все тот же человек. Вот когда мне исполнилось 18 лет, меня все спрашивали: «Ну что, ты ощущаешь себя взрослой?» — «Нет, что день назад, что сейчас – без разницы». Мне трудно замечать свое взросление.

Очень переживаю за Липницкую

— Я видела, вы поддержали Юлию Липницкую, которая не смогла полностью откатать произвольную программу в Москве.

— Когда я только вышла со льда, меня сразу стали расспрашивать – а вы слышали, что случилось с Юлей Липницкой? Я слышала только, что перерыв в музыке был, а меня засыпали вопросами. Ну откуда я знаю, что с Юлей? А когда я узнала… Это правда тяжело. Я поддержала ее как спортсмен спортсмена. Даже не могу представить, что она чувствовала.

— У вас были подобные ситуации?

— Нет, поэтому я очень переживаю за нее. Но у меня была ситуация, когда перед чемпионатом мира я подвернула с разрывом ногу. Но все равно поехала выступать, хотя все говорили, что не надо. Я заняла там 13-е место, но не снялась. Я вообще не любитель сниматься со стартов в любом состоянии – даже на Гран-при Японии в прошлом сезоне вышла после короткой программы затейпированная вся полностью, заклеенная, чтобы хоть как-то докатать произвольную. Докатала! Но сниматься не люблю – меня приучили, что надо докатывать до конца.

— У меня ощущение, что все вы, российские фигуристки, настоящие бойцы с характером.

— А что делать? Да, мы — русские женщины. Душа у нас такая (смеется).

Загрузка...

Поиск
Загрузка...