Анна Яновская и Сергей Мозгов: у нас все серьезно и навсегда

Российские фигуристы Анна Яновская и Сергей Мозгов добились в воскресенье самого значительного успеха в своей карьере — выиграли Финал Гран-при среди юниоров в танцах на льду. После соревнований корреспондент агентства «Р-Спорт» Андрей Симоненко поговорил с чемпионами об их дальнейших планах — и о том, как начинался их ледовый союз.

Анна Яновская и Сергей Мозгов

Анна Яновская и Сергей Мозгов— Анна, Сергей, вы только что победили в Финале Гран-при, в компании сильнейших юниорских танцевальных пар мира. Скажите, у вас уже есть мысли о переходе во взрослое фигурное катание? Допустим, если вы станете в нынешнем сезоне чемпионами мира среди юниоров…

Анна Яновская: Если честно, мы об этом не задумываемся. Во-первых, нам еще надо на юниорский чемпионат мира отобраться. Впереди юниорское первенство России.

Сергей Мозгов: И в этом первенстве России будут участвовать пять пар, которые мечтают стать чемпионами мира среди юниоров.

— Но желание перейти на взрослый уровень есть?

АЯ: Пока нет. Там очень много сильных ребят. Катя Боброва с Димой Соловьевым потрясающая пара, Лена Ильиных и Никита Кацалапов… Еще сильные пары есть. Поэтому мы хотим остаться в юниорах. Нам надо добиться здесь максимального успеха, а потом уже переходить в мастера.

СМ: Туда спешить не стоит. Мы будем продолжать кататься по юниорам, правда, пока непонятно, сколько еще лет мы можем это делать. Все зависит от того, примут или нет в нынешнем сезоне правило уменьшения предельного возраста. Был 21 год, сейчас хотят сделать 20 лет. Если примут, тогда, соответственно, у нас будет на год меньше. Но запас есть (сейчас Яновской и Мозгову, соответственно, 17 и 18 лет — прим. автора).

Анна Яновская и Сергей Мозгов— Вы стали серебряными призерами Финала юниорского Гран-при два года назад, в первый сезон существования вашей пары. Как вы сейчас оцениваете тот успех?

АЯ: Для нас это был фееричный сезон. Сами от себя не ожидали таких результатов — что только встанем в пару и сразу добьемся такого успеха. Даже тренеры от нас такого не ожидали.

СМ: У нас задача была осенью на первом этапе Гран-при того сезона хотя бы попасть в четверку. Не то что отобраться куда-либо, и даже не занять какое-то место, а просто показать то, чему мы научились за короткий промежуток времени. А получились так, что вылетели вверх как пробка от шампанского (смеется).

АЯ: Сами просто в шоке были.

— Сколько вы на тот момент времени катались вместе?

СМ: В начале июня встали в пару.

— Помните свои первые ощущения друг от друга?

АЯ: Я очень хорошо их запомнила. Когда я встала в пару с Сергеем, для меня оказалось очень непривычно, что он такой высокий, большой… И еще мне запомнилась его кисть — когда партнер подал мне руку. Она была такой огромной, и я сразу почувствовала себя такой маленькой (смеется)…

СМ: У меня тоже первые ощущения были странными. Я не особо жаждал кататься в паре с Аней, потому что хотел остаться с предыдущей партнершей, Татьяной Батуринцевой. Но потом подумал и понял, что кататься с ней дальше не имеет смысла, потому что она была и старше меня, и больше меня по всем параметрам. Рост, вес, все. И решили попробовать с Аней. Получилось хорошо.

Анна Яновская и Сергей Мозгов— Поняли сразу, что подходите друг другу, или притираться какое-то время пришлось?

АЯ: Притирочка была не очень долгой. У нас реально сразу хорошо пошло, программы поставили интересные.

СМ: Действительно, быстро сошлись.

— Есть, как известно, два вида притирки — техническая сторона катания и характеры.

СМ: Аня — единственная партнерша в моей карьере, с которой я почти не ругаюсь. Так что в плане характеров у нас идеальное соотношение. Не ругаемся, всегда пытаемся договориться. Я, если надо, Аню успокаиваю, она, если что, меня подбадривает. Катализируем друг друга таким образом.

АЯ: Катаемся уже третий год вместе и стали, наверное, как брат с сестрой — понимаем друг друга с полуслова.

— Кстати, насчет полуслова — бывают моменты, когда на соревнованиях говорите друг другу что-то во время проката?

АЯ: Вообще я могу во время проката что-то сказать (смеется).

СМ: Скорее, не сказать, а выкрикнуть на полкатка. Так было на Гран-при в Таллине. Мы немножко спешили, вперед музыки бежали, и перед финальной поддержкой Аня на весь стадион закричала «спокойнее, медленнее езжай».

АЯ: Да (смеется взахлеб).

СМ: Потом половина зрителей ко мне подошла, чтобы спросить: что она тебе кричала? Вообще есть, конечно, пары, которые во время катания разговаривают о чем угодно, чуть ли не о погоде. Но у нас до такого не доходит. Только по факту: успокойся, быстрее, медленнее и все такое.

Анна Яновская и Сергей Мозгов— За пределами катка большинство пар отдыхают друг от друга. Как у вас обстоят дела?

АЯ: Наоборот, мы за пределами катка очень хорошо общаемся. Все знаем друг про друга. У меня нет такого — потренировались, и фух, надо отдохнуть от него.

СМ: По возможности, стараемся проводить выходные вместе. Ходим в кино, в рестораны, в музеи, что-то еще в этом роде. То есть мы постоянно вместе. Как семейная пара, можно сказать.

АЯ: Это так (смеется).

— Раньше у вас в группе Светланы Львовны Алексеевой и Елены Кустаровой была большая компания — Боброва/Соловьев, Ксения Монько/Кирилл Халявин, сейчас вы катаетесь с Викой Синициной и Русланом Жиганшиным. Дружите со своими товарищами, бывшими и нынешними?

АЯ: У нас очень дружная группа. Мы не воспринимаем Вику и Руслана как соперников, у нас с ними нормальные отношения. Если говорить о совместных тренировках, то что-то мы можем у них позаимствовать, что-то они у нас. У нас нет соперничества как такового. Скорее, у нас стремление достичь таких же результатов — в юниорах у них они наивысшие. Да и вообще они уже много лет в паре катаются, многого добились.

СМ: С теми, кого вы перечислили, отношения нормальные. Вообще если говорить о всех тренерах, у которых я тренировался, то с группой Александра Свинина и Ирины Жук нормальные отношения. А вот с группами Алексея Горшкова и Евгения Платова никаких отношений. Ни общения, ни здравствуйте при встрече, ни до свидания.

— Бывает это в фигурном катании…

СМ: Ну да. Когда я ушел от Алексея Горшкова, меня вся его группа ненавидела. Названивали в течение месяца, проклинали и все тому подобное. Все по-своему реагируют.

— В группе Алексея Горшкова вы катались с Евгенией Косыгиной…

СМ: Первая моя партнерша — Сабина Адигамова, с ней я прокатался два года у Ирины Лобачевой и Ильи Авербуха. Потом, да, я катался с Косыгиной, катался с Ангелиной Кабышевой и потом с Татьяной Батуринцевой.

Анна Яновская и Сергей Мозгов— Чем объяснить такое непостоянство — не могли найти идеал?

СМ: Проблема с первой партнершей была в том, что она, как и Батуринцева, была старше меня. Тогда мы совсем были маленькие, ей было 16 лет, мне 14. Даже, может быть, меньше. Она весила больше меня, и я из-за этого спину сорвал. Поэтому разошлись. С Косыгиной вначале было нормально, первый сезон совсем хорошо. Но затем я пошел в рост, а Женя в рост не пошла. Из-за этого я начал постоянно сгибаться, у меня, грубо говоря, начал появляться горб. Из-за большой разницы в росте и с ней решили разойтись. Ну, то есть, как решили: я сказал — меня послали. С Кабышевой не получилось по другой причине. На тот момент, когда я ее знал, она была замечательная девушка — фигура, белокурые волосы… Все замечательно. Катается хорошо. Потом я ее полгода не видел. Приехал в Америку к Платову, чтобы попробоваться с ней в паре. Что вижу? Короткие черные волосы, толстая, кататься практически перестала… Как выяснилось, она не каталась месяца четыре. Провел я там несколько месяцев, но по деньгам было невозможно там тренироваться, особенно за свой счет. А с Батуринцевой.. Если бы я с ней остался кататься еще на сезон, то выступал бы по мастерам. А мне не особо этого хотелось.

— Но сейчас-то можно сказать, что у вас с Анной серьезно и надолго?

СМ: Определенно.

АЯ: У нас все серьезно и навсегда.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...