Артур Даниелян : «После короткой программы сказал себе, что терять мне нечего»

Российский фигурист Артур Даниелян стал серебряным призером чемпионата мира среди юниоров. Спортсмен впервые принял участие в соревнованиях такого уровня. В интервью корреспонденту Татьяне Фладе дебютант рассказал о себе и объяснил, что значит для него эта серебряная медаль.

— Артур, на пресс-конференции после соревнований ты сказал, что в Софии ставил задачу показать чистые прокаты, но на своем первом же чемпионате мира завоевал серебро. Что значит для тебя эта медаль?
— Второе место на чемпионате мира для меня очень неожиданно. Я действительно ехал в Софию, чтобы показать то, что мы наработали с тренерами, что я готов соревноваться на юниорском уровне. Но после того, как занял второе место, до сих пор еще не понял, не совсем все осознал. Меня переполняют эмоции и я очень рад.
— Ты катался в предпоследней группе, и после соревнований тебя все искали. Ты знал, что стал вторым? И где ты был?
— Меня сразу взяли на допинг. И я не знал, куда нужно потом идти. Скажем так: немного потерялся.
— А перед награждением?
— Я сидел на трибуне, смотрел прокат Леши Ерохова. Думал, что награждение будет после выступления девочек, что нас всех вместе наградят. В итоге Леша уже докатывал, и я побежал одеваться, чтобы успеть на награждение.
— В короткой программе на чемпионате мира у тебя случилось падение. Но в целом обе программы ты прокатал хорошо. Что произошло в короткой?
— Наверное, немного себя отпустил. После того, как сделал тройной аксель, дорожку шагов, надо было себя в кучке держать, не расслабляться.

— Расстроился из-за падения?
— Было обидно. Ведь все остальное, кроме этого, сделал хорошо. Падение немного подпортило впечатление.
— Как потом собирался на произвольную программу?
— Настроился. Уже в конце проката раскрылся, эмоций добавил, но при этом я понимал, что все элементы нужно сделать на плюсы. В начале проката я был очень сосредоточен.
— Как справился с волнением, которое наверняка было?
— Тренеры настроили. И я сам себе сказал после короткой программы, что мне нечего терять, надо прокататься хорошо, с удовольствием. И это будет хорошо.
— Как складывался у тебя этот сезон?
— Сначала не очень хорошо. Можно сказать, что были взлеты и падения на каждом старте. Я должен был ехать на третий этап Гран-при, но так как на первенстве Москвы плохо выступил, и меня заменили, дали время, чтобы я лучше подготовился и смог все-таки выступить на Гран-при, то поехал в Сызрань на первый этап Кубка России. Там нормально все сложилось. И я стартовал на Гран-при в Хорватии. Там я прокатался средне, мягко говоря, не на свой максимум.
— Были причины?
— Наверное, немного волновался, так как я был в первый раз на таких соревнованиях. Но потом в сезоне постепенно появлялась стабильность. И к чемпионату мира я подошел в хорошей форме, на этом старте почти все сделал.
— Как тебе в целом выступление на первенстве мира? Как атмосфера? На кого из спортсменов смотрел?
— На всех мальчиков смотрел, потому что мне это было интересно. Мне же с этими ребятами соревноваться. Даже если кто-то перейдет во взрослое катание, то через пару лет я тоже перейду и буду с ними конкурировать. Поэтому наблюдал, старался брать какие-то вещи для себя. Не списывать, но на заметочку. Четверные смотрел, у кого они были. Буду стараться тоже делать четверные.

— Ты уже пробовал?
— Пробовал четверной сальхов. Сейчас вернемся, будем работать.
— На этом чемпионате мира даже девочка Саша Трусова прыгала четверные. Как ты отреагировал на это?
— Немножко было не по себе, потому что девочка прыгнула два четверных. Надо не отставать.
— Маленькая девочка, 13 лет.
— Маленькая, легенькая, но с характером! С хорошей круткой, высотой прыжка. Она молодец!
— Это маленький шок для мальчиков, увидеть такое?
— Ну, скорее, не шок, а мотивация, чтобы подтягиваться, не отставать. Все-таки девочка.
— Конкуренция в женском одиночном катании в России очень высокая.
— Это так. Девочки из других стран берут пример с наших спортсменок, тоже учат прыжки с двумя руками наверх, переставляют прыжки во вторую половину, стараются догнать российских фигуристок. И некоторые уже почти готовы с нашими девочками конкурировать. Но наши пока все равно впереди.
— Что надо делать российским мальчикам, чтобы догнать девочек?
— Больше работать. Работать над стабильностью, чтобы все прыжки были отточены. Катать больше программы, чтобы физических сил хватало их докатывать.
— У тебя очень красивые программы, красивая музыка. Ты сам выбираешь ее?
— В конце прошлого сезона меня спрашивали, под какую музыку я хотел бы кататься? Я сказал, что точно хочу под Испанию. У меня в детстве была одна программа под испанскую музыку. И когда я пересматриваю ее, она мне нравится. Поэтому я хотел и в более взрослом возрасте показать более мощное, жесткое, красивое катание под Испанию.
А по поводу произвольной программы, мы выбирали между «Нотр Дам де Пари» и классической музыкой, но остановились на первом варианте. Я давно хотел попробовать кататься под «Нотр Дам». От этой музыки идет какая-то энергия, которая мне помогает.

— Значит, можно сказать, что ты сам участвуешь в выборе музыки для своих программ?
— Если меня спрашивают, то я предлагаю. Но я всего второй сезон катаюсь у Елены Германовны (Буяновой – прим.).
— Ты же переехал из Волгограда?
— Да. Потому что там всего один каток, и очень много детей, которые хотят заниматься фигурным катанием. Льда на всех не всегда хватает, а взрослым спортсменам надо больше тренироваться, чтобы конкурировать с Москвой, Питером. И когда у меня стало получаться, то мой тренер в Волгограде дала понять, что ловить мне здесь нечего, нужно двигаться дальше. Тренер меня научила тройным прыжкам и посоветовала переехать куда-нибудь. А я во время Олимпиады в Сочи смотрел выступление Аделины Сотниковой, видел ее на этапе Кубка России в Сочи, где я тоже был. И мне захотелось тренироваться у тренера Аделины. Я так и сказал, что если переезжать в Москву, то только к тренеру Аделины Сотниковой. И когда мы были на сборах в Новогорске, то мой тренер из Волгограда позвонила в ЦСКА, и я поехал на просмотр к Елене Германовне. Показался ей. Она пожала мне руку и сказала: «До встречи в июне». Я так обрадовался!
— И перебрался с мамой в Москву.
— Мы переехали в Москву всей семьей. У меня брат тогда «выпустился» в Волгограде, ему нужно было в институт идти. Заодно и сестра перевелась в институт. У меня старшая сестра, ей 22 года. И старший брат, которому 20 лет.
— Они не занимались фигурным катанием?
— Они чем только ни занимались. Теннисом, например. Но теннисную секцию закрыли, пришлось закончить. Зато сестра и брат хорошо окончили школу. Брат математический класс, сестра гуманитарный. Сейчас они учатся. Думаю, потом найдут хорошую работу.
— А как ты оказался в фигурном катании?
— У нас рядом с домом каток построили. И мы с мамой однажды гуляли, зашли посмотреть. Я попробовал. Понравилось. Так и начал кататься.
— Что именно понравилось?
— Мне больше всего понравилось прыгать. Я очень прыгать люблю.

— Но у тебя и катание красивое, позиции балетные.
— Сначала мне это дали мои хореографы в Волгограде, а теперь я продолжаю работать с Ириной Анваровной Тагаевой, Максимом Завозиным занимаемся скольжением.
Вообще, мне нравится, когда я катаюсь для публики. Во время проката даже мурашки иногда по коже идут. Силы появляются, и я с хорошим настроением выхожу и делаю.
— То есть любишь выступать?
— Да. Хотя иногда волнение бывает. Но в последнее время я его не так чувствую. Значит, начал понимать, для чего я катаюсь.
— Ты учишься в школе или на домашнем обучении?
— Я пока что на домашнем обучении, стараюсь заниматься, чтобы не отставать. Каждые полгода езжу в Волгоград, сдаю экзамены. Но со следующего года планируем перевестись в Москву, чтобы было легче задания брать.
Когда ты на домашнем обучении, и тебе не надо завтра в школу идти, то особо и не получается заставить себя заниматься уроками. Особенно после тяжелых тренировок. А так, когда школа рядом, хотя бы стимул будет.
— Какие предметы тебе нравятся?
— Информатика, математика, физика. Еще мне нравится ИЗО. Рисование меня успокаивает.
— Что ты рисуешь?
— Картинки из телефона беру и рисую, сам что-то придумываю. Потом маме и сестре показываю. Им нравится. Но до сестры мне далеко. Она классно рисует. Мне кажется, она себя немного недооценивает в этом плане.
— Какие цели ты ставишь перед собой?
— Для начала выучить четверной. Прибавить стабильности и на всех стартах показывать хорошие результаты. А главная цель – это Олимпийские игры.
— Конечно, тебе еще кататься и кататься, но, возможно, ты уже сейчас задумываешься о будущем?
— Хочу стать тренером по фигурному катанию. Мне кажется, это интересно работать сначала с маленькими детьми. Потом, когда они подрастут, может быть, дойти с ними до вершин, вырастить хорошего фигуриста или фигуристку.
— Ты, наверняка, смотрел Олимпийские игры. Кто тебе больше всего понравился?
— Наверное, надо брать пример с Юдзуру Ханю. После тяжелой травмы, без стартов, он вышел и показал на Олимпиаде очень достойное катание. У него прямо характер! И мне надо выработать такой же. Чтобы после травм набраться сил, взять руки, ноги и идти на лед, показывать такое достойное катание, это надо иметь очень сильный характер.
Но мой самый первый кумир – Хавьер Фернандес. Он мне больше всего нравится. Он артист, с публикой играет, при этом прыгает, вращается, улыбается.
— А в России?
— Наверное, Миша Коляда. У него классные прыжки, высокие, как будто он с трамплина прыгает. Но, конечно, хочется, чтобы стабильность появилась. И тогда он сможет конкурировать с другими лидерами. Всем нам, мальчикам, нужна стабильность.
— Как думаешь, что для этого нужно?
— В последнее время одиночники стали больше прыгать четверных. Резко выучили, вставили в программы и стали их катать с такими сложными прыжками. Нашим мальчикам тоже пришлось быстро включаться в эту работу. Быстро-быстро. А нужно время, чтобы все это стабилизировать. Прыжки надо наработать и накатать в программах, тогда все будет хорошо.
— Спасибо, Артур, и удачи.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...