Асада не смогла оторваться от Леоновой

Вчера в «Мегаспорте» участники шестого этапа «Гран-при» исполнили короткие программы.

Заключительный этап чемпионской серии, призванный расставить точки над i в отборе на финальный турнир, получается для российских болельщиков, пожалуй, самым интересным из всех предыдущих. Не только потому, что все претенденты уже по-настоящему набрали форму. Но и в силу достаточно широкого представительства россиян, еще не выступавших в этом сезоне в соревнованиях подобного ранга.

Вчерашние прокаты открылись великолепным и очень сложным выступлением Софьи Бирюковой и относительной неудачей Аделины Сотниковой. По сравнению с первым стартом Аделина сменила костюм, но удержаться от волнения не сумела — упала с лутца в запланированном каскаде 3+3. Попыталась «пристегнуть» каскад к следующему прыжку — флипу, но получилось только 3+2. По нынешним временам — слишком мало, чтобы рассчитывать на высокий результат.

Плюсов в программе юной россиянки было достаточно: сложнейшая дорожка шагов, прекрасные вращения, мощное, «насыщенное» катание, но общее впечатление все-таки осталось тяжеловатым. Виной тому даже не слишком мрачный (я бы сказала, неоправданно мрачный и проигрывающий в сравнении с прежним) костюм. А некая общая специфика «тарасовских» программ, которые начинают играть и завораживать лишь тогда, когда полностью вкатаны и исполняются без ошибок.

С одной стороны, это довольно жесткий прием — поставить неопытного спортсмена, по сути — еще ребенка в условия, в которых он вынужден постоянно выдавать максимум возможного как в техническом, так и эмоциональном плане. С другой — это самый короткий путь к раскрытию заложенного в человеке таланта. Аделина заметно выросла в сравнении с собой же образца прошлого года, и то, что она справляется с задачами, которые предъявляет «взрослый» лед, очевидно уже сейчас.

Драматизм женского турнира в Москве заложен изначально: из трех спортсменок — Сотниковой, Мао Асады и Алены Леоновой — гарантированно пробиться в финал «Гран-при» (при условии, что наберут в сумме более 22 баллов) могут лишь две. Имеющая в активе 13 баллов Асада «подстраховалась» было, заявив в короткой программе тройной аксель, но… отказалась от него — прыгнула двойной.

Каскад Асада тоже отработала по облегченной программе. Вот и получилось, что лучшую техническую оценку в короткой программе совершенно заслуженно заработала Леонова, отстав от двукратной чемпионки мира всего на 0,38.

* * *

Выступления женщин стали прекрасной иллюстрацией к разговору о сути фигурного катания, как спорта. Отказалась Асада от запредельной сложности — и выступление сразу потеряло львиную долю того ошеломляющего притяжения, которое отличало восприятие японки в олимпийском сезоне, когда Асада шла ва-банк в каждом отдельно взятом элементе. Облегченная программа не сделала ее хуже. Но сделала такой же, как остальные. Несмотря на лучший результат.

Можно вспомнить и недавний этап «Гран-при» в Париже: на каком месте была бы юная Лиза Туктамышева, включи она в обе программы самый распространенный в женском катании каскад из двух тройных тулупов? Но тренеры совершенно осмысленно сделали ставку на то, чтобы удивить мир сложностью, и добились желаемого эффекта: о Туктамышевой в Париже говорили едва ли не больше, чем о трехкратной чемпионке Европы Каролине Костнер.

Такой же стратегии в парном катании всегда придерживалась Тамара Москвина: удивить, потрясти, ошеломить — неважно, идет речь о сложности, новых оригинальных элементах или неожиданных костюмах. Дебютировавшие в «Гран-при» нынешнего сезона Катарина Гербольдт/Александр Энберт чересчур много ошибались в заданных элементах, но откатай они программу без помарок, композиция могла бы стать украшением вечера.

В этом сезоне сложилось так, что вся возможная шестерка финалистов «Гран-при» определилась еще до приезда фигуристов в Москву. Тем не менее интрига осталась на уровне — как всегда бывает, когда на одном льду сходятся претенденты на звание лучшей пары мира.

Результат 65,17, полученный за короткую программу чемпионами Европы-2010 Юко Кавагути и Александром Смирновым, был почти на шесть баллов выше рекордных в этом сезоне баллов Алены Савченко и Робина Шелковы. Но дело в том, что как раз в этом сезоне немецкий дуэт еще не катал короткую программу так, как следовало: эксперименты в США и Японии с выбросом «тройной аксель» заканчивались слишком большим количеством минусов. В Москве Савченко и Шелковы приняли решение заменить проблемный аксель на выброс «флип» — и сразу вышли на рекордный для себя результат, попутно напомнив окружающим, что при чистом катании соперничать с ними практически нереально.

* * *

Свои шансы на то, чтобы отобраться в декабрьский финал «Гран-при», Артур Гачинский растерял в Китае, так что старт в Москве стал лишь для него возможностью своего рода реабилитации. Шансом доказать, что шанхайский психоз в произвольной программе — не более чем досадная случайность.

В «Мегаспорте», по сути, собрались все лучшие, кто есть на данный момент в российском мужском катании, — Гачинский, Сергей Воронов и Константин Меньшов. Все трое — с четверными прыжками в каскадах в короткой программе, что обычно как нельзя нагляднее доказывает у мужчин-одиночников серьезность намерений, но бывает оправдано лишь при чистом выполнении элемента.

Воронов в этой компании был в самом невыигрышном положении, поскольку пропустил часть сезона из-за травмы и к тому же получил первый стартовый номер, а при первом появлении в сезоне (тем более когда все остальные уже раскатались и набрали соревновательную форму) это сильный добавочный стресс. Откатался Сергей, как следствие, без каскада — выполнил первый прыжок на две ноги, открыв группу неудачных четверных.

Первым к Воронову присоединился американец Брэндон Мроз со своим уникальным (пока) четверным лутцем, после которого он, увы, приземлился на пятую точку. Меньшов с прыжком справился, но с каскадом — нет: сдвоил второй тулуп, а до этого упал с тройного акселя, оставив в целом совершенно удручающее впечатление. Тут уж поневоле захочешь возвращения в любительский спорт олимпийского чемпиона Турина Евгения Плющенко — чтобы хоть таким образом заткнуть дыру, зияющую в российском мужском одиночном катании не первый год.

Не получился четверной и у Гачинского: Артур недокрутил обороты и упал на приземлении. Вот и вышло, что в выигрыше остался американец Джереми Эбботт, который не рисковал, а сделал ставку на максимально чистое катание.

* * *

Заключительному виду вчерашней программы — короткому латиноамериканскому танцу — положено было стать наиболее предсказуемым, но стал он самым «валидольным». Два дуэта-фаворита, роль которых в Москве изначально отводили чемпионам мира Мэрил Дэвис/Чарли Уайту и Екатерине Бобровой/Дмитрию Соловьеву, без особых усилий обязаны были проходить в финал с первого и второго мест. Однако сначала россиян обошли канадские танцоры Кейтлин Уивер/Андре Поже. А затем Чарли Уайт рухнул на лед в самом начале танца, заставив вспомнить о том, что несколько лет назад дебют этого фигуриста на московском льду начался двумя падениями в программе.

Правда, запас прочности оказался у чемпионов мира вполне достаточным, чтобы при столь обескураживающем начале оставить лидерство за собой.

winter.sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...