Чан больше не ходит на рыбалку?

Мужской турнир пятого этапа «Гран-при» завершился невероятным мировым рекордом: трехкратный чемпион мира Патрик Чан набрал за исполнение произвольной программы 196,75 балла, превысив свой личный рекорд сразу на 8,79. В сочетании с результатом, который канадец показал в короткой программе, это составило еще одну рекордную сумму – 295,27.

Патрик Чан

Незадолго до начала мужских соревнований я беседовала в Берси с известным американским (а некогда – советским) тренером Рафаэлем Арутюняном, работавшим в разное время с Александром Абтом, Сашей Коэн, Мишель Кван, Мао Асадой, Джеффри Баттлом – то есть имеющим в кругах фигурного катания весьма солидный авторитет. Когда в связи с какой-то темой мы вспомнили олимпийского чемпиона Турина Евгения Плющенко, тренер сказал:

– В чем в свое время заключалось главное преимущество Евгения над всеми остальными? В его прыжковой стабильности. Женя достиг в прыжках практически абсолютного совершенства. Я точно знаю, что еще десять с лишним лет назад помимо четверных тулупа и сальхова он пробовал в тренировках и четверной лутц, и четверной риттбергер. Причем отдельные попытки были весьма успешны. А вот у всех остальных – тех, кто якобы с Плющенко соперничал – четверные прыжки были, как поход на рыбалку. Когда сидишь с удочкой и гадаешь: клюнет, или не клюнет. А если клюнуло – то вытащишь, или не вытащишь. Понятно, что для самого Плющенко в те годы лутц и риттбергер были такой же рыбалкой. Но четверной тулуп он мог исполнить, что называется, с закрытыми глазами в любое время дня и ночи. Поэтому и был столько лет совершенно недосягаем.

Если бы я услышала это объяснение от Арутюняна не в Берси, а несколькими годами ранее, не исключаю, что фамилия Чана автоматически ассоциировалась бы в сознании с прозвищем «Рыбачок»: способность канадца падать при исполнении сложных прыжков на важных стартах по нескольку раз и при этом побеждать стала за годы его выступлений хрестоматийной. Отдельные безошибочные прокаты ему удавались и раньше, но так, как в Берси, он еще не катался никогда в жизни.

Когда на экране титром появились биографические данные чемпиона, один из моих коллег с недоумением повернулся ко мне: «Слушай, ему всего 22?»

Действительно, за те четыре года, на протяжении которых Чан трижды побеждал на мировых первенствах, как-то совсем забылось, что на Играх в Ванкувере канадцу было всего лишь 18. Год назад, переезжая из Колорадо-Спрингс в Детройт, Патрик взял с собой маму, что стало на катке поводом для шуток: мол, парень, ты разве еще не достаточно вырос, чтобы не возить маму с собой?

Шутка, кстати, возымела действие. Не знаю уж, какой разговор по этому поводу состоялся у Чана с родительницей (в свое время она на протяжении двух лет запрещала Патрику обзаводиться автомобилем, хотя по возрасту он мог это сделать), но в итоге она впервые не сопровождала сына в поездке. Более того, пока Чан катался на втором этапе «Гран-при» в Канаде, мама вообще уехала из страны – отправилась в вояж по Европе.

Кстати, четыре года назад перед Играми в Ванкувере Чан запомнился крайней невоздержанностью в высказываниях – в частности в адрес вернувшегося в любительский спорт Евгения Плющенко. В Париже канадца тоже спросили о российском сопернике.

– Буду рад, если Плющенко действительно вернется, – спокойно ответил Патрик. – Он – великий спортсмен, с которым всегда интересно соревноваться, и я искренне желаю ему успеха.

Существует, кстати, мнение, что на Олимпийских играх спортсменам крайне редко удается продемонстрировать пик своих возможностей – слишком велик стресс. И честно говоря, очень хотелось бы, чтобы на Чана это правило не распространилось.

Елена Вайцеховская, sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...