Давид Авдыш: Плющенко напоминает мне Птицу Феникс — он каждый раз сгорает в огне и вновь возрождается из пепла

Олимпийский чемпион по фигурному катанию 2006 года, серебряный призёр Игр 2002 и 2010 годов Евгений Плющенко вновь вернулся к соревнованиям после 10-и месяцев перерыва, одержав победу на турнире Volvo Cup в Риге (Латвия). О подготовке к очередному олимпийскому сезону и сотрудничестве с Евгением Плющенко рассказал хореограф Давид Авдыш.

— Сотрудничать с Женей мы начали достаточно давно – год я уже не вспомню, — сказал Давид Авдыш. – Изначально тренер спортсмена Алексей Николаевич Мишин пригласил меня сделать Жене показательный номер – мы тогда поставили «Умирающий лебедь». С тех пор, наверное, уже лет 15 прошло… И после этого у нас завязалось тесное и постоянное сотрудничество.

— У вас уже был опыт работы с фигуристами на момент знакомства с Плющенко?

— Да, у меня на тот момент было уже две олимпийские медали – серебряная и золотая. Серебряная – в 1994 году с Артуром Дмитриевым и Натальей Мишкутёнок, а золотая – в 1998 году с Артуром Дмитриевым и Оксаной Казаковой. Также был опыт работы с одиночниками – например, при моём участии Слава Загороднюк завоевал золото чемпионата Европы. Опыт был, но с Женей сотрудничество складывалось несколько иначе – сразу началась складываться какая-то своя история отношений, хотя со всеми ребятами я также нахожусь в прекрасных отношениях. Но Женя гораздо младше меня, годится мне в сыновья, а у меня дочки (улыбается). Поэтому я на него смотрел отцовскими глазами, хотя мы всегда оставались друзьями-товарищами. Правда, помню, вначале я к Жене обращался на «вы», а он всё недоумевал, и просил, чтобы я перешёл на «ты» (улыбается). Так и повелось.

— Как вы попали в фигурное катание?

— После окончания Консерватории всегда существовала проблема постоянной работы, поиск постановок. Я был главным балетмейстером Ленэстрады, а также работал в жанре варьете – ставил программы в ресторане «Тройка». В то время у нас были очень интересные гастроли в Америку. И нужен был оригинальный номер, в котором участвовала Таня Дручинина, которая тогда ещё даже не была замужем за Артуром Дмитриевым. А он приходил ко мне на репетиции – и как-то так всё пошло-поехало (улыбается).

— Как строилась работа над нынешними олимпийскими постановками Плющенко?

— Над короткой программой, с которой Женя выступил в Риге, работал Макс Ставиский. Произвольную компоновал я. Идея принадлежит Алексею Николаевичу – названия к постановке мы искали разные, но решили остановиться на The best of Pluschenko. Программу я скомпоновал, но музыкальные композиции фактически остались прежними – только в «Адажио Альбинони» темп несколько сдвинут. Смысл постановки – показать реку жизни Плющенко, которая текла на глазах у зрителей, любителей фигурного катания.

— Работать над программой было наверняка интересно – вспоминали былые времена?

— Это факт (улыбается). Ведь ещё очень важно отдать дань музыке – выбранные композиции, мягко говоря, не самые плохие. Музыка достаточно образная, она даёт нужный эмоциональный настрой.

— При постановке использовались уже готовые куски из прошлых программ?

— И да, и нет. Где-то фрагментарно проскальзывает реприза из прошлой постановки, где-то – абсолютно новые куски, где-то – некая дымка прошлого. Но я не думаю, что все доподлинно помнят былые программы. Задачи взять конкретные куски из выбранных нами постановок – не стояло. Это было бы просто невозможно – правила изменились. Плюс, важно разложить порядок элементов по программе.

— Работа над короткой программой Плющенко идёт сложнее?

— По короткой программе мы ещё будем думать, смотреть. Важно отметить: всё делается только для Жени, он number one. А человек Женя очень эмоциональный. Сегодня настроение одно – и ему всё нравится, а чуть изменилось – во время тренировки музыка плохо звучит, свет плохой, на льду холодно – и у него уже дискомфорт, он уже сомневается. У нас есть другие варианты короткой программы, но я их не могу озвучить.

— О программе на музыку группы «Океан Эльзи» «Така як ти» говорили…

— …что это не Женина музыка (улыбается)? На самом деле, он выбрал эту композицию, чтобы уйти от себя. Женя – это энергия, эмоции, всплеск, а эта музыка – размышление, медитация. Когда Женя катает программу в настроении, она звенит, переливается яркими красками, но чуть не в настроении – постановка теряется. Кроме элементов, Жене нужно думать об эмоциях, нюансировках. Музыку без внешнего огня просто приятно слушать, но этого недостаточно.

— Давид, подготовка к олимпийскому сезону для группы Мишина – далеко не новость. Тем не менее, в нынешнем сезоне наверняка были определённые отличия?

— Кардинальных отличий, конечно, не было – принцип, сложившийся годами, остался прежним. Но с точки зрения нагрузок многое изменилось. Подготовка к тренировкам стала значительно сложнее. Мы за два часа, а порой ещё раньше, приходили на разминки – пока размассировать, намазать, подготовить спину, а кроме спины есть ещё и коленки, и другие части тела! По разминкам, по тренировкам в зале многое изменилось – львиная доля уходила и уходит на спину, чтобы её разогреть.

— А спортсмена с таким колоссальным опытом, которым обладает Плющенко, приходилось чему-то учить?

— Давайте так: считаем, что не было операции. Женя – живой человек, мышцы могут болеть, устать, их надо готовить, разогревать. А когда идут прыжки, когда есть специфика льда, нельзя одинаково пройти даже две тренировки, не то, что целый сезон! Каждая новая тренировка – это вхождение в воду. А вода всё время разная, она не стоит. Теперь добавляем травму, операцию. Приведу пример. На чемпионате Европе 2012 года у Жени тоже была травма – защемило спину. Он тогда попросту не знал, как прыгать – не шли прыжки. И он нашёл такое положение, когда он шею немножко подворачивал в бок – выглядело так, будто у него тик – и в этом положении ему было удобно прыгать (улыбается). Так что, учиться Женя будет всегда, будет пробовать что-то новое, искать, развиваться. А сейчас достаточно того, что он учится побеждать боль, которая, к сожалению, преследует его долгие годы.

— После старта в Риге, с одной стороны, появилась вера, что Плющенко вернулся, с другой стороны, пока все не увидят боевых программ – не успокоятся и не поверят, что выступление на Олимпиаде возможно. Чего нам, всё-таки, ждать?

— Я работаю с Женей только потому, что мне приятно с ним работать – независимо, будет он выступать на Олимпиаде или нет. Но я верю в него! У Жени есть черта, которая меня всегда поражала – будучи совершенно молодым парнем, он всегда был и остаётся очень зрелым и разумным человеком, который, в то же время, сохраняет юношеский интерес к жизни. Он азартный, мгновенно заводится, при этом абсолютно нормальный – без всяких звёздных растопыренных пальцев (улыбается). За его жизнь и спортивную карьеру было достаточно моментов против него, но он их преодолел. Женя мне напоминает Птицу Феникс – он каждый раз сгорает в огне и вновь возрождается из пепла. Наверное, молодым ребятам этих простых слов не понять, но в них скрыто всё: Плющенко – настоящий мужик! Он преодолевает самого себя. И это для него самая главная награда. А будет ли золото Олимпиады? Посмотрим!

www.team-russia2014.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...