Дмитрий Соловьев: боюсь подвести свою команду, получив очередную травму

Олимпийский чемпион Сочи в командном турнире фигуристов Дмитрий Соловьев, выступающий в танцах на льду с Екатериной Бобровой, продолжает восстанавливаться после операции на колене, которую он перенес в конце сентября. В интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» Марии Воробьевой Соловьев поделился последними новостями о ходе своей реабилитации.

— Дима, вы планировали выступить на турнире в Загребе, но в стартовых листах этих соревнований вас нет. Не успеваете подготовиться?

— Изначально мы действительно заявились на эти соревнования, чтобы перед чемпионатом России проверить себя. Но, увы, к Загребу мы подготовиться не успеваем. Сейчас все силы брошены на чемпионат России, к которому хочется подойти в оптимальной форме.

— Когда я встретила вашу партнершу на этапе Гран-при в Москве, она сказала: «Все хорошо, только без партнера скучно». У вас были какие-то осложнения, и вы снова не могли тренироваться?

— На тот момент сложилась такая ситуация: в связи с тем, что мне нельзя было перенапрягать ногу, я был вынужден периодически пропускать тренировки. Но сейчас ситуация в корне изменилась, я присутствую на каждой тренировке, а реабилитация у меня и вовсе идет каждый день, без выходных. То есть полным ходом восстанавливаюсь, насколько позволяет организм.

— В чем сейчас заключаются тренировки? Работаете в полную силу или занятия носят восстановительный характер?

— Пока, конечно, работаем не в полную силу, но уже есть гораздо меньше вещей, с которыми я не могу справиться. Мы пока не можем прокатывать программы целиком, но делаем все, что не вызывает болевых ощущений.

— А как оценивают ход восстановления врачи? Процесс затягивается или идет по графику?

— Я полностью слушаю их рекомендации, потому что реабилитация – процесс очень индивидуальный. Кто-то может через месяц восстановиться и не чувствовать никаких болевых симптомов, у кого-то, наоборот, все может обостриться. Врачи говорят, что подбирают нагрузку в зависимости от того, как ведет себя колено. Но я стараюсь делать все, что разрешено – упражнения, элементы, движения. Даже то, что я не очень хорошо могу сделать, пытаюсь исполнять в меру своих способностей на данный момент.

— Не могу вас не спросить о заявлении почетного президента ФФККР (Федерации фигурного катания на коньках России) Валентина Писеева, который упрекнул вас в том, что вы не слишком добросовестно относитесь к процессу восстановления. И если бы прилагали чуть больше усилий, подготовка возобновилась бы быстрее.

— На самом деле, впервые слышу, что Валентин Николаевич так сказал. В начале реабилитации было какое-то недопонимание со стороны врачей, и меня отправляли то в одно, то в другое, то в третье место… И я вот так мотался, слушая разных специалистов, каждый из которых предлагал мне свою методику. Подходы ведь у всех свои, видение ситуации различается. Возможно, из-за этого моя реабилитация немножечко затянулась. Но я выполнял все указания врачей добросовестно. В данный момент я работаю с одним реабилитологом, которого мне рекомендовал мой хирург. Мы с ним занимаемся каждый день, причем там, где только можем. То в больнице, то в тренажерном зале, то еще где-то… То есть мой день должен быть заполнен не только пребыванием на льду, но такой работой, которая максимально быстро приведет к скорейшему избавлению от болевого синдрома. Только тогда я смогу работать в полную силу и буду уверенным, что никаких последствий и рецидивов после проведенной операции не будет.

— Психологически вы с Катей как справляетесь с этой ситуацией? Руки не опустили? Даже новообразованные дуэты вовсю завоевывают позиции на мировой арене, а вы все никак не можете выкарабкаться…

— Это нас наоборот заряжает! Мы с каждым днем голоднее и голоднее от того, что видим, как другие работают, что они выступают, проходят как через удачные турниры, так и не слишком. Нам всего этого так не хватает! Хочется поскорее влиться в режим соревнований. Каждая тренировка для нас в кайф: мы выходим на лед, снова держимся за руки, снова делаем элементы. Постепенно все получается только лучше, и мы чувствуем, что прогрессируем. Работаем и в зале, и на льду, делаем какие-то перестановки в программах, смотря на соревнования, которые проходят в этом сезоне. В общем работа идет, а адреналина, который есть у всех соперников, нам пока не хватает.

— К чемпионату России точно успеете восстановиться, или пока ваше участие под вопросом?

— Не могу ответить на этот вопрос со стопроцентной уверенностью. Я буду прислушиваться к мнению врачей. На самом деле, я за то, чтобы мне вкололи обезболивающее и я полетел в Сочи! Прямо очень хочется соревноваться. Но в то же время я больше всего боюсь подвести всю свою команду тем, что получу очередную травму. Поэтому делаю все, чтобы этого избежать. После тренировок вечером хожу в зал и работаю над теми группами мышц, которые не были задействованы. То есть стараюсь подготовить свой организм к нагрузкам так, чтобы никакие травмы меня больше не преследовали.

— Поставили себе какую-то отсечку во времени, когда определитесь с участием в чемпионате России?

— Нет, пока четко не определились. Сейчас одна цель – восстановиться полностью, чтобы мы могли делать целиковые прокаты программ без чувства боли и каких-то сдерживающих факторов.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...