Дмитрий Соловьев: Олимпийский сезон станет для нас с Катей последним

Чемпион Европы в танцах на льду в паре с Екатериной Бобровой – фигурист Дмитрий Соловьев в интервью «Советскому спорту» – о подготовке новых программ к олимпийскому сезону, работе с хореографом Раду Поклитару, основных конкурентах и многом другом.

«У НАС С КАТЕЙ ОТЛИЧНОЕ ВЗАИМОПОНИМАНИЕ»

– Дмитрий, с каким настроением вы входите в олимпийский сезон?
– Этот сезон, наверное, самый важный в нашей карьере. Для нас это уже третий олимпийский цикл, вполне вероятно, что после Олимпиады мы закончим профессиональную карьеру. Поэтому, безусловно, надо было хорошо отдохнуть, на время отвлечься от спорта, но, конечно же, сделать это на сто процентов не получалось. Так или иначе, во время отпуска мы все равно продолжаем думать над тем, какие программы ставить, как привести себя в форму, чтобы хорошо войти в сезон, провести его без травм и чтобы судьи воспринимали наши программы на высоком уровне.

– В отпуске как-то пытались контролировать друг друга с Екатериной? Все-таки у каждого из вас свой круг общения.
– Нет, мы ведь взрослые люди. Катя замужем, у меня своя личная жизнь. У нас с ней очень хорошее взаимопонимание, мы друг другу доверяем, поэтому нет смысла кого-то проверять. Тем более, вне тренировочного процесса мы стараемся заниматься собой, своими делами. Наверное, в этом кроется залог нашего успеха, ведь мы не успеваем друг другу надоесть, а потом приходим на тренировки и делимся впечатлениями, положительными эмоциями, разными историями о своем отдыхе.

– В какой форме подошли к сезону? Пришлось добирать или сразу включились в работу по максимуму?
– Мы всегда начинаем сезон очень аккуратно, стараемся не форсировать. Если начать сразу впахивать, то повылезают разные болячки, что очень нежелательно в олимпийском сезоне, поскольку потом это может перерасти в серьезные травмы.

Я достаточно долго раскатывал новые ботинки – этот процесс всегда происходит медленно. Были определенные микротравмы, которые что-то мешали выполнять. Но такие вещи всегда бывают после отдыха, поэтому мы относимся к ним совершенно спокойно, и в данный момент у нас все идет по плану.

Мы набираем форму, у нас были прокаты в Сочи, где на нас посмотрели наши специалисты по технике, подсказали определенные вещи, скорректировали некоторые моменты. После этого мы откатали два старта подряд, чтобы почувствовать свое состояние, понять чего нам не хватает, посмотреть со стороны на наши недочеты. Сейчас у нас есть три недели на подготовку к этапу Гран-при в Москве.

«У ПОКЛИТАРУ ИНТЕРЕСНЫЙ ПОДХОД К ХОРЕОГРАФИИ»

– Много корректировок поступило после контрольных прокатов в Сочи?
– Есть детали, которым нужно уделить больше внимания. Мы очень много работали над произвольным танцем, над хореографией, образами, поэтому у нас было чуть меньше времени на короткий танец. Соответственно, сейчас ему мы будем уделять чуть больше внимания, не забывая при этом о технической стороне, чтобы подойти к Гран-при максимально подготовленными.

– Какие впечатления у вас остались от работы с хореографом Раду Поклитару? В первую очередь, он известен своими эстрадными постановками, а со спортсменами почти не работал.
– Исключительно положительные. У Раду очень интересный подход к хореографии, совершенно ни на кого не похожий. Он все вещи объясняет абсолютно другими словами, но это сложно объяснить – надо чувствовать и видеть. Поклитару работал с фигуристами в качестве хореографа, но, в основном, вне льда – «на полу». Как и нам, ему было очень интересно попробовать поставить хореографию на льду и, вроде бы, у нас все получилось.

– Чья это была идея – поработать с Поклитару?
– Наш тренер — Александр Вячеславович (Жулин – Прим. ред.) сказал, что есть такой хореограф, предложил ознакомиться с его работами. В частности, у Раду была постановка – танец слепых, которую я пересмотрел раз 20-30. Она передает ощущение, что у людей все хорошо, они могут спокойно жить, любить, развиваться, даже не смотря на то, что они незрячие. Это очень трогает, эмоции меня просто переполняли. После этого мы и решились попробовать что-то подобное.

– Насколько легко вы восприняли идеи хореографа?
– Конечно, все начало получаться не с первого шага, нам нужно было понять механизм хореографии Раду. Но он так хорошо все объяснял и показывал, что не приходилось долго вникать и ждать, пока придет озарение. Да и просто, как с человеком, с Раду очень легко общаться. Мне кажется, что даже самый неодаренный человек сможет что-то от него взять.

– Нет опасения, что его хореография может быть неправильно воспринята судьями?
– Сейчас уже нет. Мы получили очень много отзывов о нашей произвольной программе и, что самое интересное, концовка зачастую воспринималась людьми по-разному. Некоторые прочитали ее таким образом, что я стал слепым. На самом деле, мы пытались объяснить, что Катя оказалась моим видением, вымыслом, но многие увидели концовку по-другому.

Но это же абстрактная хореография, поэтому очень важно, чтобы считался хоть какой-то смысл. Нам очень понравилась идея о том, что в конце я ослеп, и после этого мы начали развивать именно ее.

– Можно ли сказать, что ваше успешное сотрудничество с Раду Поклитару откроет другим эстрадным хореографам дорогу в фигурное катание?
– Многие хореографы, в том числе эстрадные, пытались работать с фигуристами. У кого-то этот опыт был положительным, и они оставались в фигурном катании, у других получалось не все. Это распространенная практика, фигуристам интересно пробовать что-то новое, каждый из нас хочет чем-то выделиться, поэтому многие активно экспериментируют, в том числе, и перед олимпийским сезоном. Нам интересно сотрудничать с творческими людьми, которые являются профессионалами немного в других сферах.

 «МЫ ХОТИМ ВЫИГРЫВАТЬ»

– Сейчас ваши программы полностью готовы или какие-то детали еще будут корректироваться?
– Сейчас ничего нельзя исключать. Но даже если изменения и будут, то совершенно минимальными. Программы готовы, возможно, поменяются какие-то связки, но это будет незаметно.

– Ваши последние победы на этапе Кубка России и мемориале Ондрея Непелы помогли обрести уверенность?
– Эти старты очень важны для нас, особенно в начале сезона. Они дали нам возможность проверить программы, костюмы, услышать отзывы от разных судей, в том числе, от международных, с которыми мы будем сталкиваться на этапах Гран-при, чемпионате Европы, мира. Нам важно почувствовать, что мы набираем форму, что все правильно исполнили технически, поскольку это вселяет дополнительную уверенность и после большого перерыва дает нам возможность вспомнить, каково выступать перед зрителями.

– Вам принципиально выиграть домашний этап Гран-при?
– Для нас каждый старт в этом сезоне принципиально важный. Если раньше мы говорили, что хотим откатать программы в свое удовольствие, понравиться судьям, зрителям, то сейчас это все по-прежнему остается, но мы — спортсмены и для нас важны победы. Поэтому будем работать, чтобы выигрывать и доказывать, что мы не просто так проживаем свою жизнь в спорте.

– За программами конкурентов – тех же канадцев и американцев следите?
– Да, конечно, всегда интересно посмотреть, что ребята поставили. Я уверен, что точно так же и они следят за другими спортсменами. Какую-то оценку ставить им очень сложно, видно, что сейчас ребята набирают форму, возможно, в их программах будут какие-то изменения. Будем работать, и когда мы пересечемся на соревнованиях, станет видно, кто на что готов.

– Та информация, которую вы получаете, наблюдая за программами конкурентов, не мешает? Не отмечаете про себя, что какие-то элементы у них могут быть лучше, чем у вас?
– Нет, мы адекватно относимся к таким вещам, ведь эта ситуация повторяется из года в год. Мы всегда стараемся правильно воспринимать информацию, которую получаем, наблюдая за другими парами. Не такого: «у них что-то лучше, а у нас — хуже». Безусловно, мы отмечаем сильные стороны оппонентов, но стараемся концентрироваться на своей работе. У нас свой цех, своя команда, и мы не должны обращать внимания на то, что делают другие.

Да, мы прислушиваемся к разным мнениям, правильно воспринимаем критику. Быть лучшим во всем невозможно, поэтому всегда есть нюансы, которые нужно улучшать.

«ФОРУМЫ НЕ ЧИТАЮ»

– Вас не смущает, что многие заслуженные люди в российском фигурном катании не скрывают восхищения новым произвольным танцем пары Тесса Вирчу/Скотт Моир?
– Честно говоря, я об этом не слышал. Я знаю, что многие восхищаются ребятами, их катанием, но и про наши с Катей программы слышал много положительных отзывов. Я не читаю форумы и то, что пишут в интернете. Не знаю, кто и о чем говорит. Отталкиваюсь только от мнения специалистов – тех людей, которые провели в фигурном катании очень много лет и оценивают его с совершенно другой стороны – не так, как люди, которые, порой, позволяют себе совершенно необоснованную критику кого-то и такое же необоснованное восхищение кем-то.

– Недавно в своем инстаграме вы предложили подписчикам выбрать тему для вашего показательного номера. Это было ваше совместное решение с Екатериной?
– У нас Катей возникли разногласия относительно того, какую тему выбрать для показательного танца в наш заключительный сезон, и что он должен в себе нести. Нам важно показать что-то необычное, особенное.

Поэтому я обратился к нашим болельщикам, может быть, у кого-то возникнет какая-то цепляющая идея. Думаю, что людям тоже интересно поучаствовать.

– То есть вы уже окончательно решили, что в основу вашего показательного номера ляжет идея одного из подписчиков?
– Скорее, это будет целая группа людей, которая натолкнула меня на определенную мысль. Один предложил это, второй — другое, третий – посоветовал музыку, четвертый еще что-то сказал. Вместе все это вылилось в определенную идею, которую мы завтра с Катей обсудим, когда выйдем на лед. Из этого попробуем что-то сделать, все-таки у нас не так много времени остается на постановку показательного номера.

Основную работу мы ведем над программами, за которые дают оценки, поэтому будем стараться все это совместить.

sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...