Егор Мурашов: в поисках золотого ключика

В этом сезоне Егор Мурашов в одной из своих программ пытается рассказать на льду свою историю деревянной куклы — Буратино. Фигурист и внешне похож на этого сказочного героя: большие глаза, взгляд, устремленный внутрь себя, а «ломаные» хореографические линии в программе только подчеркивают сходство с персонажем.

В этом году Егор совмещает выступления на юниорском и взрослом уровне. На днях в австрийском Инсбруке Мурашов завоевал бронзовую медаль. Об этом сезоне, о целях и мечтах и поиске своего «золотого ключа», который поможет добиться успеха не только в спорте – в жизни, Егор рассказал в интервью сайту ФФККР.

— На соревнованиях в Австрии я хотел просто прокатать свои программы, показать то, что могу. Не все удалось. Но любой старт – это опыт, который необходим каждому спортсмену, — начал Егор.

— Несмотря на то, что у тебя не все получается в прокатах, тем не менее твое катание цепляет. Как думаешь, почему?

— Наверное, потому, что я люблю импровизировать. Мне не всегда удается откатать программу чисто, не все идет как надо, не хватает стабильности, но я чувствую свои программы, хотя и не всегда могу всё выразить на льду, раскрыть образы полностью. Но я всегда любил импровизацию. Например, дорожку шагов каждый раз делаю по-разному, также растанцовки.

Или взять мою программу про клоуна, которая поначалу мне не нравилась. Но в какой-то момент я понял, что в этой программе могу создать комический образ и рассмешить людей. Я начал добавлять от себя какие-то детали, и программу потом катал с удовольствием.

Если кому-то и нужно говорить про эмоции, которые надо вытаскивать из себя, то мне не надо – я сам все чувствую. Просто мне надо научиться совместить эмоции со стабильным исполнением элементов, чтобы не думать о них, чтобы программа смотрелась одно целое.

— Кто придумывает сюжеты для твоих программ?

— Иногда мы все вместе. А бывает, что придуманный сюжет меняется по ходу сезона. Например, в этом сезоне у меня программа «Марионетка», которая поначалу задумывалась просто как рассказ о кукле. Но потом я сам додумал и дополнил ее. В Буратино вселили душу, у него появилось сердце, и он начал чувствовать, что такое добро, что зло, научился любить, сопереживать, сочувствовать. И в какой-то момент он понял, что под ниточки, за которые его дергают, можно и не плясать, надо что-то делать самому – поднимать руки, учиться ходить, думать. Из марионетки Буратино превращается в того, кто при желании может все – даже взлететь, и он хочет все в жизни попробовать, найти себя и стать собой.

— Ты сам додумал эту историю?

— Да.

— Ты – поэт. Стихи не пробовал писать?

— Я нет. Мой папа пишет.

— Помимо тренеров, Виктории Буцаевой, кто работает с тобой над программами, кто ставит?

— «Марионетку» поставил Стас Ковалев. Он работал у нас на «Москвиче», был помощником Натальи Дубинской, а сейчас уехал за границу. Другую программу делал Никита Михайлов. Мне понравилось с ним работать. В следующем сезоне хочу попробовать с Евгением Власовым. У него интересные программы получаются. Я люблю, когда мы вместе с постановщиком что-то придумываем, ставим, а не так, что постановщик показал, а ты повторил. Это как-то механически получается.

— Можешь оценить, как сложился для тебя этот сезон?

— Неплохо, считаю. Были старты как на юниорском первенстве России, этапе Гран-при в Литве, финале Кубка России, где мне немного не хватало – ошибки вылезали. Возможно, прошлый сезон был ярче по местам, но в этом пусть не на голову, но на полголовы я точно прибавил. Стало больше стабильности в исполнении тройного акселя, четверной стал получаться в программе, в скольжении я добавил, в подходе к соревнованиям изменился. Небольшой сдвиг все-таки есть. И это лучше, чем топтаться на месте.

— А что конкретно поменялось в отношении к соревнованиям?

— Я стал более осознанно подходить ко всему. Раньше мог лечь спать попозже, теперь – в нужное время. Если у меня соревнования, то перед стартом стараюсь держать себя в рамках. Иногда хочется погулять, повеселиться, чтобы выплеснуть накопившуюся на тренировках усталость, негатив. Но если раньше я не задумывался, когда это можно сделать, то сейчас не позднее чем за неделю до турнира, чтобы потом не отвлекаться, погружаться в работу.

И, конечно, я стал больше тренироваться. Причем, сам. Бегать, ходить в зал, на льду проводить больше времени. Когда я, к примеру, бегаю, занимаюсь ОФП, то выпускаю из себя ненужную энергию. Я по характеру вспыльчивый человек, и если от негатива не избавляться, то могу себя не сдержать. А мне не хочется идти на поводу у своего настроения.

Легче всего лежать на кровати, мечтать и ничего не делать. Сложнее всего себя заставлять. Но если человек хочет быть начитанным, то для начала ему надо просто взять хотя бы тоненькую книжечку и ее прочесть. То же и в спорте. С чего-то надо начинать. Пусть даже с малого.

— Откуда такие рассуждения? Твои родители, наверное, занимались спортом?

— Нет. Мама в молодости играла в театре. Но потом поменяла профессию, стала учительницей в школе. У папы свой бизнес. Семья у нас большая. У меня три брата и сестра. Нас пятеро. Старшему брату 28 лет, сестре 25, у нее уже свой ребенок. Я – третий в семье. Есть еще два брата –  16 и 11 лет. Народу много. Весело. У всех своя работа, заботы, увлечения. Кому-то нравится история, кому-то иностранные языки. Брат у меня хорошо говорит по-немецки, учит. И так получилось, что я один выбрал фигурное катание.

— Как же тебя занесло?

— Я вообще-то футболом хотел заниматься. Но сказали, что я маленький еще. А в фигурное катание взяли. Но понимание того, что мне нравится этот вид спорта, пришло довольно поздно, когда мне исполнилось 16 лет.

— До этого заставляли заниматься?

— Такого никогда не было. Если заставлять, давить, то толка не будет. Как если что-то запрещать, то обязательно к запретному потянет. Нет, меня не заставляли тренироваться. Мне всегда давали право выбора: хочешь – занимайся, нет – уходи. А выбор – это ответственность и самостоятельность: когда ты понимаешь, что все зависит только от тебя, от твоего решения, от того, что ты сам делаешь, чего хочешь добиться.

— И что же произошло в 16 лет?

— Понял, что мне самому надо работать. В голове вдруг что-то прояснилось: чем больше работаю, тем больше возможностей открывается. Хотел запрыгать тройные прыжки – освоил. Когда они стали получаться, то захотелось большего. И так во всем. Я вдруг осознал, что к тому, что делаю на тренировках, надо добавлять и работать еще в 10 раз больше. Просто работать. Заставлять себя.

— Как домашние относятся к твоему занятию?

— Спокойно. Бывает, папа усаживает всех, чтобы вместе посмотрели соревнования, если их показывают по ТВ. Могут меня поздравить, расспрашивают, что и как. Но все очень спокойно.

— Говорят, что чемпионом становится тот, кто с детских лет хочет быть первым во всем, всегда и везде старается быть на первом плане.

— Нет, я стеснительный. Предпочитаю держаться в тени, но делаю при этом все, чтобы меня заметили. Я не стремлюсь быстро взлететь наверх, потому что оттуда больно падать. Лучше все делать постепенно, но идти к своей цели.

— Помимо фигурного катания, у тебя есть увлечения?

— Фильмы люблю смотреть. Папа мне часто рекомендует, какие нужно, чтобы иметь определенную базу. Я ведь хочу в театральный поступать. Мне нравится профессия актера, режиссера. У меня много разных идей, которые хотелось бы воплотить. Из современных актеров мне нравится Саша Петров. Хотя он в каких-то ролях и одинаковый. А вот Джонни Депп – мастер перевоплощения. Он очень разный в своих ролях, и никогда не догадаешься, какой он на самом деле.

— Как думаешь, что даст тебе спорт в будущем, в жизни?

— Опыт, умение преодолевать себя. Ведь на любом соревновании спортсмены сталкиваются с разными ситуациями, многому учатся. Думаю, это мне поможет в жизни. Но самое главное, в любой ситуации надо оставаться самим собой.

— Как и твой герой из программы «Марионетка». Спасибо, Егор.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...