Екатерина Боброва — Дмитрий Соловьев: «В этом сезоне чуть легче дышать»

Екатерина Боброва и Дмитрий Соловьев

Олимпийские чемпионы в командных соревнованиях танцоры Екатерина Боброва – Дмитрий Соловьев достаточно продуктивно работали летом. Практически сразу после окончания прошлого сезона спортсмены объявили названия новых программ «Кармен» (короткий танец), «Анна Каренина» (произвольный) и приступили к постановкам. О том, как шла работа, в интервью Екатерины Бобровой и Дмитрия Соловьева сайту ФФККР.

Ребята, с чего начали?

Дмитрий: В этом сезоне я немного иначе подошел к тренировочному процессу. Начал потихоньку втягиваться до того, как вышел на лед. Регулярно ходил в тренажерный зал, закачивал травмы – пах, спину, руки. В общем, старался поработать над проблемными местами, чтобы набрать такую форму, которая бы позволяла войти в сезон без травм.

Раньше у нас порой бывало: начинаем разучивать и делать поддержки, и сразу дает знать о себе спина. Сейчас (тьфу, тьфу) такого не наблюдается. Слава богу.

Как-то постепенно с новыми силами составили новые программы. Работали достаточно легко. Каких-то особых трудностей и вопросов не возникало. Все двигалось своим чередом, по нарастающей. Появлялись идеи, многие вещи предлагали мы сами. Много раз меняли поддержки, благо, что сейчас у нас есть выбор. И в целом, результатом довольны. По сравнению с прошлым сезоном, к этому моменту мы уже сделали достаточно много прокатов, подходим к началу в хорошей форме. За оставшееся время поработаем над хореографией, «усилениями» между элементами, в элементах и так далее.

Екатерина: В нашей группе прибавилось пар. Появились новые ребята, поэтому у тренеров работы стало больше. Нет такого, как в олимпийском сезоне, что основное внимание уделяется нашему дуэту. И в определенном смысле дышать стало чуть легче. Сложившаяся ситуация позволила нам самим окунуться в постановочный процесс. Мы постоянно что-то предлагали, пробовали, как нам удобно, как нам хочется. А тренер и хореограф Александр Жулин и Сергей Петухов оценивали это со стороны, и либо отметали наши идеи, предлагая что-то другое взамен, либо оставляли. И знаете, такое тесное сотрудничество нам очень понравилось.

Наверное, кто-то сочтет все это неправильным: мол, тренер не обращает на учеников внимания, они сами все делают. Но на самом деле, свобода и одновременно ответственность, играют очень важную роль. Это развивает, поднимает на более высокий уровень. Ведь мы с Димой тоже профессионалы. Катаемся вместе 14 лет. Ежегодно нам ставят по 3-4 программы с учетом показательных номеров, так что мы сами многие моменты знаем, а главное чувствуем, как нам будет удобно.

Вообще, летний сбор в Москве прошел очень продуктивно. Все вместе трудились над программами. Много тренировались. Было достаточно льда. Помимо основного времени – 1 часа 45 минут – столько длится одна ледовая тренировка — добавилось еще два часа дополнительно. Специалистам понятно, что ежедневно проходит 2 ледовых тренировки. Так что на льду каждый день мы проводили 6 часов. Еще хореография. Плюс к этому до занятий хореографией мы имели возможность прийти в зал и отдельно поработать с хореографом Сергеем Петуховым над поддержками. Не сказать, чтобы уставали сильно, потому что получали удовольствие от работы.

Почему для короткого танца вы взяли «Кармен»? Музыка Бизе стала одним из шлягеров в мире фигурного катания, и нет сезона, чтобы кто-то не поставил программу.

Дмитрий: Знаете, это, наверное, как подбирать одежду. Смотришь на костюм и думаешь: «Мне в нем будет хорошо». Вот так и Александр Жулин с Сергеем Петуховым убедили нас в правильности выбора музыки. На самом деле, мы рассматривали много разных пасодоблей. Но в итоге все равно вернулись к «Кармен».

Когда приступили к работе над программой, то было немало критики, мол, недостаточно оттенили то, не хватает этого, не видно темперамента, «испанщины». Но сейчас мы сами стали сами чувствовать эту музыку, понимаем, в каком направлении двигаться. Мы очень много работали над этой программой, и все равно пока не раскрылись до конца.

Екатерина: Зайду немного с другой стороны. Я практически не читаю прессы, форумов, но мир фигурного катания довольно-таки тесный, поэтому не могла не слышать рассуждений, что, мол, образ «Кармен» фигуристке Бобровой не подойдет. Мол, у Кати положительный имидж, она вся такая «белая и пушистая», а тут страстная испанская натура, характер!

Не скрою, когда Саша и Сергей озвучили свое предложение, то немного удивилась, подумала: «Неужели они сами не видят, что этот образ не вяжется с моей внешностью?» А потом поразмыслила и решила: «Но фигуристы тоже актеры, но не на сцене, а на льду. И каким бы в жизни ты ни был, должен выходить и играть то, что тебе положено по сценарию». Знаете, и это меня подстегнуло. А почему не рискнуть, не поэкспериментировать? Тем более, что я уверена в тренерах.

Сергей Петухов – потрясающий постановщик. Он так объясняет! Мы обожаем его! Сначала рассказывает историю. Рассказывает так, что хочется смеяться и плакать. Чувствуешь себя не сторонним наблюдателем, а человеком, который сопереживает героям. Затем начинаешь задумываться, а как это можно сделать на льду и потихоньку переносишь на лед.

Этот длительный и сложный процесс. И сперва не все получалось. Трудно было совместить работу ног и эмоции. Особенно когда не очень накатана программа. Начинаешь эмоции добавлять, ногами не можешь ничего сделать. Следишь за ногами, эмоции уходят. Словом, движения надо довести до автоматизма, а затем на них накладывать роль. Сейчас мы еще не подошли к пику формы, который хотим показать. Но стремимся к этому.

А чем был обусловлен выбор музыки к фильму «Анна Каренина»?

Дмитрий: Красивая музыка. Драматичная история. Не знаю, но так совпало, что с музыкой и темой мы с тренерами определились почти одновременно. В один голос сказали, что надо брать «Каренину». Перед началом постановочной работы пересмотрели оба фильма. Правда, первый, к моему стыду, был американский. Но потом нам сказали, что это не совсем то и переадресовали к старому советскому фильму режиссера Александра Зархи с Татьяной Самойловой и Василием Лановым в главных ролях.

Сюжет нашей программы – классический по книге Льва Толстого. Я – Вронский, Катя – Анна Каренина. Никаких отступлений от главной темы. Музыка из американского фильма «Анна Каренина».

Екатерина: Мне сразу понравилась идея произвольного танца. Не помню, чтобы кто-то в последнее время брал эти образы. Если не считать Артура Гачинского, но он – одиночник. Одному гораздо сложнее рассказать историю любви. Тут нужны двое.

Дима верно пересказал: мы посмотрели оба фильма – современный американский и наш классический. Только после старого советского фильма стало понятно, что от меня требуется на льду. Я уже говорила, что совместить идеальное катание с эмоциями сложно. Проще просто откататься без истории, но технично и красиво. Многим, наверное, такое катание придется по душе. Но мне кажется, что программы с историями, на эмоциях обладают особой энергетикой, которая передается зрителям, и они выходят после проката вдохновленными.

Анна Каренина – сложный образ. Запретная любовь, нелюбимый супруг, ребенок, которого она не может оставить. И вдруг нахлынувшее сильное чувство, которого героиня еще не испытывала и от которого не в силах отказаться. Осуждение общества. Переживания. Трагический финал… Но тем и интереснее программа.

После Олимпиады вы участвовали во многих благотворительных акциях. Что запомнилось?

Дмитрий: Когда встречаешься с детьми, в особенности с теми, у кого нет родителей, то меня всегда трогает искренность этих маленьких созданий. Они такими глазами смотрят! Подходят, чтобы иногда просто постоять рядом, украдкой дотронуться, теряются, не знают, что сказать…

Мы были летом на открытии Спартакиады детских домов. Участвовало 150 детишек. Ввалились в зал – маленькие разбойники, шпана. А когда мы стали им рассказывать об Олимпиаде, то воцарилось молчание. И только огромные глаза, в которых море доверия… Знаете, так захотелось им подарить частичку своего сердца, души, тепла, найти какие-то правильные слова, чтобы они запомнили. Убедить, что в жизни не бывает безвыходных ситуаций, и надо непременно искать себя, мечтать, идти к своей мечте.

Екатерина: Поскольку я вхожу в комиссию спортсменов при Олимпийском комитете России, поэтому таких мероприятий у меня было еще больше. Мне, как и Диме, тоже запомнилась та Спартакиада ребят из детских домов. Для них эти соревнования имели такое же значение, как для нас выступление на Олимпиаде в Сочи. Для многих таких ребят – успехи в спорте – это шанс пробиться наверх, в другую жизнь. И это сильно мотивирует.

Потом я связывалась по скайпу с ребятами из детских домов. Причем, время начала нашего общения было четко фиксированным, и мне приходилось сразу после тренировки нестись в раздевалку, включать скайп. Показывала детям коньки на ногах, мол, даже не успела переодеться. Ребята садились на стульчики и начинали задавать вопросы.

Запомнила одного мальчика. Ему разрешили задать всего один вопрос, потому что желающих было много. Он рассказал, что увлечен плаванием, но ему все говорят, что толка не будет. Я поддержала его. И тогда он снова поднял руку. Ему так много надо было узнать.

Понимаете, такое общение с детьми – это очень важное дело, потому что их вопросы и ваши ответы идут от души. А ведь детям это и нужно. Иногда просто поддержать кого-то словом, улыбкой, сказать: «Не сдавайся, все получится». Они верят, слушают, запоминают. И, может, для кого-то эти ваши слова станут тем главным моментом, который изменит жизнь.

Со всеми после олимпийскими разъездами, встречами, обязанностями отдохнуть успели?

Екатерина: Я летала в Доминикану.

Дмитрий: Мы ездили в Берлин и Барселону. В общей сложности получилась неделя. Недолго. Остальное время был с мамой. Она болела, и нуждалась в моем внимании. Сейчас уже лучше. В квартире у мамы сделали ремонт, чтобы было посвежее, появилось ощущение, что начинается новая жизнь… Самое главное, чтобы с мамой все было хорошо и все будет хорошо.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...