Елена Буянова: «Хочу показать всем, какая Аделина на самом деле»

Сегодня ночью по московскому времени в Чикаго завершился первый этап Гран-при по фигурному катанию – «Скейт Америка». Итоги турнира, открывшего большой международный сезон в одном из самых популярных видов спорта, «Новые Известия» подведут в следующем номере. Пока же предлагаем читателям интервью с наставником олимпийской чемпионки Аделины Сотниковой и чемпиона России Максима Ковтуна – Еленой Буяновой, чьи ученики начнут выступление в Гран-при на более поздних стадиях.

– Наверное, не так просто было начинать работу после олимпийского сезона, тем более когда он оказался таким успешным?

– Через это состояние так или иначе приходится проходить каждый год. Но сейчас, конечно, было труднее, чем обычно. Все-таки прошлый год отнял столько сил и эмоций… Наверное, на всю жизнь хватит. Но дело не только в этом. Когда все сложности заканчиваются таким успехом, каким стала победа Аделины в Сочи, очень трудно искать мотивацию для того, чтобы работать дальше. И я в этом смысле не исключение.

– Не возникала мысль пропустить сезон? Или для тренера подобные вещи неприемлемы в принципе?

– Ох… На самом деле, тренеру такое восстановление, мне кажется, бывает даже более необходимо, чем спортсмену. Но я не случайно сказала, что в принципе каждый новый сезон прохожу через эти мысли. Кажется, что все эти бесконечные тренировки, переезды, турниры, переживания совершенно невозможно выдержать. Но потом, наверное, как и у всех, кто посвятил себя тренерскому делу, срабатывает обратное чувство: а как будут без меня мои ученики?.. А я без них смогу? И снова просыпается интерес, азарт, желание опять что-то доказать…

– И мотивация появляется сама собой…

– Да, мы Аделине поставили настолько яркие программы, что было бы обидно, если бы их увидел лишь узкий круг болельщиков. Они нравятся и мне как тренеру, и, что очень важно, ей самой. Хочется, чтобы все увидели, как Аделина расцвела, насколько ее катание стало более чувственным, более женственным, еще более гармоничным. Часто ведь бывает, что, став олимпийским чемпионом, спортсмен как бы «застывает», демонстрируя то, что уже наработано и приносит результат. А Аделина, мне кажется, только сейчас начинает по-настоящему раскрываться, она повзрослела, раскрепостилась, сильно прибавила во вращениях. Конечно, все это будет видно только на соревнованиях, но могу сказать: на мой взгляд, то, что Аделина сейчас показывает на льду, даже больше тяготеет к искусству. Вот мне и всей нашей команде – Татьяне Анатольевне Тарасовой, Петру Чернышову, Ирине Тагаевой – очень хочется показать, какая она на самом деле.

– А в жизни Сотникова сильно изменилась? Все-таки статус олимпийской чемпионки накладывает свой отпечаток на многое.

– Она, как я уже говорила, очень повзрослела. Конечно, какая-то переоценка ценностей в жизни произошла, но в нашей работе мало что поменялось. Хотя вижу, как ей не просто везде успевать. Аделину же продолжают рвать на части, постоянно приглашают в какие-то проекты, шоу…

– Она советуется с вами, где согласиться, а что оставить на потом?

– Конечно, все-таки контроль за тренировочным процессом и подготовкой, каким бы ни был ученик, всегда лежит на тренере. Стараюсь идти навстречу, помогать Аделине. Я же прекрасно вижу, что интересно ей самой, а с чем действительно можно подождать. Я хочу, чтобы она увидела и другую жизнь, а не ограничивалась только спортом. Тем более она заслужила это своим большим трудом.

– Что это за травма, которая не позволила ей выступить на одном из этапов Кубка России?

– Подвернула ногу, случилось растяжение. Ничего страшного, здесь нужно только время, чтобы все встало на свои места. Но, естественно, какие-то коррективы в подготовку пришлось внести.

– А как обстоят дела у другого вашего ученика – Максима Ковтуна?

– С Максимом мы как на американских горках. Он очень здорово выступил на предсезонных прокатах в августе, шел, как я говорю, обгоняя время, а потом у него сломались старые ботинки – и началось. Встал на новые – не подошли, вернулся к старым – получил травму… Месяц, считайте, вылетел из-за всех этих проблем. Сейчас потихоньку набирает форму, но не так все просто. Он ведь уже по три четверных прыжка в программах делал, а тут пришлось все с нуля начинать. И сейчас мы бежим, бежим, бежим… Естественно, Максим переживает. Но, знаете, я считаю, что в большом спорте нужно уметь проходить через сильные эмоции, и не важно, какие они – положительные или отрицательные. Конечно, бывают такие ситуации, которые возникают в самый неподходящий момент, это невозможно предугадать, но учиться бороться с ними можно и нужно.

– Для него минувший сезон тоже был трудным…

– Максим, как и Аделина, повзрослел, стал относиться к себе более вдумчиво и требовательно. Я надеюсь, что в течение сезона он этих качеств не потеряет. Что мне особенно нравится, он начал получать настоящее удовольствие не только от выступлений на публике, но и от тренировок. Это ведь очень ценно, когда каждый день приходится работать на износ, когда нужно прыгать столько четверных. Мы все очень хорошо поработали летом. Петр и Татьяна Анатольевна поставили ребятам программы еще до первого летнего сбора. На сборе с ними занимались разные специалисты: Максим Завозин работал над скольжением, наш хореограф Ирина Тагаева – в зале. Я надеюсь, этот фундамент поможет нам в предстоящем сезоне.

– О программах Ковтуна уже очень много говорят… Когда мы увидим Максима и Аделину на соревнованиях?

– Мне кажется, главное в том, что удалось найти и выделить самое лучшее, что есть у Аделины и Максима, поэтому и образы получились очень интересными и запоминающимися. Максим откроет сезон на третьем этапе Гран-при в Шанхае, а Аделину можно будет увидеть на четвертом в Москве.

www.newizv.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...