Елена Буянова: Радионова совершила поступок, она пришла менять судьбу

Заслуженный тренер России Елена Буянова рассказала корреспонденту агентства «Р-Спорт» Анатолию Самохвалову о вызовах нового сезона, каким образом ее новая ученица — бронзовый призер чемпионата мира-2015 Елена Радионова — собирается менять судьбу после смены тренера, и в каком неожиданном образе предстанет перед публикой Мария Сотскова, которая в дебютном для нее сезоне на взрослом уровне сходу пробилась на чемпионаты Европы и мира.

А вы не видели, как изменилась Радионова?

— В короткой на прыжках Маша так взмывает со своим ростом, а это не так просто, под вальс из «Лебединого озера»-то, — сказала Буянова уже в процессе нашего диалога, начавшегося еще во время тренировки Сотсковой на глазах у генерального директора Федерации фигурного катания на коньках России Александра Когана и технического специалиста Александр Кузнецова.

— Как пришли к этой музыке?

— Петр (Чернышев – постановщик программ Сотсковой и хореограф) предложил этот вальс. Для нас с Ирой Тагаевой (хореографом группы Буяновой) это стало очень неожиданно, ведь вальс «Лебединого озера» — очень грандиозная и летящая музыка. Мы сомневались, что Маше она подойдет. Но Петр сказал: «Маша — светлый и воздушный человек, и этот образ – ее». Когда мы увидели, что все получается, и Маша вальс приняла, процесс пошел еще быстрее.

— Весь день Мария проходила диспансеризацию (полную проверку организма), а вечером пришло с проверкой руководство федерации, перед которым нужно было выглядеть «как новенькой»…

— Ну, ничего, такие обстоятельства тоже бывают. Отменить прокат мы не могли, но это же своего рода модель ситуации, когда надо «здесь и сейчас». Это как после перелета за океан выйти на лед.

— И второй тулуп в каскаде она круто спасла, хотя и разминки почти не было.

— Пока это были не «ее» прыжки, но сейчас это даже не важно.

— У Елены Радионовой короткая программа осталась прежней.

— Да, но в ней было, что дорабатывать. Кое-что меняем, много времени уделили шагам, вращениям. Но главное, что визит специалистов из федерации прошел успешно, им программы обеих девочек понравились. Они оценили наши старания и мне очень приятно, что девчонки показали программы убедительно. Это главное. Важный психологический момент. А то ты работаешь всю весну, половину лета, а потом к тебе приходят и говорят, что твои труды никуда не годятся. Такое тяжело воспринимать.

— Вам такое говорили когда-нибудь?

— Мне, слава богу, нет, но в фигурном катании очень важно попасть в программу.

— Произвольная Радионовой…

— …»Historia de un Amor». У нас она в несколько необычной обработке, с середины шагов она отличается от классической версии.

— Вы выбрали музыку?

— Все выбирали – Лена, я, Татьяна Анатольевна Тарасова, (хореограф) Ира Тагаева, Ше-Линн Бурн… Сложилась такая ситуация, что нам не все понравилось в музыке, которую для произвольной поначалу прислала Ше-Линн (канадский хореограф, поставившая обе программы Радионовой). Но эта «История любви» понравилась сразу и мне, и Тарасовой. Ше-Линн прослушала и тоже одобрила.

— Что сказал технический специалист?

— Дал нужные рекомендации по поводу технической составляющей программ. Дорожки шагов и вращения – все внимание им.

— Переход Елены к вам стал сюрпризом и для вас самой.

— Конечно! Полная неожиданность. Тем более все произошло в конце сезона, когда были распределены все сборы.

— Контакт между тренером и фигуристкой найден?

— Контакт? Вы знаете, помогло, что каточек у нас в ЦСКА маленький, и знакомы мы с ней уже были. Мы годами круглые сутки были друг у друга на виду. Она росла на моих глазах, я знала, как развивается ее карьера. Какого-то привыкания у меня к ней совершенно нее было, а сейчас у меня вообще есть ощущение, что она всегда была у нас в группе. На лед она вышла с огромными глазами. Желание сделать себя лучше переполняло ее. Таких людей можно только уважать.

— В мае я наведался в «Олимпийский» в гости к Александру Жулину, где с удовольствием посмотрел на Викторию Синицину и Никиту Кацалапова. После года мучений они показались мне такими жаждущими фигурного катания, их заряжает хотя бы только то, что у них есть постоянный лед и главный тренер, который тоже мотивирован в развитии пары. Радионова сейчас такая же — посвежевшая и облегченная?

— Как вам сказать… она пришла менять судьбу. А такие спортсмены всегда настроены на работу. Смысла в том, чтобы поменять тренера и остаться в том же контексте, в котором ты была, это не очень интересный опыт. Лена пришла, мы поговорили и пришли к выводу, что если она дальше хочет прогрессировать, ей надо что-то менять. В себе. Да, твой собеседник напротив может кивнуть подбородком и сказать: «Я готов», но в 18 сложно сделать из себя другую, потому что к восемнадцати ты уже сложившийся спортсмен. У Радионовой в активе медали чемпионатов мира и Европы, у нее было все! А тут она приходит к другому тренеру и ей приходится заново к чему-то привыкать. Зачем? Этот вопрос задаст себе любой человек на ее месте. На это способен не каждый спортсмен в принципе. А тот, кто способен, может быть не способен сделать это быстро. У Радионовой времени на раскачку нет. Она – человек с амбициями, пришла в нашу группу перед олимпийским сезоном.

— И в чем ей нужно было измениться?

— А вы сами не видели сейчас?! Она не стала другой?

— Стала стройной и более мощной в катании. Раньше она выступала красиво, но как-то на пределе…

— …на грани, правильно. Это случилось не просто так. И не просто потому что мы ей предложили свой тренировочный процесс, а потому что она оказалась к нему готова. Смогла изменить судьбу. Лена все впитывает как губка и не устает пробовать. Она работает сверх того, что даю ей я. Я очень ценю этого человека за такие усилия. Главное — чтобы все не закончилось через месяц…

— К чему Елене было сложнее всего привыкнуть у вас?

— Ее вырастила другой тренер, к которой она привыкла, а к ней привыкла тренер. Много деталей и в ОФП, и в хореографии, адаптируясь к которым спортсмен порой должен себя ломать в прямом смысле слова. А уйти в 18 лет от тренера, который тебя воспитал – это, наверное, и есть самое сложное. Понятно, что она хочет чего-то нового в своей жизни.

— Она и в Instagram стала другой. Если позапрошлый сезон прошел под знаком светской жизни с соответствующими модельными кадрами, то сейчас в ней заметно больше непосредственности, появилась открытая улыбка.

— Отношение к процессу у нее сейчас рабочее. Само взросление у всех девочек происходит по-разному — у кого-то раньше, у кого позже, а у кого совсем запоздало. Девчонки любят попозировать и красиво одеться – это хорошо. Страшнее было бы, если бы они ходили только в пижаме. Но важно знать меру, а по молодости тебе хочется всего побыстрее. В этом кроется загвоздка. Я миллион раз говорила, что жизнь в спорте очень коротка, особенно у девочек. И я очень хочу, чтобы они просто успели. Я о спорте. А все эти моды, номинации, презентации, демонстрации – это все придет.

— В презентациях есть опасность?

— Когда человек тяжело уходит в это, то конечно.

— Прежний тренер Радионовой — Инна Гончаренко — говорила, что Елена из боевого ребенка превратилась в вальяжную леди.

— Мы об этом и говорим, что периодами девочке хочется побыть и такой. Но тебе как тренеру нужно тоже понять, а почему у тебя спортсмен вдруг ушел в другую сторону. Поэтому Лена и решилась на какой-то внутренний шаг. Я вижу, что внутри себя она совершила перелом. Не я в ней это сделала, а она сама это продолжает делать, по своей личной инициативе. Это поступок. Знаете, может, и хорошо, когда человек куда-то проваливается, в ту самую другую сторону, которая оказывается ямой.

— Когда ты все тот же спортсмен, но уже не тот?

— Когда пока ты тренировалась, вышло так, что кто-то сделал это лучше. А потом оказывается поздно.

— Нет ощущения опасности, что эта ломка себя у Елены может вскоре пройти?

— Человек не бесконечен. Человек получает нагрузки. Человек устает. Но вместе с ней мы стараемся эту полезную тенденцию удержать. Ленка – она по характеру в первую очередь спортсмен.

«Графиня» Сотскова взрослеет

— А Маша?

— Конечно! У Маши еще тот возраст, когда она будет пахать и должна это делать. Она – трудяга, трудяга… Трудяга с большим стержнем. Мне в ней нравится то, что она не просто исполняет программу как установку тренера и хореографов, а украшает ее сама. И она умеет это делать. Маша очень видоизменилась по сравнению с прошлым сезоном. Повзрослела и стала еще более общительной с залом. Конечно, и программа — «Лунный свет» Клода Дебюсси — к этому обязывает. Раньше Сотскова была эдакой Снежной королевой, в чем тоже был свой шарм. Мне очень нравилось в ней ее графство, с этим минимумом эмоциональности. Она действительно росла на льду как Ледяная королева, и это было только ей присущим очарованием. Но «графиня» взрослеет и вот эта степенность постепенно остается внутри нее и все меньше выплескивается наружу. И мне очень нравится, что в Марии становится больше общения, открытости.

— Но вы же сами хотели такой эволюции Сотсковой?

— Естественно, ведь в современном фигурном катании ты должен быть многогранным, в нем нельзя зацикливаться на одном образе, хоть он и прекрасен. И в произвольной программе Мария предстает такой девушкой… неземной. В моем восприятии. Будем стараться улучшить себя в этом важном спортивном году.

— Слово «Олимпиада» при девчонках произносите?

— Мы готовимся к сезону как таковому, в котором ряд этапов, просто каждый внутри себя все равно ощущает, что год этот немножко другой. Об Олимпиаде можно не говорить, но в сознании олимпийская волна накатывает по нарастающей, и вскоре она станет бушевать. Фраза тренера «Не думай пока об Олимпиаде» обречена быть пустой. Любой будет думать. И разговаривать. Это нормально.

— У вас уже есть опыт олимпийского мотиватора.

— Ну, знаете, ну есть… а главное — чтобы они, Маша с Леной, были мотивированы. А наша задача – не разделять их. Мы приходим на работу, чтобы уделить внимание обеим, от ОФП к хореографу и далее. У нас конвейер.

— В тренировочном времени они на льду разделены, насколько я понял.

— Естественно. Это необходимо, чтобы успевать работать с музыкой.

— Но не из-за того, чтобы раньше времени не устраивать между ними спарринга?

— Да они уже в спарринге. А как иначе они собираются побеждать? Иногда они катаются вместе, я их соединяю, потом разъединяю.

— Как вам кажется, они соревнуются друг с другом?

— Я думаю, они вам скажут, что не соревнуются, но поглядывать друг на друга – поглядывают. Девочки делают вид, что не смотрят друг на друга, но это не так. И это хорошо. Надо же оценивать, что не ты одна работаешь. И слава богу, что все у нас идет в рабочем режиме, как надо.

Загрузка...

Поиск
Загрузка...