Елена Кустарова: «Каждый раз, выходя на лед, Лена и Руслан проживают программу заново»

Елена Кустарова работает со многими танцевальными парами. В группе Светланы Алексеевой – Елены Кустаровой всегда много учеников, причем самого разного возраста. Всех подопечных тренеров отличает хорошая выучка, реберное катание, чистота и техничность исполнения элементов. Недаром многие российские танцевальные дуэты, которые сегодня выводят на лед другие наставники, в своем время тренировались в группе Алексеевой – Кустаровой.

О выступлении Елены Ильиных – Руслана Жиганшина в этом сезоне; о том, что помешало вчерашним юниорам Анне Яновской – Сергею Мозгову полноценно подготовиться к этапам Гран-при и о дебютантах юниорского финала Анастасии Скопцовой – Кирилле Алешине в интервью тренера Елены Кустаровой.

«В катании Лены и Руслана много искренности»

Елена Владимировна, как вы оцениваете выступления Елены Ильиных – Руслана Жиганшина в этом сезоне?

Лена и Руслан второй сезон катаются вместе, и в этом году фигуристы вышли на новый качественный уровень. Прежде всего выросла их техническая база, о чем свидетельствуют оценки, полученные за обязательные танцы и технические элементы. Но главное, и это надо особо отметить, что ребята поднялись на такую высоту, которая позволила им превратить программы в целостные мини-спектакли. Я уже не раз слышала мнения, что во время прокатов Ильиных – Жиганшина зрители забывают обо всем – об элементах, их расстановке, забывают, что на льду спортсмены, а не актеры, и просто сопереживают происходящему, настолько сильно захватывает катание пары.

За счет чего удается этого добиться?

Мне кажется, что в катании Лены и Руслана много искренности. И хотя каждый элемент, каждое движение в плане техники мы повторяем многократно, но в эмоциональном отношении ребята всегда импровизируют. Каждый раз, выходя на лед, Лена и Руслан проживают программу заново. А справиться с этим – умение совсем другого порядка.

Вообще, сегодня в танцах на льду прослеживаются две основные тенденции, которые, на мой взгляд, базируются на примерах двух пар – американской Мэрил Дэвис – Чарли Уайт и канадской Тесса Вирчу – Скотт Мойр. Если одни были виртуозами конька, то другие, наряду с великолепной техникой, старались привнести в танец душу. Мне кажется, что благодаря этому канадцы надолго останутся в памяти любителей фигурного катания. Вирчу – Мойр делали то, что всегда отличало, и чем всегда были сильны наши танцевальные дуэты. И Лена с Русланом выбрали для себя такой путь, который основывается на высоком мастерстве владения конька, выразительности, одухотворенности, неподражаемости. В нынешнем сезоне мы постарались уйти от шаблонов, чего-то привычного. И даже выбор музыки для короткой и произвольной программы несколько нетипичен для танцев на льду. Нам хотелось создать что-то оригинальное, свое, чтобы вернуть зрителя на трибуны. Согласитесь, не очень интересно наблюдать за катанием нескольких пар под одинаковую музыку. Да еще если спортсмены ставят перед собой исключительно одну задачу – качественно исполнить все элементы под музыку.

Естественно, техническую составляющую в танцах никто не отменял. Но танцы всегда были самым выразительным, эмоциональным видом фигурного катания. Правда, в последнее время во главу угла ставится исключительно техника, и это приводит к тому, что цена лишь одной технической ошибки очень высока. Зачастую потерянные баллы лишают пару возможности бороться за высокие места.

«В танцах цена одной технической ошибки очень высока»

Вы говорите об итогах московского Гран-при?

Не только. Если в одиночном катании спортсмены могут неудачно прокатать короткую программу, но за счет классно исполненной произвольной оказаться в призерах, то у танцоров подобное вряд ли возможно. Если спортсмены сорвали в коротком танце один элемент, который не засчитали, то какого бы высокого уровня не была пара, она лишается возможности бороться за первую тройку. Из-за сорванного элемента снижаются компоненты, GOE, и эти потерянные 10, а то и более баллов в произвольном танце уже не наверстать.

Иллюстрацией тому может служить досадное случайное падение Руслана в коротком танце на твиззлах на московском этапе Гран-при. Ни разу до этого, ни на тренировке, ни на разминке, ничего подобного не происходило. И цена единственной ошибки не позволила ребятам отобраться в финал.

Произвольный танец они прокатали очень хорошо, но они могут исполнять эту программу лучше, и к чемпионату России мы постараемся учесть и доработать все нюансы.

Вы огорчились, что в этом сезоне ваши ученики не вошли в число участников финала?

Конечно, в спорте всегда и все стремятся к максимальному результату, ставят перед собой сверхзадачи. Но на московском этапе мы оказались в довольно непростой ситуации, когда рефери допустил ошибку, и впоследствии это признал. Лена и Руслан потеряли балл, что сказалось на итоговом раскладе.

Если говорить более определенно, то рефери соревнований поставил неправомерный «дидакшн» за якобы передержанную комбинированную поддержку, чего не было. Но отыграть обратно этот балл было невозможно. Поданный протест ничего бы не изменил, поскольку по правилам ИСУ результаты не пересматриваются. Если ошибка рефери имела место быть, то пишется лишь замечание со стороны соответствующего технического комитета. Получается, что спортсмены не имеют права на ошибку, а рефери имеет. Сейчас результаты соревнований могут быть изменены только в случае, если речь идет о компьютерном сбое. В этой связи мне представляется вполне своевременным и логичным, если ИСУ проанализирует этот момент и на ближайшем Конгрессе внесет соответствующие поправки.

После «Кубка Ростелеком» ребята, конечно, расстроились, переживали. Огромное спасибо болельщикам, которые все это время поддерживали Лену и Руслана. И на Гран-при в Пекине, и в Москве поклонники пары принимали программы фигуристов на ура.

Будете ли вы что-то менять в программах к чемпионату России – элементы, может быть, костюмы?

По ходу сезона программы постоянно улучшаются. К московскому Гран-при мы успели поменять комбинированную поддержку. Собственно говоря, почему нас и удивило, что этот элемент якобы передержан. Мы настолько тщательно отрабатывали его и четко укладывались в 12 секунд, прописанные в правилах.

Сейчас меняем поддержку в коротком танце. Она будет более динамичной. Тем более, что и возможности спортсменов это позволяют. По сравнению с прошлым сезоном Руслан совершил огромный качественный скачок, хотя его потенциал до конца не раскрыт. Если в прошлом году у нас возникали проблемы с поддержками, то сейчас их нет. Ребята исполняют их намного быстрее, легче. Хотя, безусловно, совершенству нет предела.

Что касается костюмов, в частности, для произвольного танца, то не думаю, что есть необходимость их менять. Прежде чем сделать, мы консультировались с нашим постановщиком Антонио Нахарро, поскольку он ставил «Фриду» в нескольких театрах. Кроме того, мы подробно изучили биографию и творчество Фриды Кало, и костюмы сделаны с учетом всех этих моментов. Нам было важно, чтобы костюмы не отвлекали от самого танца, не мешали, и в то же время давали возможность показать «графичность» рук, корпуса…

Орнамент на юбке Лены – мексиканский. Даже серьги, в которых спортсменка катается, привезены из Мексики. На них полудрагоценными камнями выложен рисунок, повторяющий орнамент юбки. И картина на рубашке Руслана – это картина Фриды Кало, которая добавляет красок, и отсылает зрителей к творчеству художницы.

Безусловно, у этой женщины была тяжелая судьба, на протяжении долгих лет она противостояла, боролась с болезнью. Но при этом не переставала любить жизнь и стойко преодолевала все невзгоды. У Фриды много разных полотен, некоторые из которых сложны для восприятия, но картина, которую мы выбрали для костюма Руслана, очень светлая. Она говорит о том, что жизнь прекрасна, и что бы ни происходило, каждый день должен быть наполнен светом, солнцем и любовью.

Так что, возвращаясь к теме костюмов, мы продумали все до мелочей. На мой взгляд, эти костюмы полностью отражают основную идею программы.

Вообще, я должна сказать, что Лена и Руслан – яркое явление в фигурном катании. Одно дело технически исполнить элементы, а другое заворожить зал, заставить зрителей проникнуться мощной энергетикой, передать идею танца, прочувствовать и скатать программу душой. Ильиных – Жиганшин это могут. Их движения, хотя и поставлены, но не заучены, и идут от сердца, поэтому каждая программа требует колоссального эмоционального выхлопа. Новые чувства, новые эмоции, и каждый прокат не похож на другой.

«Аня Яновская проявила себя как мужественный человек»

В этом сезоне на взрослый уровень перешла и другая ваша пара — победители чемпионата мира среди юниоров Анна Яновская – Сергей Мозгов. Что можете сказать о них?

Честно говоря, мы очень надеялись, что на первых стартах ребята «прозвучат». Но переход из юниоров во взрослый спорт, а в танцах особенно, как правило, всегда достаточно сложный. Казалось, что Аня и Сергей – опытные спортсмены, которые умеют собираться в нужный момент, за плечами у которых много разных турниров, что позволит им чувствовать себя уверенно во взрослом спорте, но не все получилось, как планировали. Причиной тому явились непредвиденные обстоятельства.

Ребята замечательно готовились к сезону, плодотворно и много работали. Но 2 сентября, в тот же день, что травмировалась и француженка Габриэлла Пападакис, на тренировке Аня упала с поддержки. Падение было очень неприятным – лицом вниз. Спортсменка разбила подбородок, получила другие повреждения. Мы сразу же поехали к врачу, он сделал все возможное. Но после такой травмы поначалу Аня не то, что кататься, дышать не могла. Тем не менее ребята приняли участие в контрольных прокатах, где Аня выступала в специальном корсете через боль. Из полноценной подготовки было вычеркнуто полтора месяца, и это помешало ребятам подойти к этапам Гран-при в стопроцентной форме.

Но укорять Яновскую – Мозгова, что фигуристы не показали на этапах свой максимум, мы не вправе. Казалось бы, что такое танцы? Стоят на четырех ногах, за две руки держатся. Но сложные поддержки, элементы ультра-си приводят к тому, что танцы на льду становятся не менее травмоопасным видом фигурного катания наряду с одиночным и парным.

Габриэлла Пападакис вместе с партнером вообще вынуждены были сняться с Гран-при, дай бог, чтобы партнерша восстановилась к чемпионату Европы. Аня же проявила себя как мужественный человек. Спасибо ребятам, что выступили на этапах, получив неоценимый опыт. В отношении перспектив этого дуэта мы не сомневаемся. Главное – было бы здоровье. А в остальном, Аня и Сергей очень трудолюбивые, целеустремленные — настоящие спортсмены.

«Скопцова и Алешин сами по себе необычные»

В этом году в юниорский финал Гран-при отобрались ваши ученики Анастасия Скопцова – Кирилл Алешин. Об этом паре не так много известно, расскажите, пожалуйста, о дуэте.

Ребята катаются вместе три года. Настя начинала у Дениса Самохина, и он обучил спортсменку прекрасной технике. Но так вышло, что она переросла бывшего партнера. Пара распалась, и фигуристка оказалась в нашей группе. Чуть раньше из Питера к нам приехал Кирилл Алешин. И как только ребята встали в пару, то стало понятно, что толк будет. Они сами по себе очень необычные. Я бы сказала, что Скопцова – Алешин несколько выбиваются из привычного представления о танцевальных дуэтах. Они ни на кого не похожи, но при этом очень техничны. Эти молодые спортсмены делают вещи на уровне хороших мастеров и катаются на высокой скорости. В них есть что-то «безбашенное», то, что мы называем, катанием наотмашь. Вместе с тем они владеют сложными техническими элементами, и в то же время очень танцевальные.

В этом году Настя и Кирилл дебютировали на юниорских этапах Гран-при и сразу попали в финал. Для них сам по себе этот факт – уже успех. В Барселоне спортсменам главное не растеряться, справиться с волнением, чисто прокатать программы, набраться опыта, и обратить на себя внимание специалистов и судей. С этой задачей ребята вполне могут справиться.

fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...