Елена Радионова: Кем я хочу быть? Актрисой и настоящей леди!

Елена Радионова – одна из двух фигуристок в мире, которые ведут сейчас спор за мировое господство. В нашей редакции она очаровала практически всех. Помимо прочего, она прекрасно разбирается во французском кино, ее любимая актриса – Одри Хэпберн, и поступать Лена мечтает на актерский факультет ГИТИСа. Только почему-то в себе совсем не уверена: «Боюсь, что не смогу пройти конкурс…».

Личное дело

Елена Радионова

Родилась 6 января 1999 года.
Единственная в истории двукратная чемпионка мира среди юниоров, вице-чемпионка финала Гран-при-2014, чемпионка России, вице-чемпионка Европы. Тренер – Инна Гончаренко.

«ЯПОНЦЫ МЕНЯ… СВЯЗАЛИ»

– Лена, вы пробились в сборную России в женском одиночном катании. Там всего три места, а список претенденток – огромен, и каждую можно по праву назвать мировой звездой. Конкурс в ГИТИС в любом случае будет меньше!

– Мне почему-то кажется, что это будет намного сложнее, чем пробиться в сборную по фигурному катанию! Давайте пока осторожно оговоримся: это просто мечта. Но я очень люблю кино. Особенно старые фильмы, потому что в них больше смысла – такого правильного, хорошего. И атмосфера… Мне нравятся дух Парижа, его элегантность. Утонченный, изысканный стиль – это касается, помимо всего прочего, и одежды героев: красивая шляпа, пальто… Это же прекрасно – так женственно одеваться. Во многом за это я полюбила Одри Хэпберн. Мне бы и самой хотелось научиться вести себя как настоящая леди. Достойно!

– А пока, наверное, во многом приходится себя ограничивать?

– Да что вы, у меня нет необходимости в каких-то лишениях. Могу есть все, что захочу. Я ни в чем себя не ограничиваю. И, кстати, не очень люблю овощи. Если мне хочется съесть что-нибудь сладкое и по определению калорийное, совсем не задумываюсь об этом. Хочется – и ем. Я и сама вижу, что совсем не набираю вес, поэтому очень редко встаю на весы, даже не могу вспомнить, когда я взвешивалась в последний раз. Как мне это удается? Трудно сказать, наверное, очень много энергии трачу на льду.

– Это правда, что у вас совершенно сумасшедшая популярность и вы получаете чуть ли не по сто тысяч писем в сутки в социальных сетях?

– Не в сутки, а в целом после каждого выступления, этот ажиотаж продолжается несколько месяцев. Пытаюсь отвечать всем, но чисто физически это давно уже невозможно. Иногда приходится отвечать и по-английски. У меня очень много японских фанатов. Есть поклонники и в США, что очень приятно. И европейские фанаты тоже. Русских тоже очень много… На самом деле это очень приятно, что и на других континентах за меня тоже переживают.

– Подарки дарят виртуальные?

– Когда на соревнования едешь, они письма пишут, но подарки как раз нет – не виртуальные. Американские девочки мне косметику дарили. И я ею пользуюсь – очень хорошая косметика. Японка, которая живет в Корее, мне подарила куклу, причем она меня сделала – это кукла собственного изготовления. А японцы меня… связали. В платье «Зомби» – им очень нравился этот мой показательный номер  «Зомби», они его часто рисуют.

«МАМА – ЭТО СТРОГИЙ КРИТИК»

– Во время чемпионата России в Сочи вы говорили, что выросли на семь сантиметров.

– А после Нового года еще на два, итого – девять. Казалось бы, это очень много, но техника не разладилась, с координацией тоже никаких сложностей! К тому же мой тренер, Инна Германовна Гончаренко, настолько тонко меня чувствует, мне это помогло пережить такой бурный рост совершенно безболезненно.

– Тонко чувствует? Можно сказать, что это уже практически на уровне телепатии?

– Ну, даже какое-то задание мы… типа, давайте я это сделаю – она говорит: ой, я только хотела тебе это предложить. Я заведомо знаю ее реакцию, она знает мою реакцию на что-то происходящее. Мы с ней можем абсолютно на любые темы поговорить. У меня как бы нет с ней такого барьера, что вот Инна Германовна – тренер, а я ученик. Я настолько к ней привыкла, что действительно считаю уже своей второй мамой, я ведь с тренером намного больше времени провожу, чем со своей собственной мамой. У нас тренировки с восьми утра до пяти вечера!

– Итак, у вас две мамы? А чем они отличаются друг от друга? У каждой мамы своя роль?

– Моя мама – это моя мама, она – родная, она всегда поддержит, она всегда поймет, она всегда правду скажет. А тренер работает в своей сфере, она знает, что нужен результат, позиция тренера – более жесткая, это естественно. Но бывает и так, что моя мама начинает говорить о том, что она лично хочет увидеть на льду. И высказывает мне разные замечания.

– Значит, мама может выступать в образе критика?

– Да, она меня критикует. Потому что она хочет, чтобы я была лучше. Она хочет видеть меня легкой. Легкое катание, красивое. Ей очень нравится, как Каролина Костнер катается, и вот она хочет видеть меня тоже такой, хочет, чтобы у меня были красивые, легкие прыжки, легкое катание, красивые вращения, хорошая растяжка. То есть она мечтает, чтобы я была просто идеальной.

– Получается, ожидания мамы на вас совсем не давят?

– Нет, она же всего лишь высказывает вслух свое мнение. Это ее пожелания, и ей бы хотелось, чтобы я к ним прислушалась. Она же не говорит при этом: «Ты должна во что бы то ни стало». У нее это звучит так: «Лен, может, тебе лучше сделать вот это или еще что-нибудь…».

«СЧИТАЮ СОТНИКОВУ СВОЕЙ ПОДРУГОЙ»

– Можно ли хорошо кататься, не любя фигурное катание?

– На самом деле нет. О себе я могу сказать, что фигурное катание – это моя жизнь, то, чем мне нравится заниматься каждый день, и то, без чего я не могу жить. Потому что даже на отдыхе, когда идет только вторая неделя, уже хочется хотя бы постоять на льду. Мне кажется, если нет желания, то ничего не получится, и не только в фигурном катании.

– Но ведь скорее всего в самом начале, когда родители только привели вас на каток, все было немножко по-другому?

– Изначально меня отдали в фигурное катание, чтобы выровнять мне ноги. Я была такой косолапой! Идея принадлежала папе. И вот у меня первое выступление, а мама была против, ей казалось: как же так, девочка еще такая маленькая и на катке царит такой холод. А я… начала с победы! И как-то после этого у меня все начало складываться.

– У вас есть настоящие подруги среди фигуристок? Елизавета Туктамышева считает, что конкуренция и дружба – несовместимы.

– Нет, я не согласна. Я, например, могу назвать Аделину Сотникову своей подругой.

– Ходят слухи, что вас хотели переманить у вашего тренера, Инны Гончаренко, это правда?

– Кто?

– Она сама так сказала в одном из интервью.

– Я первый раз об этом слышу. Я вообще не в курсе, что меня хотели переманить.

– А если вдруг такое случится, вы можете представить себе, что вы действительно меняете тренера, учитывая ваши отношения длиной в 13 лет?

– Я совсем не могу этого представить. Если все хорошо, то зачем что-то менять? Когда люди ищут что-то лучше, то только хуже получается. И потом, Инна Германовна многим пожертвовала ради меня…

– Чем?

– Я не могу об этом говорить, это личное.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...