Елизавета Туктамышева: «Увидеть Париж и… победить»

Париж – город контрастов. Это не обсуждается. Но еще это город сюрпризов. После первой же тренировки в «Берси», где Лизе предстояло выступить на втором в жизни этапе взрослого Гран-при по фигурному катанию и оглушить Россию своей второй подряд победой, ее ждал самый настоящий сюрприз. Максим Траньков вместе с Татьяной Волосожар вдруг позвали ее на экскурсию по Парижу. Причем роль гида взял на себя Траньков.

Максим обмолвился об этой прогулке в эфире одной из телевизионных передач: «Париж для меня давно стал счастливым городом. Ни разу не возвращался из него без медалей! Ну и, конечно, у меня там уже есть свои тропинки, вот по ним я и решил провести девочек».

Лиза по нашей просьбе рассказала об этой прогулке во всех подробностях. О танго в паре с Татьяной Волосожар под Эйфелевой башней. О том, почему она не смогла встретиться взглядом с Моной Лизой. Об особенном, ни с чем не сравнимом духе «Берси».

«ЛИЗА ВЕРНУЛАСЬ ВЛЮБЛЕННОЙ!»

«Лиза вернулась с этой прогулки настолько одухотворенной! Я такого света в ее глазах прежде никогда не замечала», – вспоминает ее личный тренер Светлана Веретенникова.

– Она, может быть, и кататься стала иначе?

– Вы правы! И это заметила не только я. Многие знакомые тренеры подошли с одним и тем же вопросом: «Что случилось с Лизой?». Она словно за один день повзрослела. Выступления в Париже и в финале Гран-при в Квебеке изменили Лизу до неузнаваемости. Из ребенка практически в одночасье стала взрослой девушкой. И как будто даже слегка влюбленной.

– В кого?!

– Абстрактно влюбленной – так на нее подействовал воздух Парижа. В нем столько какой-то романтической легкости, поэзии. Все это тут же выразилось в катании Лизы.

– И произвольная у вас – под «Bessame Mucho».

– В «Берси», между прочим, тоже очень своеобразный дух. Там так свободно дышится! Выходишь на лед – и тут же вспыхивает ощущение, что это твой лед, твой каток!

– Лиза, судя по записям на ее страничке в одной социальных сетей, очень много думала о поездке в Париж, очень ждала ее. Почему именно в Париж?

– Мы до этого несколько раз были в Ницце. И она ей так понравилась! Лиза предполагала, что Париж уж, конечно, произведет на нее не менее, если не более сильное впечатление. Я о ее прогулке с Максимом Траньковым и Таней Волосожар знаю только с Лизиных слов, но впечатления, насколько я могу судить, были ошеломляющими. К слову, на следующий день на тренировке Лиза появилась в белой маечке с контурами Эйфелевой башни. Наутро после короткой программы попросила уже меня пройтись с ней по городу. Мы вышли в парк «Берси» рядом с Ледовым дворцом. Стоял такой ясный солнечный день – по меркам московского ноября он был невероятно радостным и ярким. Встав возле железного истукана (а их в парке «Берси» целое воинство), Лиза, пока я фотографировала ее, задумчиво сказала: «Когда закончу карьеру, хочу уехать в Ниццу. Или в Париж… Навсегда».

– Светлана, теперь вы, наверное, уже можете раскрыть один секрет? Когда Елизавета уходила со льда в «Берси» с произвольной программы, телекамеры случайно подслушали очень странную реплику. Продолжая ослепительно улыбаться трибунам, Лиза внезапно говорит вам: «Все, я проиграла…» Что это означало?

– Произвольную Лиза докатывала в состоянии полного шока. И я стояла у бортика в таком же шоке… Лиза рассказывала: «Я каталась и судорожно думала: «Что же теперь делать? Как выйти из этого положения, как выкрутиться?». Она не сделала одно вращение. Исправила свой промах. Но мы с ней обе были убеждены, что судьи нам это вращение вообще не засчитают! И в некоторых записях наш с ней диалог по горячим следам прошел в еще более полном формате. «Всегда нужно думать, что делаешь! Как бы ты ни волновалась, отключаться нельзя! Это наказуемо, пойми!» – тихо сказала я. Потом выяснилось, что вращение все-таки засчитали и другие элементы оценили не так, как мы предполагали изначально, – в общем, пронесло.

ПЕРВОЕ ТАНГО В ПАРИЖЕ. У ЭЙФЕЛЕВОЙ БАШНИ. С… ТАТЬЯНОЙ ВОЛОСОЖАР

«Я совсем не ожидала, что Максим Траньков устроит нам такую волшебную прогулку! – рассказывает мне Лиза Туктамышева. – Это было в самый первый день, еще до выступлений, после первой тренировки. Мы выходили с катка с Ксюшей Столбовой (катается в паре с Федором Климовым. – Прим. ред.) и собирались вместе куда-нибудь сходить. Куда? Не знаю. Просто в центр, посмотреть город. Четких планов не было. И тут – Максим: «Девочки, а мы с Таней тоже решили погулять, пойдемте вместе!». Разве можно было отказаться?

– Куда вы отправились в первую очередь?

– К Эйфелевой башне. Мы бродили вокруг нее довольно долго, но наверх, к сожалению, не получилось подняться. Такое столпотворение у лифтов – это какой-то муравейник! Нам не захотелось стоять в очереди. Боюсь, пришлось бы убить на это утомительное занятие несколько часов, стало жаль драгоценного времени!

– Когда Эйфелева башня только появилась в Париже, многие французы были шокированы: что за уродливая железяка! Точно так же барселонцы поначалу не принимали дома Антонио Гауди.

– Нет-нет, мне очень понравилось! Это грандиозное зрелище: и в сумерках, с иллюминацией, и при дневном освещении! На фотографиях она выглядит намного проще, чем в жизни. Она ни на что на свете не похожа, в этом ее обаяние!

– Не думала, что вы на равных общаетесь с Максимом Траньковым и Татьяной Волосожар. Вам всего лишь несколько дней назад исполнилось 15, а Максиму уже 28. Таня младше его, но не намного. В таком возрасте между вами по идее должна лежать пропасть.

– Видимо, привыкла, что меня с детства окружают люди постарше. Мне с ними очень интересно. Правда, не знаю, как им со мной. Во всяком случае я никакой пропасти не замечаю. Во время прогулки по Парижу мы будто по молчаливому уговору обходили тему фигурного катания. Наверное, и у меня, и у Тани с Максимом в глубине души было желание не думать о предстоящем старте, отрешиться от него хотя бы ненадолго! И мы разговаривали о чем угодно, только не о том, что нам всем в Париже предстоит. Много смеялись.

Таня – очень спокойная, милая, доброжелательная девушка. Максим – большой шутник. У него такое интересное чувство юмора… Мы с ним разбираем иногда мои программы, и его суждения, замечания для меня очень важны. Максим подмечает такие вещи, о которых я даже не задумывалась. Благодаря чувству юмора общение с ним очень поднимает настроение. Мне приятно, что они с Таней приходили болеть за меня. В Квебеке во время финала Гран-при им не удалось увидеть мою произвольную, поскольку им самим вот-вот предстоял выход на лед, но они посмотрели ее потом в записи.

В Париже они меня поддерживали с трибуны. Вы бы только слышали, как я кричала во время их выхода!

ТРИУМФАЛЬНАЯ АРКА. И ВОСЕМЬ ЧАСОВ ПУТИ С ОДНИМ КОРОТКИМ ПРИВАЛОМ!

Позируя у Триумфальной арки, Лиза, разумеется, еще не знала, что Париж станет городом ее второго триумфа в этом сезоне на этапах Гран-при.

– Лиза, теперь Париж – ваш счастливый город? Как у Максима Транькова?

– Еще бы! Конечно!

– Сколько же вы там бродили?

– Восемь часов.

– И все это время провели на ногах?

– Практически да. Только один раз ненадолго зашли в кафе, выпили по чашечке кофе, заказали по салатику. Повторюсь, не хотелось впустую тратить время, а на еду – так это вообще кощунство. За эти восемь часов мы успели многое, но далеко не все. Помимо Эйфелевой башни и Триумфальной арки, видели Нотр-Дам, Елисейские поля, прошли по мостам через Сену, по набережным. В Лувр удалось заглянуть совсем ненадолго.

– Но с «Моной Лизой» вы обязаны были поздороваться…

– Увы, купила лишь брелок в сувенирной лавочке с изображением Джоконды. И маме подарила магнит на холодильник.

– Что ж вы так?

– Лувр уже закрывался, когда мы наконец до него добрались. Смогли лишь войти в стеклянную галерею, в сувенирный магазин… А больше свободного времени в Париже у меня не было. Короткая программа, тренировки, произвольная. На следующий день показательные выступления – и в аэропорт. После произвольной меня продержали в «Берси» до позднего вечера из-за допинг-контроля. Но победу мы все-таки отметили. Нас ждала машина, чтобы отвезти в ресторан. Мой тренер встретилась там со своими друзьями из Ниццы, приехавшими за нас поболеть. Взрослые сели отдельно, а я с двумя девочками – это их дочери, мы еще в Ницце подружились – за другой стол. Очень хорошо пообщались, меня расспрашивали о прокате, я рассказывала.

– Фондю заказали?

– Да как же без фондю?!

P.S.

По итогам голосования в рамках совместной акции «Советского спорта» и телеканала «Россия 2» «Золотой пьедестал» юная фигуристка из Глазова Елизавета Туктамышева, тренирующаяся в знаменитой петербургской школе профессора Алексея Мишина, обошла в финале признанную звезду КХЛ, обладателя Кубка Гагарина хоккеиста Александра Радулова.

На первом этапе голосования были побеждены герой финала с бразильцами, чемпион мира по пляжному футболу Дмитрий Шишин, а также тяжелоатлеты Надежда Евстюхина и Хаджимурат Аккаев, тоже съездившие минувшей осенью в Париж на чемпионат мира, чтобы победить.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Елизавета ТУКТАМЫШЕВА

Родилась 17 декабря 1996 года в Глазове (Россия).

Победительница этапов Гран-при по фигурному катанию в Канаде и Франции (2011). Серебряный призер чемпионата мира среди юниоров (2011) и финала Гран-при среди юниоров (2010). На чемпионатах России выиграла серебро (2009) и две бронзы (2010—2011). В финале Гран-при-2011 заняла 4-е место.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...