Эрик Рэдфорд: Когда я сделал признание, тут же подумал — что я натворил!

Юко Кавагути упала с выброса, на другом выбросе – споткнулась, увы, с потрясающей программой «Манфред» Кавагути и Смирнов только пятые. Побеждает канадская пара Дюамель/Рэдфорд.

Недавно Эрик Рэдфорд сообщал всему миру о своей нетрадиционной ориентации. И его выступления мировая пресса ждала с особенным чувством.

ESPN посвящает Эрику Рэдфорду и его признанию отдельный, пространный сюжет. Опустим политику, опустим причины, по которым Рэдфорд, состоящий в постоянных отношениях со своим другом уже на протяжении пяти лет, не пошел на то, чтобы признаться во время сочинской Олимпиады.

В двух словах: «Да, Россия и ее законы… Но дело не только в этом. Если бы я признался тогда, это выглядело бы неискренне, это казалось бы неправдой». Поэтому Эрик решил подождать до декабрьского финала Гран-при в Барселоне.

Тогда об этом много говорили, постепенно все утихло, но ESPN в связи с его победой на чемпионате мира вновь возвращается к этой теме. Причина убедительна: до Эрика Рэдфорда большинство спортивных звезд либо вообще ни в чем не признавалось, либо они хранили молчание долгие-долгие годы. Классический пример – американский фигурист Брайан Бойтано, победивший на Олимпиаде в Калгари в 1988 году и согласившийся рассказать о своей нетрадиционной сексуальной ориентации только перед Сочи.

«О том, чтобы признаться раньше не могло быть и речи, — объясняет в интервью ESPN Бойтано. – Особенно перед Олимпийскими играми в Калгари. Реакция могла быть какой угодно, а когда ты идешь к этой точке всю жизнь, отдаешь на этом пути все силы, то ставки очень высоки, и риск тоже. Собственно, я никогда не собирался превращать свою личную жизнь в публичную».

К каминг-ауту Брайна Бойтано подтолкнул тот факт, что Барак Обама включил его в состав официальной делегации США на Олимпиаду в Сочи, и в этом составе было уже достаточно много людей с нетрадиционной ориентацией. Бойтано в этот момент находился во Франции, и сразу же понял, что он должен сделать официальное признание.

Бойтано и Эрик Рэдфорд, разумеется, слышали друг о друге, но лично не были знакомы. Когда Брайан Бойтано узнал о поступке Рэдфорда, он сказал: «Ого! Это смелый шаг. Для человека, который продолжает выступить и не где-нибудь, а в таком виде спорта, где многое зависит от решений судей».

«Как я решился на это? – переспрашивает Рэдфорд. – Я просто дал интервью, не поставив в известность даже своего агента. Журналист сказал мне, что когда будет опубликована эта статья, и вдруг в самый последний момент меня охватили ужасные сомнения: «Что ты наделал? Ты просто взял и разрушил свою жизнь».

Да, но что же Меган, как на все это реагировала его партнерша? Так, или иначе ее это тоже касалось.

Меган поддержала Эрика: «Его ориентация в нашем кругу давно уже не была секретом. К тому же мы уже вышли из того возраста, когда тебе кажется важным, кто и что думает о тебе».

«Самое удивительное, — подводит своеобразную черту под историей одного из столь редких каминг-аутов Рэдфорд. – Что я не получил ни одного негативного отклика. Да, я знаю людей, у которых после подобных признаний самые впечатляющие кошмары, какие только можно вообразить, становились явью. Но со мной этого не произошло. Многие называли меня «храбрым», но послушайте, это не такая уж большая храбрость, когда ты делаешь это, живя в США, или Канаде, где большинство людей обладают открытым сознанием. Но я был приятно поражен, когда в Барселоне ко мне подходили местные болельщики, протягивали мне руку: «Мы гордимся тобой! Кстати, я тоже гей!». А в Корее от одного любителей фигурного катания я услышал вот что: «Ты нас всех поразил, какой же ты все-таки смелый…».

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...