Этери Тутберидзе: стал бы Плющенко чемпионом Олимпиады за плату, как в его академии?

Двукратная чемпионка мира в женском одиночном катании Евгения Медведева и ее тренер Этери Тутберидзе стали гостями МИА «Россия сегодня», где откровенно ответили на ряд актуальных вопросов. Почему дочь Тутберидзе не будет тренироваться у Татьяны Тарасовой? Стал бы олимпийским чемпионом Евгений Плющенко, поступи он на платной основе в свою академию «Ангелы Плющенко»? Пресс-конференция именитых спортсменки и тренера была весьма яркой.

— Евгения, может быть, вам пора раскрыть Максиму Ковтуну, провалившемуся на командном чемпионате мира, секрет о том, как не волноваться на соревнованиях?

— Медведева: Я настолько погружаюсь в себя перед выступлениями, что порой даже не замечаю, что люди со мной разговаривают, и не слышу вокруг себя абсолютно ничего. В этом мне помогают разные факторы. Я чувствую поддержку нашей команды, нашей федерации, своих тренеров. Для меня это, безусловно, важно, хоть у нас и индивидуальный вид спорта. В процессе подготовки меня поддерживают очень много людей, за что я им очень благодарна.

— А подстегивают девочки, которые занимаются рядом с вами на льду и штампуют четверные прыжки? Как Анна Щербакова и Александра Трусова.

— Тутберидзе: Пусть они сначала на соревнованиях отштампуют, а потом мы это будем обсуждать.

— Казалось, только на Евгению Медведеву из российских участников командного чемпионата мира не действовали никакие силы природы.

— Тутберидзе: Что касается командного турнира, то трудно, наверное, было ребятам подготовиться к нему как к серьезному турниру, но мы с Женей подошли к нему так: я верю в базу, которая заложена в тренировках. Если подходить к старту как к серьезному, а не как к празднику, то это получится. А если позволить себе расслабиться даже на неделю, то это сразу отразится на результате.

«Как посмотреть нашу тренировку? Приехать на каток»

— Постановочная команда Медведевой не изменится в следующем сезоне?

— Тутберидзе: У нас не один Илья (Авербух) ставит программы. Сказать так было бы неправильно. На самом деле у нас работает большой коллектив. На данный момент идет работа, которая нас устраивает. В прошлом году была поставлена произвольная программа, которую отсмотрели и (генеральный директор ФФККР) Александр Ильич (Коган) с (президентом ФФККР) Александром Георгиевичем (Коганом), и было решение поменять ее. И мы вместе с Ильей меняли программу. Нельзя сказать, что он у нас один постановщик. Он один из членов команды, который работает над программами, над образом, над Женей. Никого из этой команды я увольнять не собираюсь, и себя в том числе. Если что-то не пойдет, мы подумаем, не добавить ли нам кого-нибудь еще. А если все пойдет своим чередом, то… Для этого у нас есть глаза, уши.

— Стоит ли ждать классику в олимпийский сезон?

— Тутберидзе: Давайте посмотрим. Что-то может из этого направления пойти. Вопрос в том, что ждут зрители. А судьи – это те же зрители.

— Читатели твиттера «Р-Спорт» спрашивают: останутся ли в тренерской команде Сергей Дудаков и Даниил Глейхенгауз?

— Тутберидзе: Что значит «останутся»? Это как стол с тремя ножками – я, Сергей Викторович, Даниил Маркович. Нельзя ни одну из ножек удалить.

— Медведева: Это как одна семья.

— Почему Сергей Викторович так редко общается с прессой?

— Тутберидзе: Он просто стеснительный. Должен же быть кто-то стеснительным.

— Родители с детьми в соцсетях спрашивают: как можно посмотреть вашу тренировку?

— Тутберидзе: Приехать на каток. Ни разу никому не было отказано в этом.

— Женя, вы как-то сказали, что будете перечитывать всю бабушкину библиотеку. На какой стадии сейчас этот процесс?

— Медведева: Сейчас на стадии учебников, потому что в этом году у меня экзамены. Перед чемпионатом мира я немножко отошла от учебы и полностью посвятила себя спорту ,и сейчас мне нужно догнать школьную программу. Поэтому у меня в данное время период чтения учебников.

— Тутберидзе: …не отходя от спорта.

— Медведева: Конечно, не отходя от спорта, потому что сейчас межсезонье, и очень многому придется научиться.

— Этери Георгиевна, что вам помогало, когда после возвращения из Америки вы не могли найти работу?

— Тутберидзе: Любовь к фигурному катанию. Если ты хочешь, то все равно добьешься.

«Вдохновляет катание Ханю»

— Евгения не раз говорила, что планирует разучивать элементы категории «ультра-си».

— Тутберидзе: Мы тренируемся в этом направлении, но говорить о прыжках, не сделанных на официальных соревнованиях, нет смысла. Маленькие девочки штампуют их на тренировках – ну и хорошо. А так мы это сделали (выложили видео с четверными прыжками Анны Щербаковой и Александры Трусовой) затем, чтобы им просто было приятно.

— Евгения, мы все знаем о вашей любви к японской культуре и кухне. Но Олимпиада будет в Корее. Предполагаете менять меню с японского на корейское? Может быть, вы стали просматривать какую-то корейскую тему для музыки в программе?

Тутберидзе: Если вы ведете к «Сейлор Мун» (Медведевой поставлена показательная программа в образе Прекрасной воительницы Сейлор Мун, героини японского аниме – прим. «Р-Спорт»), то это не наша идея. Я до сих этот мультик не посмотрела. Это Женин любимый мультик, ее какой-то кумир, это она выбрала музыку, героя. Если она найдет какой-то корейский мультик, то пожалуйста.

— Медведева: А корейское меню для меня слишком острое, поэтому я ограничусь белым рисом.

— Этери Георгиевна, как вы относитесь к переносу прыжковых элементов во вторую часть программы, и не влияет это на композицию программы отрицательно?

— Тутберидзе: Во-первых, все зависит от самой музыки. Иногда это помогает создать композицию, если музыка усиливается и когда в те места, где делаются акценты, попадают прыжки, то почему нет? А если на протяжении первых двух минут программы становится скучно, а потом начинается катание и так далее… Должен быть комплекс.

— Евгения, вы бы хотели выступить вместе с олимпийским чемпионом Юдзуру Ханю на одном из шоу?

— Медведева: Меня вдохновляет катание Юдзуру Ханю. Я была бы рада выступить с ним на шоу  Fantasy on Ice, если позволят организаторы. Но я смогу поехать только на последнее шоу (из этой серии), так как у меня экзамены.

— Евгения, вам вопрос из соцсетей о том, не создает ли дискомфорт конкуренция в группе между вами и Алиной Загитовой?

— Медведева: Для меня конкуренция – это всегда хорошо, видеть, как работают мои соперники, мои будущие соперники. Я понимаю, какую планку нужно задавать себе. Я знаю, что мне еще многому нужно учиться. Конкуренция меня не раздражает, а подстегивает.

«Тарасова? Наш каток далеко от ее дома»

— Этери Георгиевна, планирует ли Евгения выступать в командных соревнованиях на Олимпийских играх 2018 года?

— Тутберидзе: О выступлении в командном виде нужно спрашивать не у меня, а у федерации.

— Но ваше мнение ведь спросят.

— Тутберидзе: Во-первых, нужно до них дойти в той форме, когда спросят мое мнение. Важно подойти еще в соответствующей форме, чтобы претендовать на командный турнир. Я так понимаю, что расписание будет такое же, как и на прошлой Олимпиаде, и у девочек будет более чем достаточный период для восстановления (между командными соревнованиями и турнирном в женском одиночном катании). Это ответственный турнир для команды и девочек, но это не нам определять. Но мы готовы.

— Что вы скажете о новом дуэте «(тренер Евгений) Плющенко – (фигуристка Аделина) Сотникова»? Есть ли перспектива?

— Тутберидзе: Они должны себя проявить сначала, а потом можно будет задавать такие вопросы. Если спортсмен хочет получить второе, третье дыхание, то ему надо пожелать удачи.

— Какие этапы Гран-при в следующем сезоне вам хотелось бы посетить больше всего?

— Тутберидзе: Мы не обсуждали это еще пока. Думаю, 3 мая мы напишем план, ведь, по-моему, 5 мая мы сдаем планы (подготовки в ФФККР). Надо решить, чтобы это было удобно по времени.

— Помогает ли Этери Георгиевна Евгении с выбором прически и образа?

— Медведева: Всегда. Потому что если с прической что-то не так, тогда – «иди, переделывай». И по макияжу, и по стилю Этери Георгиевна всегда мне помогает.

— Этери Георгиевна, как дела у вашей дочери Дианы Дэвис?

— Тутберидзе: Я отдала ее в танцы, но правила этого вида для меня… чужое. Я попросила (тренера танцевальных пар Екатерина Боброва/Дмитрий Соловьев и Виктория Синицина/Никита Кацалапов) Александра Жулина посмотреть мою дочь, он ответил: «Это как деньги в долг у друга брать…»

— И взял Кацалапова…

— Тутберидзе: Здесь другое. Тренер, который возьмет мою дочь, будет нести ответственность. Я же тоже буду следить. Подсказывать.

— Жестко?

— Ну, как получится. Пока я не нашла «жертву».

— Татьяна Анатольевна Тарасова.

— Тутберидзе: Во-первых, наш каток находится далеко от ее дома, а своего льда у нее нет.

— К вам в группу просились иностранные спортсмены?

— Тутберидзе: Просятся. Лиза Турсынбаева, которая когда-то у нас каталась и у меня же и выросла. И тройной аксель, Женя не даст соврать, она выезжала. Потом сменила флаг (с российского на казахстанский). И сейчас приезжает (Турсынбаева тренируется на постоянной основе в Канаде у Брайана Орсера – прим. «Р-Спорт»). Не могу сказать, что мне очень хотелось с ней работать. Я чувствовала, что если она запрыгает стабильно четверной сальхов, то буду радоваться. «Раша, и все-таки она наша…» Во мне это есть. Иногда обращаются спортсмены из серьезных федераций. Взять второго номера сборной Китая. Но, чтобы не грубить, я просто объявляю такую цену, которую невозможно преодолеть.

— Плющенко объявил свою цену. 60 тысяч рублей в час за занятие лично с ним.

— Тутберидзе: А кто преодолеет эту цену? А если бы ему объявили такую цену, он бы стал олимпийским чемпионом? Когда деньги сочетаются с возможностями – это здорово. Но это один из миллиона. У меня есть спортсмены со сложными семейными ситуациями, или переехавшие откуда-то. Мы их поддерживаем. Ту же Полину Цурскую, Алину Загитову. Эти девочки являются кормильцами в семье. У меня таких, в которых бы сочетались и деньги, и возможности, и талант, и желание, пока не было.

— Алексей Николаевич Мишин не раз говорил, что предпочитает работать с двумя средними мальчиками, чем с одной талантливой девочкой. У вас лучше получается работать с девочками, чем с мальчиками. Почему?

— Тутберидзе: Я девочек понимаю больше, они для меня больше готовы к работе. Задание объяснено — задание выполнено. С мальчиками сложнее. Они хотят чувствовать, что они любимы. Они хотят, чтобы их пожалели. Начинают демонстративно «убиваться» с одиночных и двойных прыжков для этого. Но жалеть — это не про меня.

Загрузка...

Поиск
Загрузка...