Евгений Платов: в гольф играю каждое утро, когда встаю с кровати

На прошлой неделе в американском местечке Огаста, штат Джорджия, прошел первый в сезоне турнир Большого Шлема по гольфу – «Мастерс». Одним из миллионов болельщиков, пристально следивших за этими соревнованиями, был двукратный олимпийский чемпион по фигурному катанию в танцах на льду Евгений Платов. Как выяснил корреспондент агентства «Р-Спорт» Андрей Симоненко, не только большой поклонник гольфа – но и сам очень хороший гольфист.

— Евгений Аркадьевич, как увлеклись не слишком привычной для русского человека игрой?

— Произошло это в 1997 году, перед Олимпиадой в Нагано. Мы выступали в профессиональном туре Тома Коллинза, и в один из выходных дней ребята – американцы, канадцы – в пять утра зашумели, куда-то начали собираться, забегали по коридорам. Я спрашиваю – вы куда в такую рань? Говорят, в гольф играть. Ничего не понимаю. «Вы что, — говорю. – Палочками махать? Футбол! Хоккей! Теннис! Вот настоящие виды спорта!»

— А они, наверное, ответили: ты клюшку возьми в руки, попробуй, что это такое, а потом поговорим.

— Именно. Так и сказали, и добавили: у тебя два варианта. Либо ты в это дело влюбишься и станешь фанатом – либо, если не понравится, больше никогда к полю не приблизишься. Среднего не может быть. Ну я и пошел, думаю, надо попробовать. Это было, кстати, одно из лучших полей Америки — в Скоттсдэйле, штат Аризона. Красота там невероятная, гостиница шикарная, под горой. Меня сразу же то, что я увидел, поразило. Представьте, фактически в пустыне – зеленое поле, трава, как будто подстриженная маникюрными ножницами. Я такого никогда не встречал. Люблю красивые вещи, и эта красота меня просто «убила». Ну а когда получился первый удар, и я попал со 180 ярдов на грин – понял, что это мое. Рубеж в 100 ударов я побил через три месяца после того, как начал играть. Сейчас прохожу поле в среднем за 80-90 ударов. А рекорд у меня – «+3», во Флориде однажды так сыграл.

— Когда начало получаться, не думали заняться новым видом спорта серьезно? Как бывший теннисист, олимпийский чемпион Евгений Кафельников, который в прошлом году стал чемпионом России по гольфу, а теперь стремится попасть на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро уже в качестве гольфиста?

— Серьезно такой вариант не рассматривал. Мысли, конечно, приходили. Но тогда мне пришлось бы закончить с тренерством, а это нереально. Плюс гольф – это настолько сложная игра… Допустим, мой счет выглядит приличным, но надо учесть, что играю я с белых, любительских «ти» (площадок для начального удара), а профессионалы – с черных. То есть дистанция для профессионалов будет на треть длиннее. Я один раз играл с черных «ти» на поле Donald Trump National. Шикарное поле, кстати. И показал результат 98 ударов. Так что я пока на другом уровне.

— Но в турнирах вы участвуете?

— Конечно, даже призы у меня есть. Например, я четыре года подряд играл в турнирах, которые организовывал муж Нэнси Кэрриган. Это турниры, куда приглашают известных людей, так называемые Invitational. Там формат – игра в команде, best ball (лучший мяч). Один приз я там выиграл за самый точный удар – мяч в шести дюймах от флага приземлился. А второй мой приз я завоевал на турнире Tom Collins Annual, для участников профессионального тура фигуристов. Я его вообще выиграл! Еще был начинающим гольфистом, а там играли «монстры» — Тодд Элдридж, у которого гандикап «2» или «3», то есть вообще практически профи, Тодд Сэнд, другие… Но это было поле, состоящее из коротких лунок, пар 3. А у меня как раз короткая игра, тьфу-тьфу-тьфу, очень хорошая. Я сразу почувствовал мяч, дистанцию, как только начал играть. Вот я и обыграл Элдриджа на одно очко. Можете представить, мне никто не поверил! У меня еще напарники по раунду были русские, так мне сказали – ты там счет себе придумал, нужную цифру написал, подтасовал все. Знаем мы, мол, вас, русских. Ну и пусть говорят – медаль у меня есть, и я знаю, что выиграл ее честно. Просто сыграл хорошо – на все грины с первого удара попадал, а там либо один, либо два пата.

— Тренируетесь много?

— Да. У меня с дальностью первого удара не очень дела обстоят – если ветер попутный, и мяч вниз покатится, то ярдов на 260 могу ударить. А в среднем около 200-220 ярдов. Это очень средне. Но зато бью точно и по прямой. Чувствую длинные «айроны», сейчас купил себе новые короткие «айроны», Tom Watson. Три разных «сэнд веджа», для разных ударов из песка. Тренируюсь много, каждый день. У меня в спальне стоит специальный тренажер – сетчатая мишень. Просыпаюсь, делаю десять ударов – и пошел дальше свои дела делать. Когда прихожу домой вечером, если время есть – снова тренируюсь, чип за чипом. Жонглирую мячом обязательно, чтобы чувствовать клюшку – через ногу, за спиной. Так что короткой игрой очень доволен. Средняя нормальная, ну а длинная пока что… Впрочем, сейчас взял уроки, у меня хороший тренер. Буду и в дальнейшем брать уроки.

— Сколько раз в неделю играете?

— Раз в неделю – это сто процентов. Если получается – два раза. У нас есть целая игровая компания. Русских гольфистов, как вы понимаете, в Америке найти непросто. Но я нашел – у меня есть два хороших друга, партнера по гольфу. Один – тренер по гимнастике Василий Яковенко, с кем у нас идет борьба за звание «лучшего игрока Нью-Джерси», а второй – чемпион Европы по акробатике, Виктор Мытник. Еще один есть товарищ у нас, тоже бывший гимнаст, вот как мы вчетвером собираемся, так «зарубаемся» насмерть. Пересчитываем гандикапы, призовой фонд у нас на игру определенный есть. Победитель его забирает, а проигравший ведет всю компанию в ресторан. Могу похвастаться, что недавно я стал обладателем титула «игрок года» среди нас.

— Все так у вас серьезно…

— Еще как. На последней лунке я проигрывал два удара. Лунка «пар 3», лидер с «ти» попадает в песок, и я попадаю в песок. Вторым ударом он ошибается. Только третьим выбивает из песка. Тут я собрал все свое олимпийское спокойствие – и положил мяч из песка где-то в восьми футах от лунки. Но еще забить в лунку мяч надо! А там уклон такой на грине приличный. Но все рассчитал, попал в лунку, сделал пар – и выиграл. Соперник так расстроился, говорит: ладно, ты чемпион, признаю, но на следующей неделе играем Кубок Нью-Джерси. И там он взял у меня реванш.

— Профессиональный гольф смотрите по телевизору?

— Смотрю все, что только показывают. Записываю абсолютно все игры, потому что не хватает времени, потом смотрю в записи. Слежу особенно внимательно за Тайгером Вудсом. Фила Микелсона, Левшу, просто обожаю. Тайгер, конечно, зазнайка, да еще с этой всей историей с женщинами «отличился» — а Фил мужик классный. Но и за Вудса болею, особенно когда он изменил полностью технику прямо в разгаре карьеры. Я, например, такого представить не могу – допустим, я катаюсь, потом меняю технику, улетаю вообще в «никуда»… А Тайгер прошел через это. Поэтому я за него переживаю – потому что был на вершине в своем спорте, так что понимаю, что у него происходит в мозгах. Притом что гольф – и так вид спорта непредсказуемый, здесь выиграть может любой, если ему сопутствует удача. И любой великий чемпион может проиграть даже мне, если будет не его день. В общем, рад, что Вудс сейчас снова постепенно поднимается. Но Фил Микелсон все-таки нравится мне больше.

— В гольфе вообще полно невероятных историй и сильных личностей.

— Да. Помните, как Билл Хаас выиграл в прошлом году Fedex Cup, выбив в решающий мяч из воды? Это фантастика! Вообще, скажу честно: если бы лет десять назад мне кто-то сказал, что я так буду болеть за гольф – рассмеялся бы. Но когда Фил Микелсон одержал свою знаменитую победу на Pebble Beach, отыграв в последнем раунде шесть ударов – что со мной было! Я так орал, на весь дом! Для меня никакой гол, хоть в хоккее, хоть в футболе, не может сравниться по драматизму с забитому в решающий момент длинному патту, да еще если мяч катится по замысловатой траектории… Гениальная игра. Могу говорить про нее часами. И играть. У нас есть летний дом во Флориде – стараюсь, как только могу, выбираться туда на полтора, два дня. Клюшки в руки — и на поле, играть.

— За русскими профессиональными гольфистами следите? Мария Верченова в европейском профессиональном туре играет, Евгений Кафельников, опять же…

— Честно говоря, не следил, но собираюсь начать это делать. С Кафельниковым познакомиться надо будет как-нибудь… В России играл на двух полях – в Нахабине и в центре Москвы, на Мосфильмовской улице, в городском клубе. Интервью еще у меня там делали. Вообще, жалко, что в России так мало полей для гольфа. Во всем Подмосковье пять полей, столько же в радиусе двух миль от моего дома в Америке. А какие в Штатах необычные поля есть… Помню, как только начал играть, в туре Коллинза еще, поехали мы компанией – я, Виктор Петренко, Артур Дмитриев и Саша Жулин – играть на поле Doral в Майами, знаменитый «Синий монстр». Насмотрелись, начитались – и поехали. Но слышать слышали – а не видели. А там «фэйрвеи» — метров десять шириной. Вода слева, вода справа. А мы играть фактически вообще не умеем. В общем, все наши мячи мы утопили в воде на половине игры. Вернулись в клубный дом. А там коробочка из трех мячей – 20 долларов! Мы это все дело бросаем, едем в ближайший гипермаркет, накупаем авоську дешевых мячей, которые из озер вылавливают и продают потом. И обратно. К концу второго дня ни одного мяча не осталось. Не играл там больше десяти лет – а этим летом мы туда едем. Собираюсь покорить «Синего монстра» снова.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...