Евгений Плющенко: «Со спиной все нормально»

Евгений Плющенко

— В целом я доволен, — сказал Плющенко после окончания субботних прокатов. — Что интересно, было некоторое волнение. Из-за того, что давно не соревновался и не выступал, не мог уснуть днем. Видимо, из-за нового четверного прыжка (сальхова, который Плющенко исполнил с касанием рукой на приземлении. — Прим. Е.К.). В голове прокручивал, как надо на него заходить, как крутить. Это потрясающие, на самом деле, ощущения.

Конечно, сейчас не надо ходить и радоваться, а надо спокойно все доработать. В этом сезоне я хочу сделать этот новый четверной — сальхов — на соревнованиях, сделать еще несколько четверных. Планы очень серьезные, сложные, грандиозные. Хорошо, что сейчас у меня все в порядке со здоровьем. Я очень рад, что настоял на своем и убедил немецких врачей в необходимости повторной операции на колене. Сейчас меня наконец ничто не тревожит.

— Проблемы со спиной, которые мучили вас в прошлом сезоне, удалось в итоге решить без операции?

— Со спиной все нормально, пока можно работать. Мне не делали операцию в полном смысле слова: я спал, а мне через позвоночник вводили такие шланги, прижигали нервы и потом четыре дня кололи специальную жидкость.

— На прокатах вы показали «Лебедя» Сен-Санса, хотя летом говорили совсем о другой произвольной. Посчитали, что программа «Ромео и Джульетта» вам не подошла?

— Нет, она подошла. Просто у нас в загашнике есть несколько произвольных (улыбается). И коротких тоже несколько.

— Значит ли это, что на соревнованиях по ходу сезона вы можете появиться с разными программами?

— Помните, у меня такое уже было. Не исключаю, что будет несколько программ.

— А каковы варианты для короткой программы?

— (Улыбается.)

— Это секрет?

— Ну конечно. Все увидите на соревнованиях.

— Почему все-таки вы решили осенью — до чемпионата России — выступать на менее крупных соревнованиях и в серии показательных выступлений? И снова отказались от «Гран-при» — даже от московского этапа…

— Да мне просто не нужны эти соревнования, если честно. Это первое. Главные соревнования для меня — это Олимпиада в Сочи в 2014 году. А что касается нынешнего сезона, то вот сейчас был прокат — это уже какой-то позитив. Затем я поеду на Japan Open. В принципе это практически как «Гран-при». Потом будет чемпионат России, дальше, если все будет нормально, — чемпионат Европы. Затем, если снова все будет нормально, — возможно, чемпионат мира. Посмотрим. Еще есть командный чемпионат мира в Японии.

Понимаете, это тем ребятам, кому сейчас по 18-20 лет, надо катать-накатывать. А мне куда накатывать? Зачем мне эти «Гран-при»? Это нетитульные соревнования. Чтобы заработать какие-то деньги? Так я уже не для денег катаюсь. Я делаю это для того, чтобы получить эмоции, почувствовать атмосферу. Мне этого достаточно, хватает. Главное для меня, повторюсь, — это Сочи-2014. А как подготовка к Олимпиаде, параллельно — чемпионат Европы, может быть, «мир».

— Так на чемпионат мира все-таки хотите?

— Посмотрим. Сейчас рано забегать так далеко.

— В прошлом сезоне вы говорили, что командные соревнования — неофициальный чемпионат мира — привлекают вас в том числе как относительно новый формат, который к тому же теперь стал олимпийским. Это может стать стимулом для выступления на этом турнире в Японии уже в этом году?

— Может быть, и поеду. Может быть. Соревнования у меня в этом году будут, и накататься еще успею.

— Сейчас все без исключения отмечают, что вы уже на данном этапе выглядите готовым, в первую очередь физически, как, возможно, никогда раньше. Что-то поменяли в летней подготовке или просто сказалось то, что наконец удалось решить серьезные проблемы со здоровьем и выполнить все запланированное?

— Ну конечно, это здоровье, прежде всего. Кроме того, мы с моим тренеров по ОФП Виталием Балыкиным проделали большую работу. Две недели провели в Италии, где помимо тренировок я по шесть часов играл в гольф. Он очень сильно помогает отвлечься, забыться. К тому же я очень много хожу пешком — по 10-15 километров. Это тоже помогает. На самом деле, секретов много (улыбается). Многое из этого мы в этом году, скажем так, доведем до конца — это касается и техники, и подготовки. Мы сейчас работаем по-другому, и пока я всем очень доволен.

— То, что в этом сезоне в любительское фигурное катание возвращаются ваши старые знакомые-соперники Эван Лайсачек и Джонни Вейр, делает для вас соревнования в целом более интересными?

— (Улыбается.) Да вы знаете, я был бы не против, если бы и Алексей Ягудин вернулся, и Тимоти Гейбл и все остальные. А мне в любом случае нужно выполнять свою работу. Понимаете? Я очень рад, конечно. Лайсачек еще под вопросом, а вот Джонни Вейр молодец, что вернулся. Это, конечно, даст всплеск интереса к фигурному катанию в принципе.

— А почему вы сказали, что Лайсачек под вопросом?

— Ну когда он вернется и выступит, тогда я и про него скажу: вот, молодец! В целом, если он вернется, это будет большой поступок.

— В Америке с приближением Игр в Сочи наверняка начнут раскручивать олимпийский турнир через призму вашего с ним второго противостояния, только теперь на российской территории. Собственно, уже сейчас случается читать подобное. Вас это не раздражает?

— Знаете, я абсолютно спокойно сейчас ко всему отношусь, в том числе к тому, что обо мне пишут. Вот честно. Сейчас мне просто по барабану. Серьезно! Почему? Потому что у меня впереди лед, четверной сальхов, два четверных тулупа, два тройных акселя. Вот куда надо стремиться. А что там пишут? Да мне все равно!

www.sport-express.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...