Евгений Плющенко: «Это судьбой подаренное счастье, тренироваться у Мишина»

На торжественном вечере в «Юбилейном» в честь 75-летия Алексея Мишина выступил ученик тренера – двукратный олимпийский чемпион Евгений Плющенко. Еще до начала соревнований фигурист признался, что на недавнем шоу в Швейцарии получил небольшую травму, поэтому представит публике облегченный вариант показательного номера. Несмотря на непредвиденные обстоятельства, пропустить юбилей Мишина и не выйти на питерский лед 8 марта, по словам Евгения, он просто не мог.

— Женя, вы уже не раз заявляли, что хотите выступить на следующих Олимпийских играх в Корее. Готовитесь?

— Подготовка идет нормально. Я не могу открыть один страшный секрет, но вы узнаете об этом через неделю.

— Страшный со знаком минус или плюс?

— Ужасный, — произносит Женя с улыбкой. — Но подождите. А так ничего. Жив и здоров.

— В графике ваших показательных туров значится Израиль. Планируете провести там еще и плановое медобследование?

— Да, оно состоится.

— Ваши туры очень популярны во многих странах. А что они дают конкретно вам, помогают ли в подготовке к соревнованиям?

— Любые показательные выступления заставляют спортсмена держать себя в форме. С некоторых пор я редко участвую в чужих шоу. В основном это мои – «Короли на льду», «Снежный король»… Сейчас мы делаем новую сказку – «Щелкунчик». Это, конечно, и творчество. Это, конечно, и бизнес, потому, что каждый человек должен получать за свой труд денежки. Как я уже не раз заявлял, зарплату должен получать и плотник, и банкир. Поэтому приходится держать себя  в форме. Сейчас у меня был тур в Швейцарии. На тренировке с Хавьером Фернандесом делали четверные прыжки. Даже немножко соревновались между собой. Но на шоу я исполнял прыжки в три с половиной оборота.

На вечере в «Юбилейном» сложных элементов показать, к сожалению, не смогу. Есть небольшая травма. Не работает левая рука. Сегодня попытаюсь прыгнуть хотя бы тройной тулуп. Травмировался как раз в Швейцарии. Это произошло на тренировке. Так что в Израиле придется пройти медицинское обследование. Но не только по этой причине, а в силу того, что у меня было много операций и сложных операций на спине и позвоночнике. Надо смотреться. В Израиле постараюсь совместить все это и показательные выступления.

— Томаш Вернер на чемпионате Европы высказал мнение, что вы в такой форме, что  на соревнованиях могли бы претендовать на место в тройке. Как вы сами считаете?

— Я действительно серьезно готовился к швейцарскому туру Stars On Iceи на тренировках делал по четыре четверных, и они получались стабильно.

Но случилась эта травма. Надо посмотреть, что с нервом, потому что «болтается» рука. Защемило нерв, но это от шеи.

— Вы следите за тем, что происходит в мужском фигурном катании, речь об увеличении количества многооборотных прыжков. Ваше мнение?

— Это здорово. Мы в свое время и по два четверных делали. Кто-то и по три, например, американец Тимоти Гейбл. В 2002-м году на Олимпиаде он прыгал четверной сальхов, два тулупа… Отлично, что сегодня ребята двинули фигурное катание вперед, задали очень хорошую планку. Это и Юдзуру, и Хавьер, китаец Боян Цзин. Здорово. Это все-таки мужское фигурное катание.

— Как в такой ситуации бороться с соперниками? Если не количеством прыжков, то чем брать?

— Надо делать все на уровне. Все то же самое, что и они. Если ребята делают два четверных, то два. Если три, то три. Только так.

— Тезис о том, что строение азиатских фигуристов помогает им делать многооборотные прыжки, как прокомментируете?

— Они много работают. Да, действительно, строение фигуры у них совершенно другое: низкая посадка, они как кошки приземляются. Это все так. Но это не значит, что с ними невозможно бороться. Я хочу отметить нашего хорошего спортсмена, считаю очень перспективного, Мишу Коляду. Мне он очень нравится его катание. Немножко добавить по четверным, чтобы они были постабильнее. Питкеев – великолепный фигурист. Вот в этих спортсменов сейчас надо вкладываться.

— Если бы, к примеру, Коляда обратился к вам за помощью, то готовы ему помогать?

— Готов. Мы обсуждаем все эти вещи с федерацией.

— Вы видите себя в роли тренера?

— Когда-нибудь, наверное.

— Реально?

— Конечно. Я же не всю жизнь буду кататься.

— Но некоторые спортсмены категорически отвергают эту идею, говорят, что фигурного катания им хватит?

— Нет, ко мне и сейчас обращается много знакомых с просьбой на бесплатной основе (подчеркиваю) посмотреть и потренировать детей, которые занимаются уже несколько лет фигурным катанием. И мне нравится заниматься с детьми. Мне нравится, когда все получается или, напротив, когда есть сложности, а мы их переступаем и идем вперед. У меня в этом году были такие спортсмены и мальчишки, и девчонки.

— Главное качество для тренера – это терпение?

— Я как-то спокоен. Мне нравится. Но посмотрим. У меня карьера еще не закончилась.

— Вы уже опытный спортсмен. В какой степени вам необходим тренер?

— Для соревнований тренер нужен, чтобы смотреть на происходящее со стороны. Тренер видит и замечает то, что ты сам не можешь: не подтянул руки, не сгруппировался или приземлился немного вперед, взял большой конус.Тренер обязательно нужен: постановки программ, потом чистить их, дорабатывать. Я не знаю, как спортсмены тренируются одни? Это неправильно. А с Мишиным мне повезло. Это судьбой подаренное счастье, заниматься, тренироваться у такого человека.

www.fsrussia.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...