Евгений Плющенко: «Моя точка в спорте ещё не поставлена»

«Если всё будет нормально со здоровьем, то почему бы не выступить на Олимпиаде-2018», — признался в интервью «АиФ» фигурист Евгений Плющенко.

«Ломаться нечему»

— Евгений, на ваше заявление о желании участвовать в Олимпиаде-2018 Виталий Мутко ответил: «У нас хватает бойцов помимо Плющенко». Похоже, министр спорта не воспринимает ваши намерения всерьёз…

— Когда я заявил о своём намерении выступить на Олимпиаде в Ванкувере после трёхлетнего перерыва — в 2006 году я ушёл из спорта, взяв тайм-аут, — все крутили пальцем у виска. Даже некоторые члены моей команды не очень в меня верили. Но сначала я выиграл чемпионат России, а затем и первенство Европы, где выступали и Стефан Ламбьель, и Брайан Жубер, и все наши перспективные молодые спортсмены, которым я всё время не даю дорогу и запрещаю меня побеждать, как говорят некоторые. После этого руководители, которые утверждали, что вернуться в спорт после трёхлетнего перерыва невозможно, стали говорить мне: «Мы всегда в тебя верили». А когда я приехал в Ванкувер в 2010 году и выиграл короткую программу, у некоторых снова случилось потрясение. А уж моё заявление о том, что буду кататься в Сочи, вообще вызвало истерику. «Плющенко сошёл с ума!» — говорили все в один голос. Но я сделал это. Если что-то говорю, то стараюсь держать слово. Так меня научила жизнь. Моя точка в спорте ещё не поставлена. Я правда хочу выступить на пятой Олимпиаде. Если со здоровьем всё будет в порядке, то почему бы не выступить на Олимпиаде-2018, не рискнуть и не сделать «невозможное» возможным? Кстати, периодически общаемся с Виталием Леонтьевичем, и мне лично он не говорит, что не верит в меня.

— Своё выступление в Сочи с позиции сегодняшнего дня как оцениваете?

— Олимпиада в Сочи принесла мне и большую победу, и большую неудачу. Да, я не смог выступить в индивидуальной п­рограмме, но во время команд­ных выступлений принёс нашей сборной 19 баллов из 20 возможных.

— Не боитесь, что в 2018-м в вашем организме тоже может что-нибудь сломаться?

— Сейчас уже ломаться нечему — все нужные операции сделаны и травмы залечены. Хотя в 2018 году мне будет 35 лет, всё-таки 13 операций, поэтому не хочу загадывать, но понимаю, что работать придётся очень много, чтобы доказать прежде самому себе, что есть ещё порох в пороховницах. Этот сезон я пропускаю, но тренируюсь регулярно, пока не в полную силу. Врачи рекомендовали мне год не делать четверные прыжки, хотя четверной тулуп я уже прыгал. Но не форсирую, понимая, что время на восстановление всех прыжков из моего арсенала есть. У меня сейчас много выступлений в Японии, Китае, Южной и Северной Корее, Европе. Ведём переговоры о выступлении в других странах. Так что работаю в полный рост. К тому же готовлю большой проект «Снежный король», в котором примут участие мои друзья: Ирина Слуцкая, Брайан Жубер, Джонни Вейр, Катарина Гербольт, Томаш Вернер, уникальные акробаты Сергей Якименко, Ирина Утенко, иллюзионисты братья Сафроновы. Кстати, последние разгадали несколько трюков Копперфильда и впервые покажут их в моём шоу, созданном по мотивам знаменитой сказки Ханса Кристиана Андерсена «Снежная королева».

— Вы утверждаете, что после Олимпиады в Сочи была кампания, проплаченная вашими соперниками. Поясните.

— Когда в Сочи я заявил о том, что, несмотря на травму, тур чемпионов с моим участием всё же состоится (хотя и не говорил, что сам буду там кататься), мои конкуренты из мира фигурного катания, которые сами проводят разные показательные выступления и туры, стали в телепрограммах рассуждать: «Как же так — он снялся с Олимпийских игр, но едет в коммерческий тур, б­езобразие!..» Но в силу того что я был организатором и подписывал от своего лица контракты с участниками этого шоу (иностранцами и русскими), то обязан был довести дело до конца.

Тур состоялся, но я в нём не выступал. Потом эти же люди стали распространять информацию о том, что через две недели после того, как я снялся с Олимпиады, я уже выступал в каком-то российском городе. Этого тоже не было. Впервые после сочинской Олимпиады я вышел на лёд два месяца назад в Японии и Китае. Да, это была спланированная акция. Все понимали, что на мой тур билеты проданы, а на показательные выступления моих конкурентов они продавались плохо. Я прекрасно понимаю, что это бизнес, но нужно его вести по правилам. Самым неприятным было то, что все эти люди являются профессиональными спортсменами и не понаслышке знают, что такое серьёзные травмы. Ладно Жириновский, ему эти пиар-выпады в мой адрес простить можно, а моим «товарищам»… Стыдно за их поведение. А многие простые люди и не знали, что на самом деле тогда произошло в Сочи.

— И что же там произошло на самом деле?

— У меня сломался шуруп в позвоночнике, и я не смог кататься. Я сейчас пишу книгу, где будет подробно изложено и про замену, и про много чего ещё. Я очень благодарен нашему президенту Путину и спортивному руководству за то, что поддержали меня. А когда в программе «Время» показали после операции мой сломанный шуруп, многие спортсмены и артисты позвонили и извинились, а врачи разводили руками и говорили, что я в рубашке родился.

Отказал США

— Это правда, что к вам о­бращались американцы с предложением выступать за их сборную?

— Да, в разгар травли, когда на меня после Сочи обрушились некоторые небезызвестные люди, американцы сделали мне предложение выступать за США. У нас был большой разговор на эту тему. Такое же предложение мне делали, когда мне было 15 лет. Тогда в нашей стране людям было совсем не до спорта. Была настоящая разруха. Сейчас, конечно, всё по-другому. Как бы то ни было, я люблю свою страну и для неё боролся за 4 олимпийские медали. И от предложения выступать за США я отказался и 15 лет назад, и сейчас.

— Журнал «Форбс» подсчитал ваши заработки за год — 2,8 млн долларов. Это похоже на правду?

— Всё, что зарабатываю, я декларирую. Можете заглянуть в мою декларацию — там всё написано.

www.aif.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...