Евгений Плющенко: Обо мне не беспокойтесь! Я все выдержу

Последние дни перед Олимпиадой в Сочи проходят для знаменитого фигуриста Евгения Плющенко под знаком абсолютного молчания.

Евгений Плющенко

Это его давняя незыблемая традиция, некий мистический закон, хорошо известный всем спортсменам: «Со словом уходит сила…»

Зная об этом по опыту, мы встретились со спортсменом чуть раньше. Как раз после закрытого проката в Новогорске. Его авторитетный экспертный совет, оценивавший Плющенко, назвал небом и землей по сравнению с выступлением на чемпионате России, когда Женя проиграл восемнадцатилетнему Максиму Ковтуну.

— Женя, вам за 30, уже столько довелось пережить… Две свадьбы, один развод, три Олимпиады, и вы еще собираетесь на четвертую. У вас с женой, продюсером Яной Рудковской, трое детей от предыдущих браков, а год назад родился четвертый.

— И я не собираюсь останавливаться. Мы с Яной вслед за сыном мечтаем и о дочке! А пережито, вы правы, очень много. Но я надеюсь, что все падения, вообще все плохое осталось в прошлом и что буду просто жить и наслаждаться. Я сейчас стал относиться к жизни как-то по-другому. Стараюсь видеть во всем только хорошее. Радоваться. Несмотря на очень большие нагрузки, на то, как тяжело мне даются тренировки.

— У этого отношения к жизни есть причина?

— Я в последние годы стал чаще ездить за границу, у меня появились новые знакомые в других странах.

Я встречаюсь с дизайнерами, с бизнесменами, и они заразили меня своим настроением, восприятием. Они все время находятся в каком-то солнечном состоянии, улыбаются, шутят. И мне самому захотелось стать таким. Вот бы и у нас в России люди изменились, преодолели свою мрачность, лучше относились друг к другу! В том числе и на дорогах. Для меня шок, когда водители, видя на тротуаре пешеходов, проезжают и обливают их грязью из-под колес.

У нас, конечно, тоже есть хорошие примеры. Для меня это мои бессменные тренеры Алексей Николаевич Мишин и Тамара Николаевна Москвина.

— Единственные в мире семидесятилетние тренеры, работающие у бортика с тем же желанием и с той же страстью, что и сорок лет назад!

— А откуда берутся их желание и страсть? От любви к жизни, от энергичного и позитивного отношения к ней! Недавно на тренировке Мишин меня чуть на лед не опрокинул. Приходит и говорит: «Я тебе кое-что принес». «Что?!» — «Яйца!» — «Алексей Николаевич, к-какие, простите, яйца?!» — «Какие-какие?! Гусиные! Са-а-ам выращиваю!»

— Не могу не спросить о поражении на чемпионате России от Максима Ковтуна. Согласитесь, что в какой-то степени оно было полезным.

— Полезным? В каком же смысле?

— Дало повод задуматься, что вы делаете неправильно.

— Ну, в этом смысле, конечно, да. Принципиально неправильной была только одна вещь. Я дал слишком большую нагрузку на ноги на последних тренировках. Перегрузил их. И поэтому во время проката произвольной программы мне было так тяжело.

— Ковтун, которому пока не хватает опыта и умения справляться со своими нервами, стал вашим запасным на Олимпиаде. Готовы ли вы признать его своим наследником?

— Своим наследником Максима Ковтуна я с радостью назову, но не раньше чем через три года. Пусть откатается три года на высоком уровне, тогда можно уже говорить о рождении новой звезды. Пока я слышал только: «Там упал, здесь споткнулся…» И помню его семнадцатое место на чемпионате мира, из-за которого у нас сейчас на Олимпиаде всего одна мужская квота и столько головной боли, с этим связанной. Вы предлагаете похвалить его за это? В его возрасте я не считал себя юниором, которому позволен любой провал. Я привозил медали с чемпионатов Европы, мира. Медали и квоты для своей страны.

— Илья Авербух называет слухи о том, что на Олимпиаде вы будете кататься только в командном турнире, некрасивыми. Мол, не верю, что Женя столько вытерпел, так рисковал собой после операции на позвоночнике только ради того, чтобы кататься лишь в команде…

— Я настраиваюсь кататься и в командном, и в личном турнире. Не беспокойтесь, выдержу! Мне случалось в финалах Гран-при катать и по две программы в день, было такое время, когда мы катали по три программы, и две из них — в один день. И ничего, знаете ли.

— Это было давно.

— Ну и что? Я не чувствую, что с тех пор я стал слабее или в чем-то хуже. Я отлично себя чувствую, у меня давно уже ничего не болит, в том числе и спина.

— После Олимпиады вы собираетесь в Италию. Так, во всяком случае, утверждают итальянские газеты. Вы ищите квартиру в Падуе…

— Это еще не решено окончательно. Итальянцы открывают огромный спорткомплекс и готовы сделать из него «Школу Евгения Плющенко» , чтобы превратить фигурное катание в Италии в национальную идею. Похожие приглашения поступили из Японии и Америки. Я точно знаю, что буду тренером. И с удовольствием готов работать в России. Вот только здесь мои школы никто не берется финансировать.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...