Евгений Плющенко: яркой точки я еще не поставил

Евгений Плющенко

Евгений Плющенко провел первую ледовую тренировку после мартовской операции на спине. По ее окончании двукратный олимпийский чемпион поделился впечатлениями с корреспондентами агентства «Р-Спорт» Марией Воробьевой и Андреем Симоненко.

По улыбке Евгения Плющенко, с которой он вышел со льда, сразу стало понятно — первая тренировка, пусть в ней не было ни четверных, ни тройных, ни даже двойных прыжков, удалась.

— Конечно, я бы сейчас не улыбался и не был бы таким счастливым, если бы все прошло плохо, — кивнул Плющенко. — Я доволен прежде всего своим состоянием. Если мы говорим о продолжении карьеры, то самое главное, чтобы ничего не болело. Конечно, если будут какие-то боли, дальше идти не нужно. Основное внимание мы уделим спине, потому что все остальные травмы у меня залечены. Мне кажется, все будет в порядке! Межпозвоночный диск уже прижился, оброс тканями. Еще нужно немного времени до полного восстановления, но впереди ведь целых четыре года (смеется)!

— Евгений, сегодня вы впервые вышли на лед после Олимпиады?

— Нет, сегодня я провел первую ледовую тренировку. Что самое интересное, я соскучился по льду, по каким-то движениям. Сейчас я проверял свой организм — болит, не болит. Достойно все получилось, хотя есть какие-то упражнения, при исполнении которых я еще чувствую боли в спине. Но, допустим, если мы сравниваем это же время прошлого года, то разница колоссальная. Я долго еще буду помнить тот сбор в Италии. После того как мне вживили шурупы, я вышел на лед, и это была просто катастрофа — они еще до конца не прижились. А сейчас я вышел на лед сделал одинарные прыжки, повращался и на самом деле очень рад тому, как все получилось. Сезон открывается, начинаются ежедневные тренировки (улыбается). А с 1 июня я буду тренироваться в Новогорске.

— Перед началом тренировки вы долго раскатывались с вашим тренером Алексеем Мишиным. Что успели обсудить за это время?

— Да, в принципе, обсуждали дальнейшие планы. Поговорили о том, какую тренировку сегодня сделаем — Алексей Николаевич сдерживает меня, да и весь мой тренерский коллектив считает, что нужно спокойно входить в сезон, не стоит рваться (улыбается). Я и сам понимаю, что сначала необходимо все вспомнить, нельзя просто выйти на лед и сразу побежать. Сегодня я еще ко всему прочему поточил коньки.

— Вы сейчас катаетесь в новых ботинках?

— Нет, это, кстати, старые коньки, и они у меня треснули. За прошлый сезон у меня четыре лезвия лопнуло. И сейчас на обоих коньках та же самая история. Так что буквально завтра буду менять лезвия. Но главное, что ботинки хорошие, в них и продолжу кататься.

— В июне вы планируете отправиться на шоу в Японию. К тому моменту подготовите какие-то прыжки?

— Конечно, если я сегодня какие-то одинарные сделал, то несложные прыжки и к шоу можно подготовить — скорее всего, тройной тулуп, возможно, тройной сальхов или риттбергер. Но к июлю, на который у меня запланировано четыре шоу в Китае, программа будет уже посерьезнее. Не хочу загадывать, но планирую тройной аксель. Все будет зависеть от моего состояния. Просто если ты здоров, за неделю можно восстановить очень многое.

— Что вас мотивирует в очередной раз выходить на лед и готовиться к сезону?

— Просто я считаю, что яркой точки я еще не поставил. Ну чувствую я в себе силы! И я не увидел, что спортсмены показали на Олимпиаде в Сочи какой-то высочайший уровень. Все катались с большими ошибками. Все понимают, что Олимпиада — это далеко не рядовой турнир, поэтому начинают переживать и делать ошибки, даже самые матерые и опытные спортсмены. У меня есть планы, поэтому мы не спеша идем дальше. Я много говорил о том, что нужен новый четверной прыжок, но его сначала нужно сделать.

— У вас когда-то был четверной лутц…

— Вот как раз про него я и говорю (улыбается).

— Вы ведь однажды на соревнованиях делали этот прыжок?

— Да, попытка была — я уже выезжал с прыжка, но упал.

— А на тренировках вы как-то исполнили три подряд четверных лутца.

— Так на тренировке я делал каскад четверной лутц — тройной тулуп — тройной риттбергер! А были и такие, когда я исполнял четверной сальхов — тройной тулуп — тройной риттбергер, затем заезжал и делал четверной тулуп — тройной тулуп — тройной риттбергер, после чего чисто прыгал два подряд акселя в три с половиной оборота. Но это было давно (улыбается).

— Соперникам и болельщикам остается только ждать вашего очередного возвращения?

— Ну да, а что же еще можно им сказать? Мне нужно выполнить свою работу. Цель поставлена, будем к ней идти. В этом году у меня не будет много показательных выступлений, очень выборочно отнесусь к этому вопросу. Основной упор сделаем на тренировки. Хочу потренироваться — предстоит многое поменять в общефизической подготовке, нужно уделить внимание хореографии и скольжению, здесь, в Питере, буду работать на тренажере-«крутилке», который Мишин изобрел.

— А если все пойдет нормально, возможно ваше выступление на домашнем этапе Гран-при?

— Не готов говорить сейчас об этом. Честно, еще очень рано! Мои ощущения могут быть обманчивы — может быть, я завтра вообще встать не смогу. Но вроде бы пока все хорошо!

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...