Евгений Рукавицын: Сейчас Юдзуру Ханю — Гагарин, но и он на Землю вернулся

В ближайший четверг в Екатеринбурге стартует чемпионат России по фигурному катанию. Но еще свежи в памяти феноменальные выступления японца Юдзуру Ханю на недавнем финале «Гран-при». Они поставили перед руководством ISU, как рассказал несколько дней назад председатель техкома по одиночному и парному катанию Александр Лакерник, вопрос о необходимости менять систему судейства. А перед тренерским сообществом – задачу догнать опережающего с огромным преимуществом всех соперников лидера.

Тренер из Санкт-Петербурга Евгений Рукавицын, работающий с Дмитрием Алиевым, единственным российским одиночником, выступавшим в финале юниорского «Гран-при» (взрослых россиян там не было вовсе), рассказал обозревателю Sovsport.ru Андрею Симоненко о своем видении путей решения этой проблемы.

«Ни один из нюансов сбрасывать со счетов нельзя»

— Евгений Владимирович, когда вы видите катание Юдзуру Ханю, что, как тренер, думаете?

— Первый вопрос, который приходит сам собой в голову: как же возможно его обыграть? Как строить свою работу? Уровень Ханю – это стена, перед которой ты стоишь и не понимаешь, как ее можно преодолеть. Если честно, я даже позвонил одному своему коллеге, физиологу, с которым сотрудничаю, и спросил: можешь ли ты мне сказать, есть ли в азиатских спортсменах некая особенность? Ведь как, например, в марафонском беге европейцам и американцам трудно конкурировать с кенийцами и эфиопами, так в мужском одиночном катании сейчас тенденция превосходства спортсменов азиатского происхождения. Сейчас в финале «Гран-при» таковых было пять из шести.

— Недавно Лорен Сигрейв, американский тренер российской прыгуньи в длину Дарьи Клишиной, сказал в интервью Sovsport.ru такую вещь: когда вы начинаете рассуждать о заведомом превосходстве представителей какой-либо расы в беге, то себя искусственно ограничиваете.

— Вот именно поэтому я и задал своему коллеге такой вопрос. Чтобы узнать достоверную информацию – а есть оно, это самое превосходство? Об этом очень многие специалисты сейчас говорят. Что нужно для того, чтобы кататься так, как Ханю? Выносливость. Умение долгое время выполнять сложнокоординационные вещи и контролировать усталость. Плюс взрыв. А взрыв и выносливость очень трудно сочетать. Поэтому и возникают такие вопросы. Мол, куда нам, если азиаты приспособлены мягко кататься, высоко прыгать… А может быть, дело не в этом? Может быть, мы сами это все придумали? Мне кажется, надо дать четкий научный ответ. Да, возможно, в чем-то у азиатов есть преимущество, но оно не является приоритетным. А приоритетным является какой-либо иной фактор.

— Работоспособность?

— Именно. Но опять же, повторю, сбрасывать со счетов ни один из нюансов нельзя. А что касается дальнейшей работы… Главное, о чем я задумался – это, конечно, оптимизация тренерской деятельности. Надо тщательно продумать, каким образом можно натренировать спортсмена до такого уровня и подвести его к старту.

— В свое время один известный тренер то ли в шутку, то ли всерьез сказал: посмотрел как тренируется Ким Ю На (олимпийская чемпионка Ванкувера-2010 — прим.ред), и работать расхотелось. Все равно бесполезно.

— Может быть, это прозвучит нахально, но таких мыслей я даже не допускаю – зачем тогда работать? Распишись в своем бессилии и уходи в другую сферу. Если же ты продолжаешь, то ты просто обязан искать пути. Неизвестно, найдешь или нет, но, по крайней мере, будешь честен перед собой. Да, на сегодняшний день понятно, что практического способа конкурировать с Ханю нет. Но невозможно предсказать, как все повернется в дальнейшем.

Я думаю еще вот о чем. Фигурное катание часто сравнивают с искусством, с балетом. Так вот, когда мы смотрим балет, мы же не обсуждаем элементы? Хотя на самом деле они там присутствуют. Так и у нынешних лидеров вообще нет отдельных элементов, четверных, пятерных, каких угодно прыжков. У них есть программа, в которую эти элементы вплетены. Выкаты из четверных прыжков естественные, а не вымученные. Все в динамике, переход из «кораблика» в «кораблик». Прыжки одновременно и атлетические, и мягкие.

Резюмируя, хочу сказать вот что. На эмоциях действительно кажется, что бороться невозможно. Но на самом деле надо для начала все разложить по полочкам. А потом приступать к решению конкретных задач. И, конечно, нужен материал, из которого мы будем лепить тех, кто помчится в погоню. Я не могу пожаловаться на материал – в моей группе отличные ребята, с которыми можно работать и добиваться успехов.

«Люди имеют право быть категоричными»

— Раз уж мы плавно к ребятам перешли, вопрос такой: Дмитрий Алиев и Алиса Федичкина, которых вы привозили на финал юниорского «Гран-при», хотят стать будущими Ханю и Мао Асадой?

— Однозначно можно сказать, что они хотят стать знаменитыми фигуристами. Добиться таких же результатов. Точно знаю, что они себе ставят очень высокие цели – и показывают на тренировках стремление достичь этих целей. Мне иногда даже приходится их сдерживать. Как-то я уехал со старшими учениками на соревнования, а Дима прислал мне запись попытки сделать четверной лутц. Это, конечно, похвально, те успехи, которые у него есть, подталкивают к изучению новых элементов, но хладнокровие тоже надо соблюдать, чтобы не получить случайную травму на ровном месте. То же самое, о стремлении, могу сказать и про Алису. Она многое держит внутри себя, но очевидно, что и амбициозность, и цели, и характер у нее есть.

— Не обижает, что многие наши болельщики и даже некоторые специалисты мыслят очень категорично, когда бросают фразы типа «мужского одиночного катания в России нет»?

— Действительно, у нас очень долго считалось, что в спорте высших достижений есть только одно место – первое. Это еще советская традиция. Так что люди имеют право на такие слова. Но мы работаем, прикладываем все свои силы, знания и умения, чтобы изменить эту ситуацию. История развивается волнами. Были времена, когда никто не мог приблизиться к Ягудину и Плющенко. Сейчас другие времена. Какой смысл посыпать голову пеплом и говорить, что все плохо? Что, закрывать теперь спортшколы, не заниматься мужским фигурным катанием?

— Подозреваю, что во многом эта философия – считать второе место поражением – привела к большой беде в легкой атлетике. Когда победу надо было добывать любой ценой.

— Еще раз повторю, я не осуждаю тех, кто так мыслит. Многие люди той закалки по-другому не умеют. Но я однозначно могу сказать: у меня руки не опускаются. Не хочу говорить лозунгами, но, честно, не знаю, что может меня заставить покориться и перестать бороться.

— То есть Ханю – это наш раздражитель.

— Конечно. Я его в интервью уже как-то сравнивал по масштабности с Усэйном Болтом, Майклом Фелпсом, Сергеем Бубкой. Сейчас Юдзуру уже как Юрий Гагарин. Но эмоции остынут…

— И Гагарин на Землю вернулся, и Нил Армстронг с Луны прилетел.

— Конечно. Надо делать выводы и работать дальше.

www.sovsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...