Евгения Медведева: когда что-то не клеится, безумно злюсь и работаю всем назло

Победительница первого этапа Гран-при сезона-2015/16 в женском одиночном катании российская фигуристка Евгения Медведева рассказала корреспонденту агентства «Р-Спорт» Анатолию Самохвалову об отсутствии «классического» детства и его альтернативе, о том, когда она поступает всем назло и почему ей неинтересны чужие ощущения побед на Олимпийских играх.

Сдержанная, но не хладнокровная

— Женя, впервые я вас увидел на прокатах в подмосковных Горках, когда вам было 13. Сейчас вам 15, но и тогда, и сейчас складывается ощущение взрослого катания. У вас даже голос взрослый.

— Мне все говорят о взрослом голосе и очень низком для девочки.

— Даже когда на первом этапе Гран-При Skate America – первом взрослом турнире в вашей карьере — вы увидели себя первой, то как-то слишком хладнокровно отреагировали.

— Сдержанно. Хладнокровия у меня не было – была радость, но я такой человек, стараюсь объективно реагировать даже на победу. А объективность – это сдержанность.

— Что может заставить вас вскочить со скамейки и уронить букет цветов?

— Сама пыталась представить, а что же такое должно случиться, чтобы я взорвалась от эмоций! Интересно, с чего начинается эйфория. Может, это и хорошо, что пока этого не знаю, а, может, и плохо такое в спорте. А в обычной жизни эйфория часто со мной рядом.

— В школе? 

— Ну, нет, конечно. Школьные оценки – это банальность, и они, кстати, требуют сдержанной реакции, а вот когда я прилетела на Тенерифе, взглянула на вулкан Тейде, и мне померещилось, что я на Марсе. Такой был пейзаж. Я побывала на Марсе! Это было здорово и куда необычнее катка. Или первый московский снег в ноябре. Когда он выпадает, у меня эйфория.

— А потом замерзают водоемы, и хочется по ним прокатиться…

— Чтобы коньки испортить? Нет, конечно!

— И тут романтика исчезает?

— Когда речь о коньках – да. Я слишком ими дорожу, чтобы обрекать их на негладкий и непрофессионально подготовленный лед. Правда, прогулка по озеру зимой – это заманчиво.

У побед нет побочного эффекта

— Вы ребенком давно перестали быть?

— Не поняла вопрос. Я и сейчас ребенок.

— Юниорский чемпионат мира выиграли, финал юниорского Гран-При – тоже. На взрослом уровне тоже дебютировали с победы. Титулы не ускоряют взросление?

— Детство в фигурном катании у меня закончилось в десять лет. Тогда пришло осознание всей серьезности вида спорта в моей жизни. Классического детства с двором и прочими нюансами у меня не было. Но у меня было другое детство, которому бы многие позавидовали. У меня никогда не возникало желания пойти погулять после школы, как делали другие дети. Я лучше пойду отдохну дома и наберусь сил. Все мои друзья были на катке, и между тренировками мы играли. Мы были детьми и ими остаемся. В выходные с мамой я все-таки ходила в цирк, театр, кино, а не в ледовый дворец.

— А послушать музыку в подъезде?

— В подъезде? Там не гигиенично.

— Первый ваш юниорский этап Гран-При был в Латвии, и тоже победный.

— Да.

— Медаль осталась?

— Все мои медали при мне.

— Ирина Слуцкая говорила, что чуть ли не спала со своей первой медалью, а потом поняла, что она не настоящая.

— Я изначально знала, что эта медаль не настоящая. Но она – мое достижение. Цель, которую я достигла, от которой я пошла дальше. Стены дома хватит еще для многих наград.

 — К победам можно привыкнуть?

— Мне пока рано сравнивать, но не думаю, что у побед бывает побочный эффект. То есть привыкание. Планки-то все время повышаются.

— После победы на Олимпийских играх многие выдыхают, а кое-кто и заканчивает карьеру. 

— А многие после Олимпиады хотя выйти и доказать свое лидерство. Если человек любит свое дело, ему нужно выходить и доказывать.

— Олимпийская чемпионка 1994 года Оксана Баюл и бронзовый призер Сочи Каролина Костнер сетовали на то, что им мешало в жизни это ощущение долга перед всеми, необходимости доказывать, груза.

— Для меня победы никогда не были грузом – только мотивацией. У меня нет ощущения, что я должна, есть понимание, что я могу. И это помогает.

— Вы для себя представляете, что в фигурном катании можно закончить карьеру лет в 18, а то и раньше, именно потому, что всё уже сделано.

— К 18 можно всё выиграть, но всё сделать — невозможно. Я никогда об этом не задумывалась и Олимпиады никогда еще не выигрывала.

— С теми, кто выигрывал, не разговаривали?

— Нет, и не хочу никого об этом спрашивать. Я сама хочу это испытать.

Сравнивать программы все равно, что детей

— Усложнение программ в текущем сезоне ожидается?

— Пока что не планировалось. Возможно, будет что-то связанное с прыжками, но эту тему мне бы не хотелось раскрывать. Совершенству нет предела.

— Заслуженный тренер России Татьяна Тарасова, вспоминая путь своего олимпийского чемпиона Нагано-1998 Ильи Кулика, говорила, что поначалу фигурист был послушным, а потом стал спорить. У вас с тренером Этери Тутберидзе как отношения строятся?

— Вопрос немножко некорректен.

— Но ответить на него можно корректно. 

— Мы с тренером работаем по принципу команды – вместе. Разлада с Этери Георгиевной у нас никогда не было.

— Она советуется с вами?

— Скорее не она, а я с ней. Она мой учитель.

— Откуда у вас актерское мастерство, вы ведь не допускаете излишних взмахов руками, искусственно наигранных эмоций?

— Отдельного учителя нет, с Этери Георгиевной обсуждаем эмоции, они тоже тренируются. В драмкружки я не ходила и в театрах давно не была. Времени на них нет.

— Максим Ковтун признался, что смене выражения лица в своей нынешней программе он по совету хореографа Петра Чернышева учился по записям артиста балета Михаила Барышникова. 

— Я тоже сталкивалась с подобным, мой хореограф Алексей Железняков говорил даже копировать в какой-то мере эмоции артистов. Для меня важно, чтобы мне четко объяснили, что нужно продемонстрировать на льду, и тогда проблем не возникает никогда. Я разносторонний человек, и у меня часто меняется настроение. Могу катать комедийные, веселые, энергичные программы, а могу лирические и грустные. В прошлом сезоне у меня была первая часть программы – лирика, вторая – практически агрессия, а заключительная – вновь лирика.

— В «Мелодии белой ночи» Исаака Шварца – вашей короткой программе, — что было наиболее важным?

— Понять чувства главного героя одноименного фильма о любви русского и японки. Сам фильм (1976 года режиссера Сергея Соловьева) я смотрела отрезками. Фильм не скучноватый ни в коем случае, но не такой, какие показывают сейчас. Музыкой я прониклась только тогда, когда мне объяснили, что нужно делать. В самом начале я не понимала образ.

— Сейчас что вам ближе – музыка Шварца из короткой программы или Dance For Me Wallis Абеля Корженёвского?

— Это то же самое, что спрашивать: какого ребенка вы любите больше – сына или дочку? Ответа нет. И это касается всех программ прошлого.

Никогда не опускаю рук

— Важно подстроить программу под зрителя?

— Главное, отработать идею программы до максимально идеального состояния. Даже если тема не совсем современная, но в хорошей обработке, то ее примет публика. Я сейчас даже не про музыку, а про само катание, про нестандартную хореографию. Всё новое – давно забытое старое в некоторых моментах. Добавь оригинальных версий, и воспримут как новое.

— Чья хореография вам импонирует?

— Всех топовых фигуристов, а любимого у меня нет. Нравятся все по-своему: Мао Асада своим проникновенным катанием, Каролина Костнер – катанием безумно красивым. Патрик Чан — прекрасным скольжением, Ким Ю На — большой скоростью и отличными прыжками.

 — Вы что совершенствуете акцентированно?

— Катание: хореографию и скорость.

— Ближайший чемпионат России в женском одиночном катании – это по сути шесть претенденток на победу. 

— Чемпионат России всегда сложнее международных соревнований по составу участниц. Но что будет на нем, даже не стоит предполагать.

— После этого сезона может сложиться так, что позовут вас в разные телепроекты. Есть предпочтения?

— Пока об этом рано думать, нужно еще показать себя в сезоне, но танцы я очень люблю, от классики до хип-хопа.

 — Фигурное катание вам всегда приносит удовольствие?

— Удовольствие приносит не сама работа в фигурном катании, а ее результат. Когда понимаешь, для чего каждый день идешь на лед, появляется мотивация и желание делать свое дело еще упорнее, а полное удовлетворение наступает с достижением цели. Когда работа не получается, становится обидно. Но я не тот человек, который отчаивается и бросает коньки, крича: «Я ухожу». Когда у меня что-то не клеится, я безумно злюсь, никогда не опускаю рук, работаю и делаю это всем назло.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...