Евгения Тарасова – Владимир Морозов: «В прокате произвольной было много грязи, которую нужно убирать»

Серебряные призеры Олимпийских игр в командном турнире Евгения Тарасова – Владимир Морозов выиграли свой первый в сезоне турнир «Финляндия Трофи». После выступления спортсмены поделились своими впечатлениями с корреспондентом Татьяной Фладе.

— Вы выиграли свой первый в сезоне турнир, какие эмоции, ощущения?

Евгения: Эмоции странные, спутанные. Турнир выиграли. Мы в первый раз на «Финляндия Трофи». Это наш первый старт сезона. Первые соревнования после тяжелого олимпийского сезона. Да, были ошибки – ошибки в обеих программах. В короткой ошибались, потому что больше думали о том, что это новая программа, что мы ее только сменили, а не о самих элементах, так, чтобы не ошибиться в руках, с направлением. А в произвольной… В целом все элементы сделали, кроме одной поддержки. Но впереди очень много работы. Приедем в Москву и продолжим.

— Что произошло с поддержкой в произвольной программе?

Владимир: После выброса соединились неточно и довольно поздно, надо было пораньше, чтобы вместе пойти в заход и сделать поддержку. А мы зацепились перед самым подъемом, не совпали ни в ритм, ни в темп. Это больше вопрос к заходу, чем к самой поддержке. Она у нас старая. Мы ее два года делаем. И не было срывов. Но не будем зацикливаться на этом элементе. Больше вопросов к прыжкам, выбросу. Возможно, из-за того, что смазали начало программы, а это забирает силы, то, как следствие не совпали на заходе в поддержку. Не скажу, что этот прокат полный провал. Но в нем было очень много грязи, которую надо убирать. Поэтому будем работать до следующего турнира. У нас запланирован этап Гран-при «Скейт Америка».

— На произвольную программу вас выводил другой тренер, потому что Максим Траньков вынужден был уехать на шоу. Как справились с ситуацией?

Евгения: Тем не менее Максим был с нами постоянно на телефоне, все контролировал, давал указания. Можно сказать, что он постоянно был с нами, но не здесь.

Владимир: Да, такая ситуация возникла на этом турнире. У Максима была договоренность еще летом, что он должен ехать на шоу. Робина Шолковы к нам не смогли привезти в Эспоо. Не знаю причину. Пришлось выступать одним.

— Это в первый раз с вами такое?

Евгения: Да.

Владимир: Это не то, чтобы сложнее, но непривычно.

— С вами была Валентина Михайловна Чеботарева, поддерживала.

Евгения: Но так сразу сложно давать какие-то советы другим спортсменам, ведь тренер не знает, как мы себя ведем на старте. В этой ситуации и ей было не совсем комфортно, и нам. Но с Валентиной Михайловной у нас очень хорошие отношения. В свое время Нина Михайловна Мозер помогала им с Мишей Колядой. Стояла рядом с Валентиной Михайловной на Олимпиаде у бортика. Мы хорошо знакомы с этим тренером. В какой-то степени, можно так сказать, что психологически нам это облегчило задачу.

— Несколько слов о короткой программе. Почему вы решили ее поменять и когда?

Евгения: Мы не ждали от себя супер идеального проката короткой программы на первом старте. Потому что поменяли ее сразу после контрольных прокатов. Еще не успели отработать хореографию, да и первые соревнования, связанные с этим волнения, сказываются.

После прокатов к нашей прежней короткой программе было много вопросов. Все говорили, что программа хорошая, а музыкальное сопровождение лучше поменять.

Владимир: Между контрольными прокатами и этим турниром мы поменяли программу. Все это время полностью посвятили тому, чтобы новую программу накатать, поменять образы, расставить акценты, чтобы музыка более-менее наложилась на элементы, дорожку, на все. Получилась такая экстремальная ситуация, поэтому и в прокате короткой присутствовал небольшой сумбур. Пытаешься не ошибиться, все сделать. Но это было сложновато.

— Кто нашел музыку для новой короткой?

Евгения: Петр Чернышев. Он и ставил нам программу. Мы позвонили ему после прокатов, сказали, что нужно музыку поменять. И он прислал нам скомпанованную музыку по нашему видео. Мне больше нравится эта программа. Она веселая. Мне по душе.

— Костюмы для короткой оставите?

Владимир: Это временные. Будут новые.

— Для произвольной программы костюмы получились, на мой взгляд, удачные.

Евгения: Да. Они отражают историю программы. Что мы как черное и белое, инь и янь… Две противоположности, которые на протяжении всей программы встречаются, пытаются соединиться, это не получается, но их не останавливает, хотя и опасаются чего-то. В общем, все переплетается между собой.

— Сейчас вы вернетесь домой, над чем будете работать до Гран-при в Америке?

Евгения: Над всем. Над короткой программой, чтобы ее доделать, накатать.

Владимир: Будем делать больше прокатов, чтобы было больше чистоты, чтобы не думать, как делать, что, за чем, а катать программы на автомате. Словом, нужно довести наше катание до автоматизма, чтобы вместе с элементами показывать образы и эмоции.

— Спасибо и успехов.

Загрузка...

Поиск
Загрузка...