Фигурист Дмитрий Соловьев: у Жулина начали учиться кататься с нуля

Российский фигурист Дмитрий Соловьев, в дуэте с Екатериной Бобровой завоевавший два серебра чемпионата Европы в танцах на льду, рассказал в интервью корреспонденту агентства «Р-Спорт» Александре Владимировой о причинах перехода к тренеру Александру Жулину, о реакции Елены Кустаровой и Светланы Алексеевой на их уход и о старомодности программ, которые пара показывала в завершившемся сезоне.

— Решение о переходе было принято из-за неудачного результата на чемпионате мира или из-за общего недовольства стилем ваших танцев?

— Я не считаю, что на чемпионате мира был единственный неудачный результат. Я бы сказал, что единственный удачный старт был первый в сезоне, на Гран-при в Китае. Дальше все было не так, как мы планировали. Пошли совершенно противоположные результаты. До Олимпийских игр осталось очень мало времени. Мы обсудили с Катей, посоветовались со многими специалистами и решили, что надо все кардинально менять, чтобы составлять конкуренцию не только на европейском уровне, но и на мировом, чтобы бороться за медали на чемпионатах мира и Олимпийских играх.

— Чемпионат Европы, где было завоевано серебро, тоже входит в число неудачных стартов?

— Нет, в целом этим чемпионатом мы довольны, но косяки, срывы были. Я не считаю, что мы там показывали хорошее катание. Самое яркое катание в этом сезоне было на чемпионате мира в произвольном танце. Но выступать нужно и можно было более стабильно. После чемпионата мира мы провели анализ и решили, что наш технический уровень недостаточно высок. Надо что-то менять и в программах, и в костюмах, и в имидже. Наш стиль стал слишком привычным, обыденным, мы бы хотели, чтобы судьи воспринимали нас совершенно по-другому.

— Как?

— Как стабильную, очень техничную пару с хорошим владением конька, с яркими эмоциями. Мы хотим показывать совершенно противоположное катание, другие программы.

— Вы сказали, что советовались со многими специалистами. Назовете имена?

— Я бы не хотел говорить. Пусть это останется между нами с партнершей. Возможно, кто-то не захотел бы, чтобы мы озвучивали их имена.

— А почему выбор был сделан именно в пользу Жулина?

— Мы рассматривали разных тренеров, но в России, в Москве в частности, нет более классных специалистов, чем Жулин.

— Вы искали тренера именно в Москве? Варианты с переездом не рассматривались?

— Не то что не рассматривались… Мы рассматривали все предложения других специалистов. Но все-таки пришли к выводу, что Жулин станет самым оптимальным вариантом для нас.

— Поговаривали о том, что Анжелика Крылова хочет поработать с российской парой. Не было желания перебраться в Штаты?

— Да, было такое предложение, и мы тоже над ним думали. Но у Крыловой есть канадская пара (Кэйтлин Уивер/Эндрю Поже), и трудно было сказать, на кого бы сделали ставку. А Жулин обещал, что будет с нами работать и полностью менять, приглашать специалистов из разных областей – и по актерскому мастерству, и по хореографии, будем работать над костюмами.

— Жулин уже тренирует ряд сильных пар, в том числе и экс-чемпионов мира среди юниоров Ксению Монько и Кирилла Халявина. Нет опасения, что вам будут уделяться недостаточно внимания?

— Я думаю, что это хорошо, когда есть конкуренция на тренировках. Соперничество с Монько/Халявиным на льду станет только плюсом. Ведь у каждого есть своя цель, к которой он идет. А насчет внимания… Не думаю. В группе работает много специалистов, не только Жулин, но и (Олег) Волков. Собираются привлекать Максима Ставиского. Я считаю, что там сильная команда и всем будет уделяться достаточно внимания.

Расстались не врагами

— А когда у вас с Екатериной впервые появились мысли о переходе в другую группу?

— Трудно сказать…

— Но решение ведь принималось не спонтанно, верно?

— Нет, конечно, такие вещи спонтанно не решаются. Но сказать трудно. Думаю, после чемпионата мира.

— Получается, до чемпионата мира подобных мыслей не было?

— Какие-то мысли возникали, но скорее поверхностные. Все-таки век фигуриста довольно короткий. Чтобы чего-то добиваться, надо что-то поменять. И вот после чемпионата мира мы стали уже серьезно думать о том, что же нам делать дальше.

— Как расстались с Еленой Кустаровой и Светланой Алексеевой?

— Для нас эти тренеры сделали действительно очень много. Мы их по-прежнему любим, уважаем, ведь именно с ними провели большую часть жизни. 12 лет… Это действительно очень много. Они нас поняли и поддержали в выборе.

— Но ваше решение стало для них неожиданным?

— На самом деле, слухи о нашем переходе ходили еще до чемпионата мира. Они появились сразу после европейского турнира, хотя мы ничего подобного не озвучивали. И тренеры уже тогда начали настораживаться и нас расспрашивать. Мы ничего об этом еще сами не знали. А в последние две недели уже активно шли разговоры.

— О переходе, как о свершившемся факте, от вас они когда узнали?

— Вчера. Расставаться, естественно, всегда тяжело, особенно с людьми, которые для тебя очень много сделали. Но через сезон начинается олимпийский год, когда кровь из носа надо показывать другое катание. Мы расстались ни в коем случае не врагами.

— Поменять то, что не устраивало, под руководством прежних тренеров было невозможно?

— На самом деле, трудно ответить на этот вопрос. Те варианты, которые нам предлагали тренеры, связанные с переменами – приглашение специалистов, смена постановок, – нас немного не устраивали.

— А к вашим вариантам прислушивались?

— У нас как таковых вариантов, на самом деле, не было, кроме как поменять все.

Подход Жулина ближе

— Когда тренировались в группе у Кустаровой и Алексеевой, насколько серьезным было ваше влияние на окончательное решение?

— В основном, все решали наши тренеры. Мы, конечно, что-то подсказывали, просили сделать. И к этому тоже прислушивались, но, в основном, принимали решение именно тренеры.

— В прошлом сезоне многие критиковали вас за определенную старомодность программ. Вы благодарили за критику, но говорили, что вас все устраивает. Лукавили?

— Все-таки нельзя никогда раскрывать все свои карты до конца. Не хочется сейчас говорить о том, что раньше не устраивало. Просто в конце сезона мы провели анализ, сравнили программы, посмотрели на костюмы. И пришли к выводу, что это все уже немного в прошлом. Это уже не работает.

— Значит, упреки в старомодности были справедливы?

— Я считаю, да. И Катя также.

— Работа над новыми программами уже началась?

— Мы сейчас работаем над техникой. Начали, можно сказать, с нуля учиться кататься. Все совершенно по-другому. Сегодняшняя тренировка показала, что, да, действительно, Жулин дает очень сильную, хорошую технику. Ни в коем случае не хочу обижать наших тренеров, у них просто другой подход. И нам ближе нынешний.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...