Владимир Морозов: не скажу, что наш с Тарасовой результат на ЧМ случайность

В четверг российская спортивная пара фигуристов Евгения Тарасова/Владимир Морозов завоевала серебряные медали чемпионата мира, который проходит в Милане. Сразу после награждения Владимир Морозов дал интервью специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской.

— Владимир, вы сделали две ошибки в прыжковых элементах. Что послужило причиной?

— Первый сальхов мы делали сразу после подкрутки, после которой немножко изменился рисунок программы и мы оказались как бы под бортом. Заходить на прыжок не по своему рисунку достаточно сложно, поэтому сальхов не получился. С каскадом же, считаю, все было нормально. Я просто не «пристегнул» третий прыжок. Сказалась усталость.

— Было тяжело заставлять себя после Олимпийских игр дотягивать сезон до конца?

— Да. Пока мы с Женей были в Пхенчхане, тренировались по разу в день. А вернувшись в Москву, начали уже двухразовые тренировки без какого бы то ни было перерыва на отдых. Прямо со следующего дня после прилета.

— Не было потребности в более длительном отдыхе?

— Была. Не было времени на это. Поэтому выбирать нам не приходилось.

— Алена Савченко сказала, что они с Брюно полноценно тренировались всего одну неделю.

— Насколько знаю, они катались в шоу, а там ведь все равно катаешь какие-то куски программы, вполне можно зачесть как тренировку. У нас же было всего одно шоу в Москве, все остальное время мы работали у себя на катке.

— Теперь отдыхать?

— Да. Только после этого мы соберемся с тренерами, обсудим программы на следующий сезон и прочие вещи. Сейчас хочется побыстрее освободить голову от фигурного катания, от этого сложного сезона.

— Если бы была возможность заново приехать в Милан и отсоревноваться, что бы вы изменили?

— Ничего. Пусть все было бы как есть. Не скажу, что наш результат в Милане случайность, но одновременно с этим не скажу, что было невозможно избежать ошибок. Возможно. Просто очень тяжело. Весь сезон я катался стабильно, видимо, к последнему старту все накопилось, и организм уже просто не выдержал этого груза.

— На тренировках что-то предвещало такой тяжелый прокат?

— Было ощущение, что даже простые вещи даются с трудом. Так что мы просто шли по накатанной, стараясь избежать каких-то неприятных случайностей. В конце сезона по накатанной идти довольно легко: программа уже прикатана, все элементы на месте, катаешь их и катаешь. Даже не помню, какой это у нас старт – девятый или десятый. Мы ведь не пропустили ни одного: выступали и в чемпионате Европы, и в Финале Гран-при, и на чемпионате России.

— Оценки немецкой пары, выходя на лед, вы знали?

— Ну, да. В этом не было ничего особенного. Мы в этом сезоне катаемся сразу за Савченко и Массо уже во второй или в третий раз, привыкли. И после китайцев катались, никакого прессинга нам это не создает.

— А когда-нибудь создавало?

— Нет. Сегодня тем более.

— Хотите сказать, что думали лишь об одном: скорее бы все закончилось?

— Такие мысли были, но не в день финала, а раньше, когда чемпионат еще не начался. Потом мы уже просто делали то, что должны. А это многократно отработанная схема: как размяться, что взять, на что обратить внимание.

— Вы с Женей были в финале единственными, кто не стал отказываться от четверного элемента.

— А французы разве не делали свой четверной выброс?

— В том-то и дело, что нет. У вас не было мыслей о том, чтобы отказаться от четверного подкрута, сделать программу более легкой для исполнения?

— Мы думали об этом, когда пошла последняя неделя подготовки – слишком все шло тяжело. С одной стороны, для нас эта подкрутка уже стала проще, хотя сам по себе элемент энергозатратный. С другой, когда приехали в Милан, вроде почувствовали, что силы есть. И решили посмотреть, как все пойдет дальше и ориентироваться по ситуации. Подкрут, кстати, получился хорошо. Нам его оценили почти в десять баллов, это своего рода личный рекорд.

— До начала финала многие говорили о том, что вы готовы на равных соперничать с Савченко и Массо. По итогу произвольного проката вас разделили двадцать баллов. Означает ли это, на ваш взгляд, что немцы в той форме, в какой находятся сегодня, недосягаемы?

— Не сказал бы так. Савченко и Массо не делают никаких сверхъестественных элементов. Да, у них грамотно поставленная программа – проходит две минуты, и у них заканчиваются все сложные элементы. Потом они делают только поддержки. В этом присутствует некоторая хитрость. Раньше, кстати, я слышал укоряющие высказывания в адрес российских пар: мол, они ставят все сложные элементы в начало программы.

— Почему бы вам с Женей не пойти на такую же хитрость, если все так просто?

— Не знаю, мне кажется, что мы достаточно молодые, поэтому судьи не станут относиться к нам столь же снисходительно.

rsport.ru

Загрузка...

Поиск
Загрузка...